Перевод Новое руководство FinCEN по криптовалютам соответствует рекомендациям Coin Center

Тема в разделе "Статьи", создана пользователем Mr. Pickles, 17 май 2019.

  1. Mr. Pickles

    Команда форума Модератор Редактор

    Регистрация:
    11 сен 2017
    Сообщения:
    720
    Симпатии:
    222
    1.png

    Multisig-кошельки, децентрализованные биржи и разработчиков анонимных криптовалют регулировать невозможно.

    Питер Ван Валькенбург (Peter Van Valkenburgh) / 9 мая 2019

    Сегодня Сетью по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN) было выпущено новое руководство, рассказывающее, как Закон о банковской тайне (BSA) применяется к криптовалютам и их пользователям. Мы предлагаем вашему вниманию начальный анализ этого руководства, которое в целом мы находим глубоким и значимым (примечание: PDF выложен на веб-сайте FinCEN, несмотря на отсутствие пресс-релиза). В руководстве подробно изложены несколько концепций, за которые выступал Coin Center, такие как чёткие утверждения относительно того, что провайдеры услуг программных кошельков, провайдеры multisig-кошельков, децентрализованные биржи и другие службы, не обладающие доступом к приватным ключам (то есть non-custodial), не регулируются как службы перевода денег.

    Провайдеры услуг программных и Multisig-кошельков

    Во-первых, давайте рассмотрим, как руководство применимо к провайдерам услуг программных и Multisig-кошельков. В Разделе 4.2.1 сказано, что провайдеры услуг программных кошельков (то есть провайдеры non-custodial кошельков или «не хранящих ключей» кошельков) не регулируются как те, что занимаются предоставлением услуг по переводу денег. А в Разделе 4.2.2 указано, что провайдеры multisig-услуг, не обладая возможностью (в одностороннем порядке) проводить транзакции, также не регулируются, как провайдеры, занимающиеся переводом денежных средств. Ни один из этих двух выводов не удивителен, но просто приятно видеть, что к таким выводам пришли в FinCEN.

    В Coin Center, начиная с 2014 года, утверждали, что провайдеры услуг кошельков, не обладающие доступом к приватным ключам, а также провайдеры multisig-кошельков, как не обладающие достаточными полномочиями для одностороннего проведения или отмены транзакций, никогда не смогут принимать или переводить валюту или средства, заменяющие валюту, так как они не могут и не должны работать в качестве лиц, занимающихся «переводом денег» (то есть стать некоторым видом фирмы, оказывающей расчётно-кассовые услуги (MSB)) в соответствии с правилами BSA, так как эти правила требуют возможности принятия и передачи. В сегодняшнем руководстве FinCEN впервые чётко и ясно сформулировали это.

    Что касается держателей миноритарных ключей, о них в руководстве сказано следующее: «лицо, участвующее в транзакции с целью обеспечения дополнительной валидации по запросу владельца, не имеет полного независимого контроля над ценностью». И если вы разрабатываете программное обеспечение multisig-кошелька и ограничиваете себя исключительно предоставлением услуг «дополнительной валидации» (как в случае с multisig-кошельком Bitgo, например), то вы не являетесь MSB, так как в руководстве написано:

    Если провайдер услуг multisig-кошелька ограничивает свою роль созданием кошелька, который не будет хранить ключей (unhosted-кошелька), требующего добавления второго ключа авторизации к приватному ключу владельца кошелька, который бы позволил производить валидацию и проведение транзакций, то такой провайдер не является лицом, осуществляющим перевод денег, поскольку он не принимает и не передаёт ценности.

    Об анонимных криптовалютах и услугах

    Теперь давайте посмотрим, что в руководстве говорится об анонимных валютах, таких как ZCash и Monero, равно как и об анонимных услугах, таких как криптовалютные тумблеры. В Разделе 4.5.1 сказано, что разработчиков криптовалют или протоколов нельзя регулировать так же, как лиц, занимающихся передачей (отправлением) денег. В этом разделе обозначается критическое различие между тем, кто занимается предоставлением услуг, позволяющих сделать криптовалютные платежи анонимными, и теми, кто просто предоставляет программное обеспечение. В обоих случаях в руководстве, кажется, говорится о криптовалютных тумблерах и миксерах, а также выделенных анонимных криптовалютных сетях. Например, можно, с одной стороны, представить себе поставщика услуг в качестве миксера (то есть того, кто получает монеты от пользователей, смешивает их и отправляет обратно своим пользователям) или же, с другой стороны, можно оговорить о программном обеспечении, работающем как миксер (то есть о простом протоколе, позволяющем участникам смешивать монеты друг с другом, не прибегая к помощи поставщика услуг, например, о протоколе TumbleBit). Подобным образом, с одной стороны, у вас может быть программное обеспечение анонимной криптовалюты (например, Monero или ZCash), а с другой стороны, — централизованная служба (Liberty Reserve или e-Gold, например), не поддерживающая каких-либо записей о транзакциях пользователей.

    В этом разделении важно то, что согласно руководству поставщики услуг занимаются переводом денег, а поставщики программного обеспечения — нет. И вновь такой вывод неудивителен, и Coin Center долгое время отстаивали эту точку зрения. Превосходно то, что FinCEN вносит ясность для простых разработчиков в отношении этих крайне важных технологий обеспечения анонимности. То есть в руководстве чётко сказано:

    Поставщик программного обеспечения для анонимизации не является лицом, переводящим деньги. Правила FinCEN исключают из определения «лица, переводящего деньги» тех, кто обеспечивает «услуги доставки, связи или сетевого доступа, которые использует лицо, переводящее деньги, для поддержки услуг по переводу денег». Это так, поскольку поставщики инструментальных средств (средств связи, аппаратного или программного обеспечения), которые могут быть задействованы в переводе денег, такие как программное обеспечение для анонимизации, принимают участие в торговле, а не в переводе денег.

    При этом в Разделе 4.5.2 руководства чётко прописано, что разработчики криптовалют или протоколов могут являться лицами, переводящими деньги, если они вовлечены в другую деятельность, такую как продажа их монет другим людям, чтобы помочь таким людям перевести деньги через их системы.

    Как мы объясняли в нашем отчёте по BSA 2017, в данном случае сложно провести чёткую границу. Когда Ripple Labs непрерывно продавали XRP людям после запуска сети, делали ли они это от собственного имени? Или же они занимались этим, чтобы помочь другим перевести деньги посредством протокола XRP? Когда FinCEN решили совершить действия принудительного характера, Ripple урегулировали спор без судебного разбирательства. Поэтому данный вопрос никогда не оспаривался в суде, и мы никогда не слышали о фактических признаках того, совершаешь ли ты транзакции от своего собственного имени или же просто приглашаешь в сеть своих товарищей, чьё программное обеспечение ты помог разработать. В более общем смысле любая торговля является двусторонней и взаимовыгодной, так как в этом и заключается сама природа торговли. Так как же нам узнать, занимаешься ли ты продажей криптовалюты от своего собственного имени или занимаешься предоставлением услуг своему торговому партнёру, предоставляя тем самым услуги по переводу денег?

    Вероятно, это останется спорным вопросом. Тем не менее продажа части своих собственных Monero или ZCash, чтобы купить наручные часы, или оплата труда разработчика программного обеспечения, который был нанят вами, кажется, остаются вне вопроса (не являются переводом денег), даже если вы являетесь одним из ведущих разработчиков программного протокола Monero или ZCash (или корпоративным или юридическим лицом, делающим то же самое): вы не переводите деньги кому-либо ещё, а, скорее, участвуете в совершении сделки (транзакции) от своего собственного имени.

    В Разделе 4.5.3 указано, что биржам, по сути, не запрещается использовать анонимные валюты, но они должны соблюдать те же правила BSA, что относятся и к традиционным криптовалютам. Мы верим в то, что это возможно. Биржам необходимо знать их клиентов, но у них нет консервативного требования к тому, чтобы знать заказчиков своих заказчиков. Другими словами, банкам необходимо знать, кем вы являетесь, но они не обязаны знать имена и адреса людей, кому вы платите наличными, которые снимите со своего счёта.

    Децентрализованные (то есть не знающие ваших приватных ключей) биржи

    В Разделе 5.1 указано, что децентрализованные (DEX, то есть биржи, не знающие ваших приватных ключей) не регулируются в качестве лиц, переводящих деньги. Это ещё одна интерпретация правил, о которых и за которые в течение долгого времени выступал Coin Center, и мы даже благодарны за то, что теперь FinCEN дал нам очень точное руководство:

    Если торговая платформа CVC является исключительно площадкой, где покупатели и продавцы CVC размещают свои лоты и предложения (с автоматическим сведением контрагентов или без него), и стороны сами совершают сделки при помощи внешнего предприятия (через индивидуальные кошельки или другие кошельки, для которых такая торговая платформа не предоставляет услуг хостинга), в соответствии с правилами FinCEN эту торговую платформу нельзя рассматривать в качестве лица, занимающегося переводом денег.

    Хорошо изложено.

    Первичное предложение монет

    В разделе 5.2 сказано, что первичное предложение монет (ICO), вероятно, можно считать переводом денег, но она должна регулироваться Комиссией по ценным бумагам и биржам (SEC), если является продажей ценных бумаг. Этот раздел сложен, и я до сих пор немного озадачен им. Что в нём интересно, так это то, что в данном случае FinCEN различает два типа ICO. В первом случае это, как кажется, описание типового предложения нового токена, который должен быть вскоре разработан и представлен публике:

    Занятие льготной продажей конвертируемой виртуальной валюты (CVC) группе избранных покупателей (иногда именуемых инвесторами)… CVC и её приложение (платформа) уже могут работать, если целью продавца является использование суммы, полученной от продажи, всей или её части, для разработки таких CVC, приложения или платформы.

    В то же самое время второй тип больше похож на продажу ценных бумаг SAFT:

    Получение средств путём предложения цифровых долговых обязательств или фондовых ценностей группе кредиторов или инвесторов с целью финансирования будущего проекта (который, в свою очередь, может состоять в создании новой CVC).

    Как по мне, единственное различие между этими двумя действиями состоит в том, что во втором случае продавец решает прозрачно подтвердить, что продажа является предложением ценных бумаг, а в первом случае продаются токены, и при этом не указывается, являются ли они долговым обязательством или фондовыми ценностями. В результате возникает целый ряд вопросов, касающихся юрисдикции SEC, а также является ли продажа токенов выпуском фондовых ценностей или нет. Чистая формальность обычно не относится к такому определению; следовательно, называет ли это продавец «предложением долгового обязательства или ценности» или же «льготной продажей CVC» может не иметь никакого значения, и продавец может попасть под юрисдикцию SEC в обоих случаях. В случае с руководством FinCEN каковыми могут быть последствия такого разграничения? В обоих случаях запуск предварительной продажи, в соответствии с руководством, оказывается переводом денег. Тем не менее руководство чётко указывает на то, что в обоих случаях продавец может не попасть под определение MSB по двум различным причинам.

    Лица, попадающие под вторую категорию (продажа долгового обязательства или фондовой ценности), не являются MSB, если они попадают под юрисдикцию SEC или Комиссии по срочной биржевой торговле, CFTC (если кто-то действительно будет продавать долговые обязательства, фондовые ценности или фьючерсы). Лица, попадающие под вторую категорию (льготная торговля CVC), могут не попасть под определение MSB, если ICO было «неотъемлемой частью продажи товаров и услуг, отличающихся от передачи денег». Таким образом, если продажа токена была неотъемлемой частью предоставления покупателям облачных сервисов, например, то ICO нельзя будет рассматривать как перевод денег.

    Далее в данном разделе сказано, что перепродажа токенов инвесторами после ICO «в целом... не создаёт каких-либо обязательств по BSA» в качестве лица, переводящего деньги. Однако в руководстве подчёркнуто, что всё же могут появиться другие обязательства по BSA в силу действия других регулятивных концепций, таких как закон о производных ценных бумагах или товарах.

    Децентрализованные приложения и замешательство

    В разделе 5.2.2 указано, что разработчики децентрализованных приложений (DApps) не регулируются как лица, переводящие деньги, «просто за акт создания приложения, даже если оно было создано как DApp для выпуска CVC или какого-либо другого облегчения финансовой деятельности с применением CVC», но они могут регулироваться как лица, занимающиеся переводом денег, если они «используют» или «размещают» такое приложение «для участия в переводе денег».

    Этот раздел кажется недоработанным и путанным. Если, например, я разрабатываю программное обеспечение DApp, позволяющее людям торговать парами токенов ERC-20, то я просто разрабатываю программное обеспечение и не принимаю участия в передаче денег. И тут всё предельно ясно. Однако же, если я затем «использую» моё DApp, чтобы торговать какой-то частью моих собственных токенов ERC-20 (и DApp соединяет меня с кем-то, кто хочет стать по другую сторону сделки), то я уже занимаюсь переводом денег? Безусловно, нет, поскольку я использую его от своего собственного имени, а не для того, чтобы перевести чью-либо валюту или замену валюты. А что, если бы вместо этого я просто захотел помочь своему другу Нираджу использовать моё DApp? Если я получу его токены ERC-20, а затем передам их, обменяв на другие токены ERC-20 и отправив эти токены обратно ему, тогда да, конечно. Должно быть, я стану тем лицом, которое занимается переводом денег. Но это какой-то странный и гипотетический случай. Я не думаю, что множество разработчиков DApp станет когда-либо заниматься чем-то подобным. Зачем создавать DApp, если ты собираешься стать доверенным посредником, контролирующим взаимодействие пользователя с DApp?

    Если бы я просто объяснил Нираджу, как использовать моё DApp, чтобы обмениваться токенами ERC-20, то я бы точно не стал тем, кто переводит деньги, ведь всё, что я сделал — просто рассказал ему, как пользоваться неким программным обеспечением. А что, если я «размещу» его в блокчейне Ethereum? Само по себе такое действие не является переводом денег; это просто публикация кода в блокчейне (он может остаться там ни разу не использованным). А если впоследствии кто-то и использует разработанное мною DApp для передачи денег, то я уже ничего не смогу поделать с этим. Так что и этот вариант не делает меня лицом, переводящим деньги. Так о каком «использовании» и «размещении» идёт речь?

    В конечном счёте я не уверен, как правильно читать этот раздел. Может, он имел бы больше смысла в более узком контексте DApp, отвечающих за стейблкоины? Если я создаю DApp, которое контролирует выпуск и перемещение стейблкоинов в блокчейн Ethereum, а пользователи могут либо создавать, либо возмещать эти стейблкоины, депонируя доллары, или же они могут обмениваться друг с другом стейблкоинами напрямую чрез блокчейн Ethereum, то некоторые из этих транзакций через DApp действительно будут переводом денег (те, в которых я буду производить новые стейблкоины за доллары через моё DApp), в то время как другие не могут регулироваться как перевод денег (любые транзакции, при проведении которых пользователь взаимодействует с DApp для перевода стейблкоинов кому-то другому). Такая интерпретация имеет смысл. Однако в этом разделе не упоминаются никакие стейблкоины, поэтому понять его смысл довольно сложно.

    Как бы то ни было, очевидно, что простая разработка DApp не является переводом денег, и мы согласны с этим и строго настаиваем на такой интерпретации.

    Прочее (коммерческие услуги, майнинг, премайнинг, предиктивный маркетинг)

    В Разделе 4.6 сказано. Что криптовалютные коммерческие процессоры (такие как BitPay) являются MSB, и тут ничего нового.

    Раздел 4.7 указывает на то, что предиктивные рынки являются Интернет-казино (тип MSB), но правила BSA применяются к ним только в тот «момент, когда соблюдается условие [предсказанное событие происходит или не происходит], и случается принятие или передача». Следовательно, разработчики предиктивных рынков или DApp могут и не являться MSB, поскольку они никогда не принимают и не переводят: они занимаются разработкой «non-custodial» услуг, позволяющих отдельным пользователям делать собственные ставки и получать соответствующие выплаты. Тем не мене следует отметить, что руководство возвращается к теме приложений DApp позднее, и как мы помним, этот разговор запутан, а, следовательно, данная область остаётся чреватой разночтениями и ответственностью.

    В Разделе 5.3 сказано, что к премайнингу можно относиться как к майнингу, а, следовательно, продажа криптовалюты, полученной в результате премайнинга, от собственного имени не будет регулироваться как перевод денег.

    В Разделе 5.4 говорится о том, что операторы майнинг-пулов при выплате средств участникам пула за их работу не регулируются как лица, занимающиеся переводом денег. Я хочу подчеркнуть, что никогда особо и не задумывался над этим, но интерпретация FinCEN имеет смысл.

    Заключение

    Несмотря на то, что вышедшее сегодня руководство не изменило какой-либо существующей политики, оно представляет собой первое по-настоящему чёткое заявление со стороны FinCEN, которое сводится к тому, что они не собираются регулировать кошельки, не хранящие приватных ключей пользователей, провайдеров multisig-кошельков, DEX, а также разработчиков анонимных криптовалют. В руководстве есть несколько двусмысленных разделов, заслуживающих дополнительного анализа и, возможно, разъяснений, но Coin Center считает, что это хороший шаг в направлении разумной политики, за которую мы выступали в течение долгого времени.

    Источник: FinCEN’s new cryptocurrency guidance matches Coin Center recommendations

    Перевод:
    Mr. Pickles (@v1docq47)
    Редактирование:
    Agent LvM (@LvMi4)
    Коррекция:
    Kukima (@Kukima)
     
  • О нас

    Наш сайт является одним из уникальных мест, где русскоязычное сообщество Monero может свободно общаться на темы, связанные с этой криптовалютой. Мы стараемся публиковать полезные мануалы и статьи (как собственные, так и переводы с английского) о криптовалюте Monero. Если вы хорошо владеете английским (или можете писать собственные статьи/мануалы) и хотите помочь в переводах и общем развитии Monero для русскоязычной аудитории - свяжитесь с одним из администраторов.