Перевод Monero: защита от чудовищных законов о гражданской конфискации (Часть 1)

Тема в разделе "Статьи", создана пользователем Mr. Pickles, 22 апр 2019.

  1. Mr. Pickles

    Команда форума Модератор Редактор

    Регистрация:
    11 сен 2017
    Сообщения:
    788
    Симпатии:
    229
    1.JPG

    Отпетые и системные правительства и подобные третьи стороны изо дня в день переступают черту, и, даже если вы не ощущаете этого, это происходит на самом деле и вполне реально.

    Отпетые и системные правительства и подобные третьи стороны изо дня в день переступают черту, и, даже если вы не ощущаете этого, это происходит на самом деле и вполне реально. Фундаментальные права, которыми мы, люди, наделены в силу Всемирной декларации прав человека и наших соответствующих государственных конституций, попираются и обходятся, неважно, как это делается: тайно или открыто.

    Голос, выбор и свобода действий есть у всех, но они были выбраны кучкой состоятельных людей не только для тех 3 миллиардов и одного человека, живущих менее чем на 2,5 доллара США в день, но в той или иной степени практически для каждого в силу программы правительств, нарушений третьих сторон или цензуры.

    А что, если бы всё было не так?

    А что, если бы маргинальные, изгнанные обществом и даже лишённые голоса средние люди могли бы вернуть себе свет независимости и самоопределения у завладевшего им ограничивающего всё и вся монолита?

    Ну, это было бы хорошим началом — каплей в море борьбы за освобождения себя самих из-под купола автократических правил. Но всё же, только каплей в море.

    Тем не менее медленно, но верно небольшие капли надежды, полномочий, частной собственности начинают накапливаться, достигая той точки, в которой вся масса приобретает новый вес и создаёт свои правила. Используя анонимные криптовалюты и соответствующие инструменты, мы можем только надеяться на то, что заставим этот механизм работать в направлении постепенной реконструкции таких систем.

    Чтобы лучше понять, почему анонимные криптовалюты, механизмы и сети находятся на передовом крае продвижения гарантированных прав человека, будет лучше показать, а не просто рассказать, почему они так востребованы в условиях современного давшего трещину финансового ландшафта.

    В этой первой части серии, состоящей из трёх статей, я собираюсь познакомить вас с существующей концепцией законодательства США, лишающего граждан страны их же прав. Я приведу несколько примеров этих законов, лежащих в основе неравноправия, а также поведаю, как можно использовать Monero, чтобы лучше защитить себя от этих законов. Во второй части я расскажу, как Monero может усилить Южный Судан с точки зрения покупательной способности в условиях макроэкономического коллапса. А в третьей части мы рассмотрим примеры случаев, когда банки замораживают активы, и то, какую угрозу это представляет для личной независимости, а также, как может помочь Monero в решении этой проблемы.

    «История нападения на людей через их собственность не нова. Сама теория довольно стара. Практика же стала превалировать относительно недавно».
    Дэниел Ричман (1999)

    Гражданская конфискация в Соединённых Штатах

    Если говорить простыми словами, гражданской конфискацией называется юридическая процедура, при помощи которой судебные исполнители могут «конфисковать» активы (деньги, собственность, а также другие вещественные активы) у лиц, подозреваемых в преступной деятельности. Звучит благородно, не так ли? В конце концов, мир ведь станет лучше, если мы сможем предотвращать преступления ещё до их совершения? Но, несмотря на то, что в теории это звучит именно так, данная нечётко определённая и экспансионистская юридическая процедура стала причиной бессчётного количества судебных разбирательств и злоупотреблений правительством своими полномочиями.

    Корнями этот закон уходит во времена британского морского права XVII века, и за последние 30 лет гражданская конфискация стала миллиардным правительственным бизнесом, поддерживающим стремительно развивающийся агрессивный тренд в направлении чрезмерной конфискации, взлетевшей с 93,7 миллиона долларов США в вещных активах и денежных средствах, конфискованных в 1986, до более чем $2,5 миллиарда к 2010.

    И, несмотря на то, что, вероятно, есть какая-то мера, резонные основания или перевес доказательств (США отличаются от других стран своими соответствующими стандартами доказательств в случае законов о конфискации) в пользу конфискации некоторых активов, по некоторым оценкам необоснованность и фривольность решений органов, занимающихся гражданской конфискацией, за эти годы составила примерно 85% от всех случаев. Только в 2010 году в Соединённых Штатах было насчитано 11 000 случаев конфискации, никак не связанной с криминалом, и лишь 1/10 из них была оспорена в федеральном суде. По одной из оценок, опубликованной Стюартом М. Пуэллом (Stewart M. Powell) из SFGate, процент конфискованной собственности, возвращённой владельцам, составляет всего лишь 1%.

    Также стоит отметить, что в некоторых штатах существует программа «Равноправного разделения», по которой изъятые и конфискованные активы распределяются между правоприменительными органами штата и такими же органами на федеральном уровне. В 2010 году этой программе между служащими и агентствами было поделено более $500 миллионов, при этом с момента начала программы в 1984 году таким образом уже было распределено более $5 миллиардов — вот такой вот «благотворительный» фонд для избранных. И если вы думаете, что вот такие фонды существуют исключительно для продвижения каких-то политических целей, то вы сильно ошибаетесь — судебные исполнители и официальные лица использовали такие фонды «равноправного разделения» для субсидирования дорогих вечеринок, ужинов, а также просто в личных целях.

    Среднестатистическому гражданину, попавшему в эту мясорубку гражданских прав, крайне сложно будет отстоять свою собственность в суде. И это хороший стимул злоупотребления для тех, кто обличён юридической властью.

    Три примечательных случая гражданской конфискации в истории США

    Случай 1

    В 2013 году житель штата Миссисипи был остановлен местной полицией для обычной проверки, которая обернулась чем-то совсем даже необычным. В результате обыска в машине офицером полиции в потайном отсеке было найдено $360 000. Я уверен, вы уже догадались, что произошло дальше. Деньги были конфискованы полицией, несмотря на то, что никакого доказательства совершения преступления никогда так и не было предоставлено.

    Случай 2

    В том же 2013 году женщина из штата Джорджия, Альда Джентайл (Alda Gentile), а также её сын были остановлены (сын был за рулём) за превышение скорости. Полиция обыскала машину на предмет наличия наркотиков, в конечном счёте нашла и конфисковала $11 530, которые, со слов Джентайл, были предназначены для покупки дома во Флориде. Джентайл никогда не обвинялась в совершении какого-либо преступления, и деньги ей вернули спустя неделю.

    Случай 3

    В 2014 году Кристос и Маркелла Суровелис, родители 22-летнего сына, были очень удивлены, когда на пороге их дома появилась полиция и арестовала сына за продажу героина на сумму $40. Власти обвинили его в том, что он продавал наркотики прямо из дома. Родители настойчиво отрицали, что им известно что-либо об этом. Примерно два месяца спустя полиция вернулась, чтобы конфисковать их дом — они отключили электричество, заперли и заблокировали двери болтами, а семья была выставлена на улицу среди бела дня.

    Решение полиции и прокуратуры было непреклонно, так как сын продавал наркотики из дома, что являлось предметом законов о гражданской конфискации. После бессовестного разбирательства в зале суда (поскольку силы сторон были неравны, а сам процесс недобросовестен) и восьми дней проживания у родственников Суровелисам разрешили вернуться в свой дом с тем условием, что они навсегда выселят оттуда своего сына.

    Не забывайте, что это лишь часть из тех миллиардов, которые ежегодно конфискуются незаконными способами.

    Как Monero может помочь людям и оградить их от пристрастных законов о гражданской конфискации

    Monero является безопасной, быстрой и, что наиболее важно, анонимной цифровой валютой, которую выгодно могут использовать те, кто по какой-либо причине может быть ограблен вследствие нарушения конституционных прав и фривольной, недобросовестной трактовки законов.

    Если говорить с точки зрения законов о гражданской конфискации США (и совсем небольшого количества других юрисдикций), Monero позволяет противостоять следующему:
    1. Хищническому поведению правительственных и полицейских органов.

    2. Произволу при определении меры наказания и её непропорциональности.
    Давайте посмотрим, как можно использовать Monero в обоих случаях.

    Хищническое поведение правительственных и полицейских органов

    Как нами уже было отмечено, когда мы говорили о программе «Равноправного разделения», реализуемой в некоторых штатах, система сама по себе мотивирует полицию и представителей власти к злоупотреблению и, по сути, грабежу, так как официальные представители правительства и правительственные агентства могут свободно действовать, как им вздумается, и часто совершенно безнаказанно. Ликвидные активы, такие как деньги, ювелирные изделия, транспортные средства и дома, представляют собой заманчивую добычу для представителей власти, причём два из четырёх активов являются очень хорошим основанием для подозрения в незаконной деятельности для полиции. Наличные деньги и ювелирные изделия очень легко преобразуются в полицейское оборудование и прочие спецсредства.

    Кроме того, в большинстве штатов агентства, следящие за соблюдением санкционного законодательства федерального правительства, а также официальные представители власти имеют 90% выгоду с конфискованных активов, что создаёт очевидный мотив и, в свою очередь, противоречит ключевым этическим принципам самой конфискации.

    Но что было бы, если бы личные активы и благосостояние хранились в цифровой форме?

    Если офицеру полиции или представителю власти на глаза не попадётся никакой вещественный актив, то сама вероятность его поиска и конфискации значительно снизятся.

    Рассмотрим Monero и другие ориентированные на обеспечение анонимности криптовалюты. Несмотря на то, что большинство криптовалют, в основе которых лежит протокол P2P, а также псевдо-анонимных криптовалют являются шагом в верном направлении, в сторону освобождения от существующих хищнических и грабительских законов о гражданской конфискации и их реализации, всё же они не обеспечивают полной защиты, так как они в той или иной степени отслеживаются частными компаниями и правительственными агентствами через UTXOs.

    С другой стороны, Monero работает совершенно иначе (чем Bitcoin), так как подразумевает обфускацию своего блокчейна посредством протокола CryptoNote, где кольцевые подписи скрывают вход отправителя среди множества других входов, в результате чего становится крайне сложно установить связь с последующими транзакциями. Несмотря на то, что Мальти Мёзер (Malte Möser) из Принстонского университета отметил, что примерно 62% транзакций Monero поддаются анализу (апрель 2018), это, скорее, было не в силу каких-то недостатков протокола, а по причине человеческой ошибки и неряшливого использования методов обеспечения анонимности.

    Благодаря кольцевым подписям CryptoNote, если правоприменительным органам или другим представителям власти вздумается конфисковать компьютер (или 130), то их попытка расшифровать источник средств потерпит неудачу, так как каждый участник группы подписантов потенциально может являться действительным отправителем средств. Эмпирически взаимозаменяемость Monero исключает тот «уникальный идентификатор, который позволит связать транзакции XMR с течением времени». Из-за отсутствия действительной связи между сторонами анонимности третьей стороны ничто не угрожает в измеримой мере. Благодаря Monero личности отправителя и получателя криптографически защищены, равно как и размер передаваемой суммы.

    При практически нулевой вероятности (мы не принимаем во внимание возможность человеческой ошибки) того, что представители власти и правоприменительные органы выяснят, кому принадлежит XMR, едва ли можно будет извратить закон штата, чтобы в сотрудничестве с федеральными властями далее пользоваться возможностью «равноправного разделения».

    Произвол при определении меры наказания и её непропорциональность

    В результате того, что грабительское поведение представителей полиции и правительства будет ограничено, точно также снизится возможность непропорционального (и часто произвольного) наказания, связанного с конфискацией. Чем меньше вещественных активов можно выявить и привязать к незаконной деятельности, тем меньше вероятность того, что такие активы будут конфискованы и по ним будет заведено дело.

    В соответствии с пунктом о запрете чрезмерных штрафов (применимым к правительствам штата и местным органам управления согласно пункту о надлежащих правовых процедурах) Восьмой поправки Конституции Соединённых Штатов применение чрезмерных поручительств, жестоких и несоразмерных наказаний, а также штрафов федеральными, региональными и местными правительствами запрещено. Тем не менее, как можно увидеть в случае с вышеприведёнными примерами, предусмотренное законом запрещение чрезмерных штрафов в условиях современного юридического ландшафта попросту не работает.

    Неотслеживаемые цифровые валюты, такие как Monero, обеспечивают беспрецедентную анонимность тех, кто хранит значимые суммы денег, которые в противном случае могли бы быть изъяты в силу наложения чрезмерного штрафа и уже никогда не были бы возвращены. Широкое распространение и использование анонимных криптовалют также сократят непомерное количество долгих судебных разбирательств по возвращению конфискованной собственности (так как попросту не будет собственности, которую можно было бы отследить), разбирательств, которые «политически слабые» и часто действительно бедные люди просто не могут выиграть.

    Monero является мраморным постаментом справедливости в суде, случись кому когда-либо стать стороной в такой односторонней юридической битве, отстаивая принадлежащее ему по праву.

    Заключительные мысли

    Несмотря на то, что криптовалюты обеспечивают доселе невиданные средства защиты от чудовищных злоупотреблений представителями власти, важно понимать, что далеко не все монеты поддерживают одинаковый уровень функциональности и защиты.

    Monero является воплощением истинной анонимности, что выделяет эту монету среди прочих, подобных Bitcoin, так как она действительно ориентирована прежде всего на обеспечение анонимности и взаимозаменяемости и даёт дополнительный уровень защиты тем, чей компьютер и криптоактивы могут быть конфискованы или просто находятся под наблюдением правительственных органов. Кроме того, это хорошая платформа для хранения пользователями тех средств, на которые в ином случае может быть наложен чрезмерный штраф, если бы они находились в какой-либо вещественной форме.

    Как уже отмечалось выше, изменения происходят не сразу. Для того чтобы капли дождя наполнили ведро и оно наклонилось в том направлении, в котором захочет вода, требуется время. Так как злоупотребления, связанные с гражданской конфискацией, не исчезнут в одночасье, Monero и другие анонимные криптовалюты пока что будут служить убежищем для бесправных.

    Источник: Monero: Refuge from Grievous Civil Forfeiture Laws (Part 1)

    Перевод:
    Mr. Pickles (@v1docq47)
    Редактирование:
    Agent LvM (@LvMi4)
    Коррекция:
    Kukima (@Kukima)
     
    Hoopee нравится это.
  2. Arunachala

    Arunachala Well-Known Monerano

    Регистрация:
    6 ноя 2019
    Сообщения:
    106
    Симпатии:
    2
    про бревно в своём глазу то и не видим..


    и дэ дэ
     
  • О нас

    Наш сайт является одним из уникальных мест, где русскоязычное сообщество Monero может свободно общаться на темы, связанные с этой криптовалютой. Мы стараемся публиковать полезные мануалы и статьи (как собственные, так и переводы с английского) о криптовалюте Monero. Если вы хорошо владеете английским (или можете писать собственные статьи/мануалы) и хотите помочь в переводах и общем развитии Monero для русскоязычной аудитории - свяжитесь с одним из администраторов.