Перевод Как блокчейн может защитить нашу анонимность до того, как от неё не останется и следа

Тема в разделе "Статьи", создана пользователем Mr. Pickles, 12 дек 2018.

  1. Mr. Pickles

    Команда форума Модератор Редактор

    Регистрация:
    11 сен 2017
    Сообщения:
    415
    Симпатии:
    152
    Приветствую всех читателей! Вас может шокировать та скорость, с которой тает ваша личная анонимность. Со мной было именно так, по мере того, как я погружался всё глубже в написание этой статьи. Приготовьтесь к приятному и полезному времяпрепровождению. Изначально статья была опубликована на CoinCentral. Приятного чтения!

    Это совсем не то же самое, что битва за анонимность во времена вашего деда.

    Те времена были проще, и почтовые открытки представляли наибольшую опасность с точки зрения деанонимизации.

    Сегодня анонимность наших личных данных находится попросту в осаде срытых правительственных программ слежения и бессчётных троянских коней в виде технологических компаний.

    Анонимность в словаре Мерриам-Уэбстера определяется как качество или состояние независимости от компании или наблюдения или же свобода от несанкционированного вмешательства.

    Технические инновации, случившиеся в течение последних двадцати лет, размыли границы понятия «независимости от компании» и «несанкционированного вмешательства», и теперь личная анонимность подвергается атаке по множеству фронтов.

    Наше местоположение постоянно отслеживается через наши телефоны, которые стали практически неотделимой частью нашего тела. Мы находимся под непрерывным наблюдением.

    Социальным сетям известно о нас гораздо больше, чем было бы разумно.

    Наша чувствительная информация может всплыть где угодно, и обмен ею происходит несметное количество раз без какого-либо разрешения.

    Многие поборники анонимности личных данных обратились к блокчейн технологии и криптовалютному бизнесу, чтобы создать решения, которые бы стали ответом на проблему исчезновения нашего права на анонимность в цифровом мире.

    Технологические усовершенствования, такие как блокчейн и методы доказательства с нулевым раскрытием конфиденциальной информации, стали глотком свежего воздуха для сторонников анонимности. Прелесть этих решений состоит в том, что они позволяют зашифровать или частично скрывать необходимые данные в грандиозном масштабе.

    Такие анонимные монеты как Monero и ZCash дают нам возможность свободно совершать сделки без риска какого-либо отслеживания, но это достигается за счёт неприемлемо высокой цены усиления криминальной активности.

    Основанные на блокчейн технологии браузерные системы и социальные платформы, такие как BAT, Steemit и Sapien, дают возможность уйти от манипулятивного сбора данных браузерами и таких же социальных сетей.

    1.jpg

    В следующей статье исследуется эволюция анонимности в современном обществе, а также то, как цифровой мир извратил реальный смысл анонимности и сопутствующих опасностей, и как блокчейн технология и криптовалютные проекты могут решить эту проблему.

    Современная история эволюции анонимности

    Анонимность в том виде, в котором нам о ней известно, является совсем недавним изобретением человеческого общества. Наше право на анонимность не имеет чёткого отражения в Конституции и в первую очередь определяется юридическими прецедентами, многие из которых являются следствием быстрых социальных изменений, происходящих в наш цифровой век.

    Восход анонимной технической олигархии стал причиной появления новых парадигм, в рамках которых заскорузлый бастион правительственных организаций продолжает играть роль железного захвата.

    Правительство находится в шатком положении, когда дело доходит до разбирательств с технологическими компаниями. Подобные решения требуют лёгкого, но решительного сбора информации во избежание выхода за границы и удушения частного предприятия. При этом необходимо защитить своих граждан от реальной опасности, затаившейся во тьме.

    Вот некоторые из юридических прецедентов, которые помогут понять, на каких позициях в отношении анонимности находятся Соединённые Штаты на сегодняшний день:
    • Четвёртая поправка к Конституции Соединённых Штатов (1971 г.): «Право народа на гарантии неприкосновенности личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и арестов не должно нарушаться, и никакие ордера не должны выдаваться иначе как при достаточных к тому основаниях, подтвержденных присягой либо заявлением, и с подробным описанием места, подлежащего обыску, и лиц или предметов, подлежащих аресту».
    • «Право на неприкосновенность частной жизни» (1890). «Право на неприкосновенность частной жизни» считается одной из самых важных статей в американском законодательстве. Это была первая статья, защищающая анонимность, и в данном случае такая анонимность определялась как «право на неприкосновенность». Один из авторов статьи, Луи Брэндайс (Louis Brandeis), позже стал влиятельным членом Верховного суда Соединённых Штатов.
    • Дело Смита против штата Мэриленд (1979). В ходе этого дела была закреплена «Доктрина третьего лица», то есть было подтверждено, что «лицо не имеет оснований на защиту личных данных, которые были добровольно переданы третьей стороне».
    Такой информацией может является любая информация, начиная с данных местоположения, полученных при помощи мобильного телефона, банковских записей, где вами была куплена последняя чашка кофе, данных кредитных карт, и заканчивая любыми техническими данными, переданными третьим сторонам. Правительство может получить такую информацию без каких-либо сложностей.
    • Дело Джоунса против Соединённых Штатов (2012). Полиция закрепила GPS устройство к джипу Энтони Джоунса (Antoine Jones) и отслеживала его перемещения в течение нескольких недель, в результате чего подтвердились предположения, что он занимается торговлей наркотиками. Верховный суд постановил, что GPS устройство нарушило право Джоунса на неприкосновенность частной жизни, так как оно было прикреплено к его собственности.
    Основным выводом здесь является то, как возникают ограничения универсальности применения законов. Луи Менанд (Louis Menand) в своей статье под названием «Негде спрятаться», опубликованной в издании The New Yorker, упомянул, что полиция, например, могла «вести» джип Джоунса из машины или с вертолёта или просто поставить по офицеру на каждом углу, и тогда их свидетельства были бы приняты судом.

    Значение тут имеет сам факт того, что устройство было закреплено на самой машине, но границы уже начинают размываться. Наше местоположение постоянно отслеживается через наши смартфоны и другие портативные устройства, и мы особо не возражаем против этого. Фактически это довольно удобно, перемещаться по свету при помощи навигационного приложения. Также удобно, когда ваши часы напоминают вам, что вы ещё не успели сделать за сегодня.

    И вот здесь всё становится реальным: небольшая лазейка в деле Смита против штата Мэриленд и Джоунса против Соединённых Штатов делает возможной слежку за всеми и каждым. Ваши автономность, анонимность и безопасность будут подвешены на волосок, если правительство (или кто-то другой) получит доступ к истории ваших перемещений, равно как и к данным вашего местонахождения в любой момент времени.

    Если компании, которым вы предоставляете информацию о вашем местоположении, ваш отпечаток пальца и любую другую подобную информацию, рассматриваются в качестве «третьих сторон», то правительство технически может получить доступ к таким данным, если это будет оправдано.
    • И тут мы приходим к перепалке между Apple и ФБР, которая случилась после бойни в Сан-Бернардино в 2015, когда двое террористов, Сайед Ризван Фарук (Syed Rizwan Farook) и Ташфин Малик (Tashfeen Malik), убившие четырнадцать и ранившее двадцать два человека, были убиты. Когда полиция заполучила iPhone, всё вновь свелось к цифровому миру. И мы стали свидетелями того, как CNBC устроил «дебаты на одном из самых высших уровней, связанные с шифрованием данных и анонимности данных, между правительством и технологической компанией».
    Агентство национальной безопасности не могло разблокировать телефон, поэтому ФБР попросило Apple раскрыть их собственное устройство. Компания Apple отказалась сделать это на том основании, что запрос был «необоснованно обременителен», и что разрешение компании на разблокировку телефонов третьими сторонами могло привести к потере клиентуры. Дело быстро было передано в суды, а ФБР нашло кого-то, кто вскрыл устройство, и отозвало дело.

    Эта ситуация имеет отношение к теме, так как прекрасно демонстрирует, что даже если вы доверяете свою информацию на хранение какой-либо третьей стороне, то уже завтра она может оказаться у правительства.

    Ситуации подобные данной перебранки между Apple и ФБР помогают описать столкновение вопросов анонимности и безопасности. Дебаты, касающиеся анонимности, часто заканчиваются болотом из нерешённых вопросов. Состояние покоя неминуемо приводит к снижению уровня анонимности вследствие развития технологий.

    Во избежание усложнения вопроса, давайте используем бритву Оккама, чтобы разделить вопрос анонимности между двумя лагерями: властями (правительством) и выгодоприобретателями (корпорациями).

    Правительство занимается слежкой, в первую очередь, для осуществления контроля, как для того, чтобы защитить своих граждан, так и для того, чтобы стать неким оруэлловским Старшим братом из антиутопии «1984».

    Корпорации же используют слежку для сбора и организации информации с целью извлечения выгоды. Это может делаться как для создания более выгодной рекламы / организации продаж, так и для продажи самой информации о потребителях.

    Эволюция защиты данных и анонимности в обеих группах довольно интересна, но в случае с правительством наблюдается некоторая этическая дилемма. Поиски выгоды компаниями меркнут в сравнении с непрерывной борьбой между обязанностями по защите и поддержкой прав граждан правительством.

    Дяде Сэму по сути наплевать, купили ли вы медленноварку на Amazon. Точно также государство не станет даже пытаться продать вам поваренную книгу на основе ваших действий и запросов в вашем браузере.

    Правительство несёт ответственность за безопасность своих граждан, поэтому наблюдение и отслеживание данных стали критическим инструментом борьбы с криминальным миром.

    Реальность такова, что мир — это довольно опасное место, и далеко не каждый хочет подержаться с вами за руки и спеть «Кумбайя». Торговля людьми, детская порнография и терроризм — это лишь некоторые стороны той неприглядной реальности, с которой пытаются бороться правительства во всём мире, что у них получается с умеренным успехом. При ведении своего рода публичной слежки способность правительства противостоять плохим парням в значительной степени подрывается.

    Главный вопрос возникает сам собой: как нам не допустить переход власти (ресурсов, денег) в руки плохих парней и одновременно сделать так, чтобы хорошие парни не имели возможности вторгаться в нашу личную жизнь?

    В своём заявлении, сделанном в 2016 году, помощник министра финансов по вопросам финансирования терроризма Дэниел Глейзер (Daniel Glaser) сообщил, что ИГИЛ удалось собрать за год $360 миллионов путём сбора налогов, вымогательством и прочими способами.

    Эти деньги использовались для финансирования повседневной деятельности, а также поддержки террористических ячеек ИГИЛ по всему миру. Большая часть этих денег, скорее всего, была фиатом, и её можно было конфисковать или заблокировать путём отслеживания. Чем быстрее отслеживались бы деньги, тем медленнее бы распространялся терроризм, и тем меньше людей погибло бы.

    А что было бы, если бы ИГИЛ использовали криптовалюту, зачастую неотслеживаемый денежный ресурс, который можно пересылать огромными суммами из любого места, куда угодно и в любое время? Способность отправлять неотслеживаемые суммы денег практически мгновенно и из любой точки мира является привлекательной характеристикой анонимных криптовалют, но именно эту характеристику, к сожалению, могут использовать преступники.

    Анонимные проекты децентрализованы, поэтому у них отсутствует какой-либо центральный орган, который смог бы пресечь незаконную деятельность. Как вы понимаете, это является серьёзнейшей проблемой для контртеррористических подразделений. Передача правительству возможности отслеживать наши транзакции в обмен на сохранение наших жизней кажется более чем просто честной сделкой. Но это слабая ограда от всемогущих тоталитарных режимов в будущем.

    По одну сторону в дебатах относительно слежения за финансовыми потоками стоят те, кто считает анонимные монеты опасным средством, позволяющим сеять хаос и беспорядок. И они абсолютно правы.

    По другую сторону находятся те, кто считает анонимные монеты возможным последним маяком суверенитета для будущих поколений. И они тоже правы в не меньшей степени.

    2.jpg

    Возможность распоряжаться своим заработанным тяжёлым трудом капиталом по своему разумению в разумных пределах является критическим компонентом нашей личной независимости, и ограничение такого права может угрожать нашему существованию.

    Наиболее популярными примерами, когда речь заходит об анонимности транзакций, являются такие анонимные монеты, как Monero, Zcash, Dash и PIVX. В основе их анонимности лежит использование скрытых адресов, шифрование и некоторого рода маскировка личности, которая не позволяет идентифицировать пользователя (пользователей).
    Сегодняшние компании, пожалуй, знают нас лучше, чем мы сами. Они подобны противному соседу, который всё время пытается с вами поболтать, чтобы продать что-то.

    И мы мало что можем (но должны) сделать чтобы бизнес перестал пытаться извлечь из нас выгоду. Тем не менее быстрый прогресс методов сбора данных и определения целевых групп среди потребителей может иметь пугающие непреднамеренные последствия.

    Технически компании, подобные Google или Facebook, не занимаются продажей ваших данных, но они дают к ним доступ рекламным сетям, которые используют эти данные вместе со своими рекламными инструментами, извлекая таким образом из информации существенную выгоду.

    Чем лучше будут данные, которыми будет обладать компания, тем более осмысленные и подкреплённые информацией решения по продажам, маркетингу и рекламе она сможет принимать. Вместо того, чтобы накидывать рекламную лапшу на стену в надежде, что что-то да прилипнет, рекламщики могут создавать сообщения под определённую целевую аудиторию. Так как реклама будет ближе к такой аудитории, тем выше вероятность того, что товар или услуга будут куплены.
    Учитывая то, что данные всегда будут играть важную роль в экономике потребления, социальные сети усилили возможности, связанные со сбором данных, и подняли объём и скорость такого сбора до беспрецедентного уровня. А так как такой переход произошёл на фоне безумной популярности социальных сетей, средний пользователь не особо заботился о том, сколько информации о нём собиралось изо дня в день.
    Опасность того, что онлайн компании заманят вас в новую зону комфорта и соберут ваши данные, гораздо глубже, чем просто попытка продать вам товар. Главный риск состоит в неправильном управлении большими пулами данных, которые в результате могут попасть в руки недобросовестных третьих сторон.

    Давайте разберёмся.

    В мае 2018 пара из Орегона обсуждала дома полы из твёрдых пород дерева. Мужу позвонил один из его сотрудников, который сообщил о том, что он получил письмо с полным содержанием разговора. Умная колонка Amazon Echo, установленная в доме пары, записала весь разговор и разослала его.

    Компания Amazon объяснила ситуацию следующим образом:

    «Echo включилась из-за кодового слова Alexa, прозвучавшего на фоне. Весь последующий разговор рассматривался устройством как запрос на отправку сообщения. В какой момент Alexa сказала: «Кому?» В какой момент разговор на фоне был интерпретирован как имя в списке контактов клиента? Затем Alexa вслух спросила: «[имя контакта], правильно?» А затем интерпретировала разговор на фоне как «правильно». Несмотря на невероятность всей цепочки событий, мы рассматриваем и такой вариант, и делаем всё, чтобы такие случае стали ещё менее вероятны».

    И даже несмотря на то, что такая история способна выбить из колеи любого. У кого дома имеется такое «умное» устройство, это всего лишь вершина айсберга.

    Учитывая всё происходящее, всё может стать только хуже. Как только устройство услышит кодовое слово Alexa, Echo начнёт записывать разговор и отправлять данные на компьютеры Amazon. И горе тем, кто носит имя Alex или Alexa, а также тем, у кого дома есть Echo.

    3.jpg
    Гендиректор Amazon Джефф Безос (Jeff Bezos) (фото: Getty)

    ПО информации, обнародованной Сноуденом, Агентство национальной безопасности могло в тайне взломать основные каналы связи между дата-центрами Google и Yahoo и, вероятно, могло собирать данные с сотен миллионов аккаунтов пользователей.

    А что, если бы хакеры могли вскрыть миллионы разговоров из базы данных Amazon?

    Ой-ой!

    Если такой тип координированного взлома «Интернета вещей» выглядит несколько притянутым за уши, то подумайте ещё раз.

    Лаппенранта — это город на востоке Финляндии. Население города составляет примерно 60 000 человек.

    В конце октября 2016 года организовали DDoS (Distributed Denial of Service) атаку на отопительные системы, оставив жителей, по крайней мере, двух жилищных блоков без тепла в минусовую погоду.

    А теперь представьте себе взлом в масштабе миллионов устройств IoT со всеми интимными разговорами/видео. А возможно и того хуже: представьте, что каждая из колонок одновременно начала бы играть DJ Khaled.

    Если в 2018 году вы уже выбрались из пещеры (а может было лучше и не делать этого), то вы, вероятно, слышали об информационном скандале Facebook — Cambridge Analytica.

    Скандал разразился вокруг данных, позволяющих идентифицировать более 87 миллионов пользователей Facebook, и эти данные были проданы политикам, чтобы те могли повлиять на предпочтения избирателей при голосовании.

    Большая часть информации была собрана путём личных опросов, в ходе которых пользователям нужно было отметить окошко, после чего страница или сайт получали полный доступ к информации профиля, в том числе и профиля ваших друзей.

    Пользователями, видимо, двигала какая-то острая необходимость или просто скука, но это была сделка.

    4.png
    Уже имеющий к этому моменту дурную репутацию и часто упоминаемый в этой статье (просто потому, что он забавный и имеющий лечебно-профилактический эффект) опросник по Гарри Поттеру.

    И вот оно чудо: миллионы профилей попали прямиком в руки Cambridge Analytica. Информация, которая содержалась в публичном профиле, любимые страницы, дни рождения пользователей, а также доступ к новостям пользователей, их загрузкам, временным графикам и сообщениям. Cambridge Analytica затем создавала психографические профили субъектов данных, а профили затем могли использоваться для наиболее эффективного преподнесения данных, которые, в свою очередь, могли повлиять на участие пользователя в политическом событии.

    Политики и участники кампаний, купившие информацию, стояли за кампаниями Дональда Трампа (Donald Trump) и Теда Круза (Ted Cruz) 2015 и 2016 годов, а также за голосованием по Брекситу в 2016.

    5.jpeg
    Марк Цукерберг приезжает на Капитолийский Холм, чтобы встретиться с сенатором Дайэнн Файнштейн, старейшим членом Юридического комитета США, перед тем как дать показания. Фото: AP

    Важной особенностью, которую многие упускают из вида, является то, что скандал Facebook — Cambridge Analytica не был связан со взломом. Люди добровольно дали согласие на предоставление своей информации для прохождения вполне безобидного опросника. Тем не менее уже беглый взгляд за кулисы воздействия и перемещений в рамках «экономики данных» будет достаточным, чтобы лишить нацию покоя.

    И даже хуже, в 2017 году, когда было взломано бюро кредитных историй Equifax, произошла утечка ещё более чувствительной информации (номера социальных страховок, даты рождения, адреса и т. д.) 143 миллионов американцев.

    Так что мы не только не знаем, у кого потенциально может оказаться наша информация, но эта информация может быть напрямую использована, чтобы взломать наши счета, использовать наши ссуды и совершать покупки от нашего имени.

    В больших кабинетах акционерных компаний открытого типа, таких как Facebook и Google, основной конфликт интересов существует между максимальным увеличением биржевой стоимости акций и обеспечением безопасности данных пользователей.

    При $39,94 миллиарда и $95,38 миллиарда дохода от рекламы, соответственно, только в 2017 году, не трудно представить себе сценарии, которые Facebook и Google использовали, чтобы решить исход дела в пользу выгоды.

    Несмотря на призрак угрозы, связанной с тем, что рекламщики могут нажиться на нашей анонимности, настоящая опасность всё-таки исходит от третьих сторон, которые могут и станут использовать эту информацию с дурными намерениями.

    Вплоть до этого момента любой пользователь, озабоченный анонимностью личных данных, стоял перед необходимостью принятия ужасно неудобного решения: смириться со всем этим и жить обычной жизнью или же отказаться от всех прелестей Internet и социальных сетей и выйти из этой клетки.

    Блокчейн проекты, ориентированные на обеспечение анонимности и конфиденциальности данных, ставят своей целью защиту вашей деятельности онлайн, информации о ваших учётных записях, а также данных о вашем поведении в сети, чтобы они не попали в корпоративные базы, на рынок личной информации или в руки недобросовестных третьих сторон.

    Один из таких проектов, Basic Attention Token (BAT), способствует усилению и стимулирует использование ориентированного на обеспечение анонимности браузера. Браузер Brave использует смарт-контракты, что позволяет рекламщикам отправлять рекламу с заблокированными токенами напрямую пользователям. Пользователи могут использовать заработанные BAT для нескольких вещей: для приобретения премиумных статей или продукции, для пожертвования создателям контента, оплаты работы служб обработки и передачи данных или для приобретения картинок высокого разрешения.

    6.jpg
    Домашняя страница браузера Brave.

    У BAT, как и у многих других проектов, например, у Facebook и Google, в их областях есть свои бизнес-модели, которые сосредоточены вокруг замены промежуточного компонента в виде рекламных сетей (являющихся третьими сторонами). В результате платформы позволяют искать информацию или общаться в социальных сетях без риска, что ваши личные данные будут собраны или сохранены.

    Когда данные становятся жуткими

    Помните прецедент по делу Джоунса против Соединённых Штатов (2012), когда правительство не смогло ничего сделать с неприкосновенностью частной жизни, закрепив GPS устройство на частную собственность, но публичная слежка при этом считалась нормальным делом?

    Давайте перенесём этот случай в другую область.

    По некоторым оценкам в Соединённых Штатах имеется более 40 миллионов камер систем обеспечения безопасности, а по всему миру примерно 245 миллионов профессионально установленных камер наблюдения. Индустрия видеонаблюдения зарабатывает примерно $25 миллиардов в мировом масштабе, и этот сектор продолжает расти.

    Текущее состояние систем видеонаблюдения создаёт настоящие бреши во всём мире. Несмотря на то, что такое вездесущее видеонаблюдение охватывает многие части света, отснятый материал всё равно приходится просматривать и отбирать людям, используя обычные человеческие глаза и уже потёкшие от такой работы мозги.

    Прогресс в области разработки программного обеспечения для распознавания лиц, искусственный интеллект и машинное обучение сегодня позволяют выйти за пределы ограниченных человеческих возможностей. То, что раньше делалось вручную, теперь может быть собрано и проанализировано при помощи алгоритмов, вскрывающих любые виды данных и обеспечивающих возможности анализа образов в доселе невиданном масштабе.

    Например, допустим, что по тревоге объявляется в розыск белый мужчина, одетый в красную рубашку, ограбивший заправку и покинувший место преступления на автомобиле Dodge Durango в городе Остин, штат Техас. Теперь полиции не придётся вручную сканировать все видеозаписи со всех камер до тех пор, пока не попадётся кто-то, кто попадёт под это описание. Гипотетически система на базе искусственного интеллекта / алгоритмов машинного обучения сможет сопоставить все признаки в режиме реального времени с высоким уровнем точности.

    «Нами было обнаружено 640 000 «белых», 320 000 мужчин, 20 000 «одетых в красную рубашку», 40 «на автомобиле Dodge Durango». Один из них находится в двух милях от места преступления. Личность установлена — это Кайл Джозеф Митчел, рост 6,2 фута, возраст 31, последнее место жительства Chevron 2710 Bee Caves Rd, Остин, TX 78746, США. Продолжить слежение и проинформировать все местные подразделения?»

    Предположим, что мы пока ещё далеки от такого уровня эффективности анализа и результатов, но всё станет довольно интересно, когда дела будут обстоять именно так. По данным Пекинского бюро общественной безопасности, Пекин, столица Китая, на данный момент на сто процентов покрыта камерами наблюдения. Очень эффективно и, безусловно, в краткосрочной перспективе это повысит уровень безопасности. Тем не менее в неправильных руках авторитарной или коррумпированной администрации или хакеров такие возможности неминуемо приведут к тому, что мы погрузимся в мир антиутопии.

    Данные получают ценность при объединении и анализе, и, как утверждает эксперт в области безопасности, Брюс Шнейер (Bruce Schneier), подобные данные информации о нашем местонахождении «позволяют определить, где мы живём, где мы работаем и как распоряжаемся своим временем. Если бы у всех нас было устройство, которое бы отслеживало наше местоположение, смартфон, например, то соотнесение данных позволило бы определить, с кем мы проводим время, включая данные, с кем мы спим».

    Добавьте ко всему этому анализ поведения и прогнозирование, и большинство наших свобод немедленно исчезнет.

    В основе машинного обучения лежит виртуальный цикл, в ходе которого программное обеспечение улучшается и собирает всё больше данных, а продвинутые вычислительные системы позволяют быстро анализировать данные из множества источников.

    7.jpg
    CCTV камера (фото: Pixabay)

    Например, продвинутое массовое наблюдение позволит отследить, когда и куда вы собираетесь пойти поесть, даже до того, как вы сами узнаете это, проанализировав ваше местоположение, время, прошедшее между приёмами пищи и ваши предпочтения в выборе ресторанов.

    Эта информация может показаться неважной и откровенно бесполезной, кроме как с коммерческой точки зрения, но её влияние на нашу психологию и свободу является чудовищным.

    В своём интервью TED Talk Гленн Гринвальд (Glenn Greenwald), журналист, известный своей ролью в публикации отчётов по правительственным программам глобальной слежки, основанных на рассекреченных документах, раскрытых Эдвардом Сноуденом (Edward Snowden), Гринвальд отметил:

    «Когда мы находимся в состоянии, в котором за нами можно следить, за нами можно наблюдать, наше поведение резко изменяется. Ряд поведенческих моделей, которые рассматриваются при условии ведения наблюдения за человеком, сильно сужен».

    Black Mirror S04 E07: CHYYNA!
    大哥

    Ранее в этом году китайским правительством была реализована система отслеживания и определения модели поведения каждого гражданина с присвоением соответствующей гражданской оценки.

    Если гражданин делает что-то неподобающее, получает штраф за неправильную парковку или протестует против правительства в соцсетях, он теряет несколько баллов из общей оценки.

    Если же гражданин делает что-то положительное, например, занимается каким-либо общественно полезным делом или помогает семье в невероятно тяжёлое время, он получает несколько баллов.

    Звёзды с высокими оценками будут получать поощрения в виде выгодной банковской ссуды или скидки на счета за отопление, в то время как граждане с низкой оценкой не смогут покупать некоторые вещи, такие как билеты на скоростные поезда.

    8.jpg
    Цивилизованные семьи в пилотном городе Ронченг теперь показываются на общедоступных досках объявлений, подобных этой. (Simina Mistreanu)

    Программа в данный момент запускается в нескольких десятках городов и будет реализована в полном масштабе как национальная кредитная система в 2020 году.

    Согласно информации, опубликованной на foreignpolicy.com, «национальная кредитная система, реализация которой запланирована на 2020 год, станет «экосистемой», состоящей из схем различного размера и достижений, которую будут использовать в городах, правительственных министерствах, при проведении онлайн платежей, вплоть до городских районов, библиотек и предприятий. Именно так утверждают китайские исследователи, которые занимаются разработкой национальной схемы. Все они будут соединены невидимой паутиной информации».

    Китай, страна, которая к 2020 году будет покрыта сетью примерно из 626 миллионов камер наблюдения, будет обладать чрезмерным объёмом данных, касающихся всего, что делают её граждане, а главное, о чем они думают.

    Заключительные мысли

    «Если есть что-то, о чём не стоило бы знать другим, может, изначально не стоило этого делать».

    Бывший гендиректор Google Эрик Шмидт (Eric Schmidt), в специальном репортаже CNBC «Google изнутри», 2009

    Это может показаться общим мнением. Если ты не делаешь чего-то незаконного или неправильного, то к чему тебе скрываться? В конце концов, кто тот человек, не являющийся убийцей или наркоторговцем, который не желал бы, чтобы ему уделялось внимание? Никем не замеченная жизнь и не стоит того, чтобы жить, так ведь?

    Тот факт, что на свете становится всё меньше и меньше мест, где мы могли бы спрятаться, ставит вопрос о том, имеем ли мы вообще право на то, чтобы прятаться.

    Многие сторонники криптовалют и блокчейн технологии являются непоколебимыми поборниками своих прав на анонимность. Степень такой анонимности простирается от желания защитить данные до твёрдого решения вообще никогда не допускать попадания личной информации в сеть.

    Данные поистине являются токсичным активом, и любой агрегатор информации, будь то Facebook, Google, Amazon или даже правительство Соединённых Штатов, очень рискует, занимаясь их хранением. Со временем репозитарии данных станут ещё больше, а следовательно, и более лакомой целью для хакеров.

    Массовая слежка стимулирует наше желание к экспериментам, креативность, тягу к приключениям и нонконформизм.

    Наше желание анонимности направлено не столько на то, чтобы во время кампании Дональда Трампа никто не смог узнать о том, что вы из Хапплпафф, учитывая, что вы сказали, что вы из Гриффиндора. Это скорее желание защитить ваше будущее и следующие поколения от мира, в котором преступления будут оставаться безнаказанными.

    Если быстрое развитие искусственного интеллекта можно считать индикатором, то будущее, построенное без надёжного фундамента личной анонимности человека, будет страшным.

    По счастью, большинство из нас живёт в таких странах, где мы можем возразить на любые оценки гражданственности и подобные вещи. Тем не менее многие свободы, за которые нам уже нужно начать бороться уже сейчас, потихоньку уходят от нас под покрывалом новой крутой социальной платформы и на фоне спорадической кражи наших данных под дирижёрскую палочку правительства.

    Ориентированные на обеспечение анонимности блокчейн проекты устраняют необходимость в каком-либо центральном органе, а также от бремени обеспечения безопасности данных. Эти решения могут предотвратить очередной взлом Equifax, что уже само по себе довольно ценно.

    Если появится необходимость в ещё более высоком уровне анонимности, всегда найдутся конкуренты, которые предложат его. Это случится, безусловно. Если альтернатива будет достаточно реализуемой (подсказка: «Хей, разработчики блокчейн проектов, тратьте меньше времени на перенасыщенные жаргонизмами документы из разряда мыльных опер и сосредоточьтесь на UI/UX»).

    Тем не менее современное состояние ориентированных на анонимность блокчейн инноваций является в лучшем случае не идеальным. Сооснователь Ethereum Виталик Бутерин (Vitalik Buterin) в статье «Анонимность блокчейна» написал следующее:

    «Гораздо сложнее создать технологический «святой грааль», который позволит пользователям делать абсолютно всё, что они только могут делать, в рамках блокчейна, но во многих случаях, если сконцентрироваться вместо этого на обеспечении анонимности, разработчикам придётся состязаться, создавая частичные решения, работая над эвристикой и механизмами, которые смогут обеспечить анонимность определённых классов приложений».

    А на данный момент лучшее из того, что мы можем сделать, заключается в отслеживании и тестировании анонимных решений, появляющихся, как молодая поросль. Чем выше будет запрос на анонимность, тем больше инвестиций и внимания, а также капитала будет выделяться на создание удовлетворительной альтернативы.

    Несмотря на то, что наше право на анонимность постоянно оспаривается в различных судах, нам необходимо спросить себя, действительно ли мы хотим этого.

    В мире, в котором мы так легко расстаёмся с данными нашего профиля в Facebook ради какого-то опросника про Гарри Поттера или доверяем отпечатки наших пальцев Apple или даже свои домашние разговоры Amazon, трудно представить себе распространение анонимной альтернативы для наших сделок или поиска в сети Internet.

    Нас так легко возбудить одной идеей, что правительство переходит границы и вмешивается в нашу личную жизнь.
    • Обязательный сбор отпечатков пальцев? Нет-нет-нет!
    • Постоянное отслеживание местоположения? Ни единого шанса!
    • Колонка, установленная у нас дома, которая будет слушать наши разговоры? Нет уж, увольте!
    Тем не менее мы сдаёмся Apple, Facebook, Google и Amazon без каких-либо размышлений.

    И что более важно, любое решение в сфере обеспечения анонимности основывается на твёрдом понимании того, почему так важна сама анонимность. Так важна, что терять её просто нельзя.

    Не расслабляйтесь, следите за всеми монументальными случаями защиты личной жизни, так как они непременно будут появляться, занимайтесь самообразованием, а также думайте о том, что вы можете сделать уже сегодня, чтобы зашифровать свою жизнь. И скажите Alexa, пусть поделится этой статьёй.

    Необходимо бороться за свои права, за конфиденциальность и анонимность своей личной жизни!

    Источник: How Blockchain Can Save Our Privacy Before It Disappears

    Перевод:
    Mr. Pickles (@v1docq47)
    Редактирование:
    Agent LvM (@LvMi4)
    Коррекция:
    Kukima (@Kukima)
     
    #1 Mr. Pickles, 12 дек 2018
    Последнее редактирование: 12 дек 2018
    TheFuzzStone нравится это.
  • О нас

    Наш сайт является одним из уникальных мест, где русскоязычное сообщество Monero может свободно общаться на темы, связанные с этой криптовалютой. Мы стараемся публиковать полезные мануалы и статьи (как собственные, так и переводы с английского) о криптовалюте Monero. Если вы хорошо владеете английским (или можете писать собственные статьи/мануалы) и хотите помочь в переводах и общем развитии Monero для русскоязычной аудитории - свяжитесь с одним из администраторов.