Перевод Подкаст «Monero Monitor». Эпизод 008 / 1

Тема в разделе "Статьи", создана пользователем AgentLvM, 21 фев 2018.

  1. AgentLvM

    Команда форума Модератор Редактор

    Регистрация:
    19 авг 2017
    Сообщения:
    52
    Симпатии:
    35
    Эпизод 008:
    «Monero без цензуры» с Крисом ДеРоузом
    Часть первая
    Сегодня у нас в гостях Крис ДеРоуз (Chris DeRose), который снимает шоу «Bitcoin без цензуры» (Bitcoin Uncensored) на YouTube и этот подкаст будет об изменениях, которые перетерпело его шоу, мыслях Криса о сообществе Monero, необходимых планах для успешного развития проекта в будущем, да и вообще о событиях в криптовалютном пространстве в целом. Если вы не знакомы с Крисом, посмотрите его канал на YouTube.

    В этом выпуске вы получите более глубокий взгляд на то, что выводит из себя Криса, выясните, почему он недавно написал письмо в SEC о продолжающемся безумии с ICO в Ethereum, и почему он так лоялен к Monero в последнее время. Сегодняшнее шоу затронет очень острые вопросы, так что не стоит слушать мнения всяких новичков криптоиндустрии вокруг!

    Крис: Как дела, тусовщики? С вами Крис ДеРоуз, и сегодня ...

    Майк: Э-э-э, Крис, Крис, Крис, это мое шоу, парень.

    Крис: О ... Я привык всегда начинать, поэтому предположил, что ничего личного, а просто бизнес, как обычно.

    Майк: Да, но сейчас будет немного по-другому. На этот раз ты окажешься под обстрелом.

    ~{Вступительный клип и музыкальная заставка}~

    Майк: Как дела, тусовщики? Я здесь сегодня с Крисом ДеРоузом из спорного, но, очень популярного шоу Bitcoin Uncensored.

    Крис: Подожди! Такое представление – полное дно, ты же можешь дать мне нормальное описание?

    Майк: Да, вроде как могу. Нет, на самом деле, Крис является основателем Bitcoin Uncensored, подкаста, а не спорного потенциального форка Bitcoin, как кто-то мог подумать. И да, я здесь с Крисом ДеРоузом. Он любезно согласился прийти на шоу. Крис, я должен сказать, что твое шоу, вероятно, одно из моих любимых среди подобных. Здесь же у нас совершенно другое шоу о Monero, тема, которую я тоже немного люблю. Я всегда просто наслаждаюсь тем, как ты не боишься привести на свое шоу кого-то со спорной точкой зрения, а затем не боишься сам высказать что-то спорное, тем самым выводя дискуссию на более значительный уровень и получая что-то действительно интересное от людей. Итак, спасибо, что ты пришел сюда.

    Крис: Спасибо, что представил меня, Майк. Какое прекрасное вступление. Чувак, я очень взволнован.

    Майк: Да-да. Итак, если я прав, то не так давно ты немного занимался уроками танцев, и спешил вернуться с этим на шоу?

    Крис: Да, я в действительности не планировал говорить об этом, но, черт возьми, мои секреты не удается хранить долго. В этом конкретном случае не прошло и 15 минут. Я собираюсь добавить фрагмент с танцами в одно из моих видео, которое, вероятно, станет провальным. Честно говоря, я так считаю не только потому, что это будет выглядеть очень странно, но также потому, что из меня ужасный танцор. Но я только начал брать уроки танцев хип-хопа с улицы, и знаешь? На самом деле это довольно весело. Кроме всего прочего, я смог пообщаться с некоторыми горячими цыпочками. Возможно, я опять сниму их на камеру на тот случай, если мне самому не удастся выполнить часть танцевальных трюков.

    Майк: Вот так вот. Давай немного поговорим о том, как ты собираешься развивать деятельность созданной тобой студии. Возможно, эти танцы будут включены в сценарий, который ты обычно снимаешь. И прежде чем мы обсудим это, еще один вопрос, на этот раз личного характера: ты всегда говоришь о том, что делаешь шоу из-за секса, наркотиков и рок-н-ролла. Я общался с кем-то на slack-канале, упомянув, что собираюсь пригласить тебя, и они сказали: «Крис всегда так говорит, но думаю, что есть еще какая-то причина». Итак, есть еще какая-то причина? Почему ты делаешь это шоу? О чем мы сможем узнать сегодня вечером?

    Крис: Знаешь, я думаю, все хотят, чтобы в шоу был один Крис ДеРоуз, но есть так много Крисов ДеРоузов. Секс, наркотики и рок-н-ролл определенно очень забавны. И на самом деле видео, которое выйдет завтра, - это «драка», связанная с проектом Gridcoin. В том, что они рассказывали, было очень много «секса» и, как я считаю, очень много веселья. Все это принесло мне массу удовольствия.

    Наркотики — это тоже хорошо. Знаешь, я не так давно вернулся из Таиланда, они там игрались наркотиками, за что я критиковал их. В результате они познакомили меня с Bitcoin на Silk Road. А что касается рок-н-ролла, то я только что вернулся из танцевальных хип-хоп-классов. Даже не знаю, может ли хип-хоп быть вместо рок-н-ролла, но, конечно, во всем этом наблюдается какая-то «кровная» связь.

    Майк: Хорошо, справедливые замечания. Я думаю, что это уже очевидно для любого слушателя – сегодняшнее шоу может стать немного более «острым» и пикантным, чем некоторые из моих прошлых выпусков. Поэтому просто помните об этом факте, обратив внимание на то, кто еще рядом с вами сейчас слушает данный выпуск. Я бы сказал, что, если вы делаете это уже длительное время, вряд ли будет сказано что-то, что сможет вас обеспокоить. Но все же, если вы из тех, кого легко шокировать, считаю своим долгом предупредить.

    Крис: Майк, просто хочу сказать кратко. Ты парень из Monero, и мне нравится Monero. И одна из причин, по которой мне нравится большинство людей из сообщества Monero, заключается в том, что я не считаю их наивными. Они знают, что такое криптография, как она работает, и так далее. И что они в курсе, что секс, наркотики и рок-н-ролл - это не единственные приложения с использованием криптографии, но, безусловно, являются важными ее компонентами. Итак, я думаю, что не знаю вашей аудитории. Но я точно знаю, что это не слишком робкие ребята, это люди из Monero, это крутые парни.

    Майк: Да, ты, наверное, прав. Я даже зайду немного вперед. Мне нравится Monero, но я бы не назвал себя парнем из Monero. Главная причина, по которой я выпускаю это шоу – это желание изучить некоторые вопросы, о которых, скорее всего, не говорят другие журналисты. Monero немного хуже по рейтингам, чем многие другие монеты, поэтому не получает достаточного внимания. Но я общался в сообществе и наладил связи с некоторыми из разработчиков, а затем с некоторыми другими людьми вокруг Monero. Тогда я решил, что хочу попробовать использовать все это, задать некоторые из интересующих меня вопросов и попытаться получить больше знаний обо всем этом, чтобы, возможно, однажды стать хардкорным парнем из Monero.

    Но пока что я просто парень, который любит Monero, хотя проект и не определяет мою жизнь или что-то в этом духе. В общем, только одна небольшая поправка на счет сказанного. Но не беспокойся. Ты, вероятно, прав насчет описания аудитории сообщества.

    QS 05:06

    Майк:
    Ладно, у меня есть вопрос к тебе. Как часто ты используешь Bitcoin?

    Крис: К большому сожалению, не очень часто в наши дни. Я собираюсь использовать его на Purse, если выпадет случай. И честно говоря, подобное уже было давно. Но я также скажу, что комиссии сети немного завышены, а это на самом деле разочаровывает. Хоть я и маленький человек в сообществе, но признаю, что нам действительно нужно применить Lighting Network, чтобы сделать монету более полезной для массового использования. И, несмотря на то, что мне неприятно об этом говорить – это правда.

    Кроме того, моя потребность в Bitcoin, как правило, либо спекулятивная, либо ... ты знаешь, я не покупаю столько наркотиков онлайн, как, возможно, когда-то покупал. Еще я нашел способы чаще использовать его, например, на Fiverr. Они собираются принимать Bitcoin, но пока они приостановили этот процесс. Где еще? Есть еще несколько подобных мест, где используют Bitcoin. Правда, я не расплачиваюсь им очень часто и думаю, что данное утверждение верно для большинства пользователей.

    Майк: Да. Согласен. Если взять во внимание текущее состояние, то я думаю, что еще предстоит пройти долгий путь, прежде чем Bitcoin станет чем-то, что ты мог бы использовать каждый день.

    Крис: Я не думаю, что он вообще когда-нибудь станет чем-то, что ты сможешь использовать каждый день. Не хочу тратить много времени на объяснение своей точки зрения, но одна из простых причин заключается в том, что стоимость конвертации необычна. Она всегда будет составлять процент или два, а это означает, что ты фактически используешь обе платежные системы. И тогда у тебя есть валютный риск между ними. Так что если быть честным, то это еще плюс один процент или два, если не больше. И прежде чем ты об этом узнаешь, ты превысишь два или три процента, что суммарно окажется гораздо больше, чем просто оплатить с помощью кредитных карт.

    И, если на самом деле Bitcoin был бы более эффективным, чем кредитные карты, тогда было бы давление со стороны представителей кредитных карт на регуляторов для снижения страховой стоимости AML/KYC, которые и обеспечивают эти два или три процента. Так что, как бы я сильно не любил Bitcoin, но в последнее время дела обстоят довольно странно с некоторыми из этих вещей. Нынешняя ситуация сильно отличается от тех времен, когда я впервые начал повседневно использовать Bitcoin. И я думаю, что большинство честных пользователей Bitcoin, скорее всего, скажут тебе то же самое.

    Майк: Да. Я думаю, ты прав. Однако скажу, что сегодня я использовал блокчейн, чтобы купить кофе.

    Крис: Правда? Где ты так покупал кофе?

    Майк: Да, и это был не Bitcoin, следует сказать, что это был просто блокчейн. Ведь на самом деле это ведь то, за что и борется все наше движение. Так что знаешь, мы просто начнем с этого места. Я купил его у Dunkin’ Donuts («Пончики Данкина»).

    Крис: Когда ты говоришь блокчейн, что ты имеешь в виду?

    Майк: Я думаю, что это похоже на супер-ноду или что-то вроде этого. У них есть этот легкий мобильный кошелек, и я могу мгновенно его запустить и использовать. Поэтому мне не нужно хранить сотни долларов на моем телефоне или что-то в этом роде. Я просто потратил где-то около 20 баксов. Но здорово, что мои средства защищаются доверенной третьей стороной. Поэтому мне не нужно беспокоиться о том, что мои средства не дойдут или что-то в этом роде. А еще, кроме всего этого, у них есть атомарный обмен между сетями. Поддерживаются платежные системы SWIFT, Cirrus и Pulse.

    Крис: А, ты об этом блокчейне. Ладно, теперь я понял. Я использую этот блокчейн уже много лет.

    Майк: Да, я знаю, и это здорово. Мои транзакции подтвердились за секунду, они смогли просто быстро дать мне мой кофе, отсканировали этот QR-код за мои бонусы из Dunkin's Donuts в приложении для получения вознаграждений.

    Крис: Да, это очень, очень замечательный инструмент.

    Майк: Итак, на самом деле меня всегда беспокоит, когда люди начинают говорить о блокчейне. Потому очень часто становится предельно ясно, что они не всегда подразумевают одно и то же. Например, ты или я рассматриваем его как цепочку блоков. Есть два типа людей. Люди, которые только что услышали о том, о чем мы только что с тобой говорили, и не заметили в этом термине ничего особенного. А есть люди, вроде тебя, которые начинают смеяться на полпути сказанного.

    QS 08:51

    Майк:
    Так с учетом всего этого, на твой взгляд, что такое блокчейн?

    Крис: Знаешь, такие вопросы для меня смешны. Для меня блокчейн всегда был одновременно очень открытым и закрытым понятием. Он был определен Сатоши в файле Main.h. И он определяется как цепочка блоков, скрепленных «доказательством работы» (Proof of Work). Ты можешь накопать много другого интересного материала на эту тему. Некоторые люди упоминают о деревьях Меркле и о том, что существует проблема чрезвычайной противоречивости «доказательства работы». Оно всегда было противоречиво, и есть случаи разногласия людей, которые профессионально и идеологически завернуты в одно или другое определение блокчейна.

    И я лично, безусловно, согласен с определением Proof of Work. Я не думаю, что есть какой-то смысл в блокчейне без доказательства работы. Питер Тодд зашел так далеко, что сказал, что блокчейн – это всего лишь цепочка блоков, и все. Но проблема такого определения заключается в том, что подобная технология была изобретена еще в 70-х - 60-х годах, задолго до всего этого. Вы можете просмотреть связанные списки как классическую структуру из компьютерных наук. Ни один разумный человек не поверит, что блокчейн – это просто связанный список.

    Таким образом, компонент «доказательства работы» был проблематичным, так как оказался очень сложным. Я думаю, что в Bitcoin пришло много людей, главным образом потому, что здесь можно было быстро разбогатеть, получить профессиональное признание или сделать комбинацию из первого и второго. И когда эти люди поняли, что Bitcoin сам по себе не собирается выдвигать их на любую из вершин, которую они хотели (будь то финансовую или профессиональную), они обратились к самой технологии Bitcoin. Послушай, эта технология действительно сложная, если включать в нее доказательство работы, но если не включать работу, то получится самая простая вещь в мире, которая известна всем еще с 50-х годов.

    Я думаю, что после этого многие люди успешно изменили направление дискуссии, пересмотрели условия для необходимого успеха и поставили себя в положение, когда им не пришлось профессионально проигрывать. Теперь они могут защищать «то, что они на самом деле пытались сказать все это время», что эта технология может быть использована для решения любых проблем. И именно на этом этапе мы сейчас и находимся. Есть ряд людей, которые стали очень успешны в достижении этой цели, и, к моему большому удивлению, они превзошли ее.

    Майк: Да, я думаю, что нахожусь на том же этапе познания, что и ты. Я слышал, как много людей говорят о распределенных книгах, и вроде этот термин немного лучше подходит для обозначения всех других вещей, которые не являются тем, что ты или я рассматриваем как блокчейн. Я много думал об этом, например, любой блокчейн или даже блокчейн Bitcoin являет собой распределенную книгу, которая поддерживается доказательством работы (Proof of Work), но, если у тебя нет доказательства работы (Proof of Work), ты все равно можешь иметь распределенную книгу. Люди забывают об этом, и, вероятно, ты не успел послушать мою трехчасовую беседу в моем последнем подкасте. На моем последнем шоу я говорил о том, что следует пересмотреть весь вайтпейпер (whitepaper) Bitcoin и выбрать из нее то, что на самом деле сделал Сатоши. Какую новую вещь он придумал. И когда ты проанализируешь ее, то увидишь, что он придумал «доказательство работы». Это изобретение стало способом создавать надежную безопасную систему для согласования состояния распределенной книги.

    Он не придумал саму распределенную книгу. И если люди хотят взять все эти технологии из Bitcoin, в частности саму распределенную книгу, потому что возможно они никогда не использовали ее в прошлом – то это здорово. Но не надо говорить всем, что они используют блокчейн, потому что у них нет понимания того, что на самом деле создал Сатоши.

    Крис: Я согласен с этим. Единственное, что я хотел бы добавить, это то, что мне смешно слышать о распределенных книгах. Это как две ступени на пути к познанию Bitcoin. Никто из них не находил для себя распределенную книгу, потому что искал именно ее. Люди нашли ее потому, что сначала открыли для себя Bitcoin. И на этом не закончилось, они пошли на вторую ступень, которая представляла собой блокчейн. Так они узнали о распределенных книгах и, возможно, вскоре будет следующая ступень познания. Но это представление распределенной книги привело в результате к тому, что с тех пор мы будем иметь дело с распределенными книгами всегда.

    И эти вещи настолько очевидны и настолько забавны. Потому что эти люди действительно собирали крошки по сусекам в поисках чего-то, что могло стать им полезным. А причина их интереса в основном была связана с их финансированием, что, безусловно, очень полезно для этих людей. Но проблема конечно заключалась в том, что они получали финансирование на определенном уровне, а значит и должны были показывать результаты того же уровня. И вот, когда дошло до дела, оказалось, что они не могут этого сделать. Так что было очень забавно на все это смотреть. Я никогда не видел ничего подобного в своей жизни.

    Майк: Да-да. Так оно и было.

    QS 13:00

    Майк:
    Ладно, я ведь привел тебя на шоу не для того, чтобы обсуждать все эти нюансы о Bitcoin. Если у нас останется какое-то время к концу подкаста, возможно, мы сможем еще кое-что из этого обсудить. Но я, прежде всего, хотел бы поговорить о твоем шоу, а затем о некоторых твоих недавних действиях. Итак, ты как бы пытался смешать танцы со своим шоу, сделать небольшие преобразования. Я предполагаю, что большинство людей, которые постоянно слушают мое шоу, вероятно, хорошо знакомы и с твоим шоу. Поэтому они, наверное, знают всю твою предысторию, и о Джансет (Junseth), и обо всех других происшествиях.

    Но можешь ли ты рассказать о том, что изменилось с тех пор? Ведь теперь ты пытаешься сделать что-то со своим шоу, как с технологической точки зрения, так и с контентом. Возможно, эти изменения призваны для того, чтобы попытаться сделать или добавить в одном шоу различные типы контента?

    Крис: Да, конечно. В последнее время я много экспериментирую, и это видно на самом канале. Мне нравится Bitcoin-пространство, и я намерен остаться в нем, в своем шоу « Bitcoin без цензуры». Но для меня стала очень очевидной пара вещей. Прежде всего, у нас были гигантские изменения в демографии, начиная с момента «Консенсуса». Я слышал всевозможные слухи и повторю некоторые из них здесь. Но имейте в виду, что это слухи, мне трудно подтвердить эту информацию.

    Майк: Ты говоришь о «Консенсусе» в этом году?

    Крис: Верно.

    Майк: Хорошо.

    Крис: Итак, от некоторых людей я слышал, что в «Консенсусе» было привлечено несколько видных арабов. Они эффективно разбили эту кучу прото-ценных бумаг и обеспечили своими вкладами большую часть ликвидности в Bitcoin-пространстве. Я видел, как многие парни из Уолл-стрит попадают в сообщество, которым плевать на функции маркетинга. Так как они, на самом деле, довольно агрессивны и пришли с улиц Уолл-стрит, то знают, что всегда есть большие дураки. Они считают, что на Bitcoin можно создавать схемы Понзи (известный аферист в начале 20-го века, создатель финансовых пирамид), и, что они смогут зарабатывать на них по-разному. Есть на самом деле хорошие способы заработать на этом солидные деньги. Я знаю некоторых из этих ребят.

    Затем, помимо всего прочего, у нас есть эти SJW и чертовы представители силиконовой долины, которые мне не нравятся. Вот и здесь они присутствуют. И есть множество причин, почему они здесь. Прежде всего, конечно, чтобы разбогатеть. Но видимо последней чертой является большинство из тех парней, которые будут отвечать за все это. Я думаю, что некоторые из них являются идейными. Вряд ли они обязательно являются программистами, скорее, это люди с низкой технической компетентностью или с опытом продаж в культуре силиконовой долины.

    И последняя группа людей, которые действительно вошли в сообщество, на самом деле являются неимущими и иммигрантами. Насколько мне известно, они пользуются тем, что плохо говорят по-английски. Эти ребята напоминают OneCoin, а еще есть GladiaCoin и прочее. Но они все чаще посещают всякие другие ICO.

    Итак, я смотрю сейчас на это криптосообщество в 2017 году, и вижу много «закаленных в боях» фанатов Bitcoin, верных идеи вплоть до 2016 года. Теперь сообщество удвоилось, или больше того – увеличилось в четыре раза. Я наблюдал за тем, как много людей, старых фанатов Bitcoin, были в отчаянии. На их лицах читалось: «Все, я ухожу». И, может быть, они еще держатся, но точно сдали свои позиции. Они, вероятно, продали свои монеты после пампа, чтобы зафиксировать прибыль. И я очень счастлив, если им это удалось. Поэтому, когда я смотрю, как это сообщество развивается, то приглядываюсь, где я смогу сейчас занять свое место во всем этом? Конечно, у меня также есть материалы Джансет (Junseth), что немного усложняет ситуацию. Мне бы хотелось развивать свое шоу в разных направлениях.

    Таким образом, будет прямое переосмысление многих вещей, о которых я говорил ранее. Заглядывая наперед, должен сказать, что у меня есть планы подготовить немного более обобщенный материал. Думаю, что впереди нас ожидают отличные времена в связи с расширением рынка. Честно говоря, хочу как-то связать все сказанное в недавних выпусках моего шоу со старым материалом. Оно конечно совместимо с нашими предыдущими высказываниями, но нельзя гарантировать, что то, о чем говорилось в старых выпусках, будет соответствовать сегодняшним реалиям. Хотя бы из-за того, что люди в тех шоу просто ... Они говорили все это в 2011 году или даже раньше. И сказанное тогда, не может в точности соответствовать нынешней ситуации с Bitcoin. Кроме того, я хочу сделать выпуски более увлекательными.

    Иногда, к сожалению, я создаю спорные дискуссии и «битвы» за идеи сообщества в других шоу, на которые меня приглашают. Подобного зрелища не так много в наши дни. Ведь я очень хорошо разбираюсь в том, о чем говорю, и думаю, многие люди согласятся со мной. Для этого лучше всего вбросить в дискуссию какие-то спорные и интересные вещи, которые будет весело слушать людям. В результате участники вроде бы видят, что присутствует кое-какая непочтительность к кому-то из них. И они могут решить, будут ли они сглаживать конфликт или проявлять свою непочтительность в ответ. А затем они исследуют мой канал, отфильтровывают информацию и исследуют контент. И так уже было много раз.

    Есть много людей, которые понимают огромный риск покупки своих криптоактивов и их историю, что лично очень приятно для меня. Но к этим людям сначала приходится донести всю эту информацию. И я думаю, что теперь у меня есть много возможностей для увеличения аудитории. С этой толпой, приложив небольшие усилия, у меня все получится. Еще одна вещь, которую я хотел сказать. Я так много стараюсь для всего сообщества Bitcoin, которое это не ценит, не для того, чтобы попасть в политику, а затем на выборы. Это уже просто стало немного частью шоу, и я никогда не голосую, я не верю в избирательную систему. Но было бы глупо не позаботиться о том, чтобы меня немного привлекли в политику.

    И честно говоря, есть одна важная причина, почему я это делаю. Ты увидишь ее Майк, если и твоя аудитория вырастет. Когда ты начнешь занимать весомое место в криптопространстве, то обнаружишь, что все в конечном итоге вращается вокруг этих представлений о том, что и как должно быть подвергнуто цензуре. И «Bitcoin без цензуры» всегда был и останется Bitcoin’ом без цензуры, даже несмотря на эту избирательную кампанию. И когда ты начинаешь общаться с некоторыми из этих SJW, то цензура появляется. А их цензура сильно отличается от предыдущего поколения фанатов Bitcoin.

    И прежде, чем ты это заметишь, возле тебя уже будут люди то слева, то справа, готовые вовлечь тебя во всю эту политику. Итак, я очень стараюсь не попасть в политическое пространство, но я немного писал для Breitbart (американский новостной ресурс). Вероятно, конфликт будет эскалироваться, и вскоре мы увидим, как это все закончится. Но, по правде говоря, я думаю, что Пол Шторк (Paul Sztorc), вероятно, мыслит более прогрессивно, я же немного консервативен. Я не знаю, что сказать обо всем этом, кроме того, как описать сложившуюся ситуацию, и я стараюсь не давить на людей. На самом деле, я хотел бы даже избежать этого, но ты же знаешь, что я тоже не боюсь экспериментировать. Поэтому, по мере того, как шоу растет, я собираюсь вовлечь людей в некоторые из моих личных конфликтов. Я думаю, что это станет привлекательным контентом, хоть и может выглядеть нехорошо. Так что это то, что нужно.

    QS 19:04

    Майк:
    Да, я думаю, что могу оценить, откуда ты пришел. Однако у меня есть два ответа на это. Один из них был запланирован, и сейчас он просто совсем на виду. Ты сказал, что не голосуешь, и что не веришь в избирательную систему. Можешь ли ты дать нам краткое объяснение, почему?

    Крис: Да, конечно. В первую очередь потому, что не все голоса подсчитываются. Поэтому ты должен проверить свой район. Ты можешь быть в красном районе или в синем районе, и ты просто ...

    Майк: Вот ты, например, во Флориде. Что, по твоему мнению, будет означать, если район, по крайней мере, относится к общенациональному округу...

    Крис: В какой-то степени. Только точно в самом штате, но мой округ вроде там был. Но на самом деле, ты знаешь, я все же должен пересмотреть. Потому что есть вероятность, что он пошел республиканцам. Я должен посмотреть. В любом случае, во-первых, тебе нужно посмотреть, где твой округ, чтобы узнать, насколько ты близко. А во-вторых, твой голос на самом деле не учитывается. Ты можешь потратить на это час или полтора часа. И ты можешь проголосовать, заказав бюллетень для заочного голосования или же отправиться на свой местный участок, проголосовав там. Но я думаю, что, если ты действительно заботишься о кандидате, самое лучшее, что ты можешь сделать, это пожертвовать средства партии. А затем эти деньги могут быть использованы для голосования в другом месте.

    Другая проблема заключается в электоральной системе. Даже если делается вид, что твой голос подсчитывается, это может быть просто частью хитрой схемы. Потому что там, где нужны голоса избирателей, всегда все очень усложняется, чтобы никто не понимал, как на самом деле ведется подсчет. Еще одна проблема в том, что я на самом деле не знаю, хорошо ли я разбираюсь в том, кто действительно является хорошим кандидатом на пост президента. Например, почему именно мое мнение должно быть верным на счет того, кто станет хорошим президентом? Насколько высокомерным я должен быть, чтобы утверждать, что у меня есть глубокое понимание международных отношений и лидерских качеств кандидатов? И правда в том, что никто не может утверждать.

    То, что мы обычно делаем на выборах, так это голосуем против человека, который нам не нравится. И затем мы полагаемся на различные источники, которые представляют нам информацию в таком свете, чтобы мы сразу знали, кто из кандидатов нам не нравится. И все это постоянно нагнетается и повторяется по кругу. Поэтому я очень сильно сомневаюсь в том, что мой голос действительно имеет какое-то значение. Так что зачем вообще об этом волноваться?

    Майк: Ладно, я уважаю твою позицию. Единственное, с чем я не согласен, хотя, может, я и ошибаюсь, что между Колорадо и Флоридой есть разница. В качестве доказательства скажу, что в бюллетене Колорадо есть много дополнительных отметок, за которые мы голосуем. Например, классно было то, что несколько лет назад мы голосовали за легализацию марихуаны в штате. Но даже на местном уровне подняты все виды вопросов, за которые мы тоже голосуем. Так, например, на прошлых выборах, присутствовал один интересный вопрос в бюллетене Боулдера. Боулдер - это город с менее 100 000 человек населения. Вопрос звучал: обложить ли налогом все сладкие напитки в городе? Этот налог составлял бы около 40 или 50 центов, за каждые 20 унций колы, при ее покупке.

    И самое смешное, что всегда было очень забавным для меня в этом конкретном вопросе. Тот факт, что в Боулдере, городе штата Колорадо, который известен тем, что очень искусный, более либеральный, склонен не вводить никаких дополнительных налогов, люди, черт возьми, проголосовали за то, что Комбуча (Kombucha) будет облагаться налогом. И через это нужно было пройти. Это было очень близко к честному голосованию, я бы сказал. Возможно, на национальном уровне дела действительно обстоят плохо. Если ты говоришь о выборах своего конгрессмена или что-то в этом роде. Возможно, подобные вопросы на голосовании не из разряда того, о чем ты сможешь много говорить. Но именно в решении этих местных проблем, может быть, и заключается разница между Колорадо и Флоридой. И за это стоит голосовать.

    Другая разница в случае с Колорадо заключается в том, что теперь они просто отправляют всем зарегистрированным избирателям бюллетень для заочного голосования. И ты можешь просто сесть одним воскресным днем, когда ты слушаешь «Bitcoin без цензуры» и заполнить этот бюллетень для заочного голосования. И ты точно узнаешь, доставит ли его почта или случится что-то еще.

    Крис: Да, местное голосование соблюдает справедливость. По крайней мере, у него есть шанс влиять на принятые решения, как считаешь? И я соглашусь с этим утверждением. Но мне смешно, насколько мало люди знают о местных политиках своего региона. Даже если это теоретически в их интересах. Они не знают, кто их сенатор, конгрессмен, какие вопросы обсуждаются и т.д., и т.п. Часто люди, похожие на тебя, с твоим видением процесса голосования или, как в делах Данинга-Крюгера, даже не знают своего местного сенатора. И это, кроме всего прочего, очень страшно.

    Майк: Да. Только проясним еще один момент в этом вопросе. Знаешь ли ты, кто такой Джаред Полис? Он является соучредителем группы Blockchain Caucus. Так вышло, что он стал моим конгрессменом.

    Крис: О, нет! Ты знаешь. Забавно.

    Майк: Теперь я попытаюсь пригласить его на свое шоу.

    Крис: Удивительно.

    Майк: Но самое забавное, что в тот день, когда я заполнял электронное письмо для отправки, а также позвонил ему в офис, было объявлено, что он будет баллотироваться на пост губернатора штата Колорадо. Таким образом, с одной стороны, он захочет связаться с как можно большим количеством избирателей. А с другой стороны, я собираюсь поймать эту маленькую рыбу в большом пруду, как его видят СМИ, которые хотят связаться с ним. Так что увидим, сможет ли подобное случиться, но я определенно попытаюсь это сделать. На самом деле, сейчас я немного в командировке. Посмотрю потом, смогу ли я использовать данный случай в своих интересах, чтобы связаться с его офисом.

    QS 24:12


    Майк:
    Ладно, давай закончим обсуждать эту тему. Более интересно другое. То, что ты упомянул всего несколько минут назад. Что ты писал для Breitbart. И об этом я собирался спросить тебя поподробнее. Я думаю, у тебя есть две статьи, которые уже сейчас опубликованы, может быть, три. Но что побудило тебя написать их и вообще, как такое произошло? И почему теперь ты думаешь, что хотел бы замять весь этот назревающий конфликт?

    Крис: Знаешь, это довольно безумный поступок для меня, писать подобное. Мои мнения, изложенные там, были довольно спорными в течение всего моего письма. Есть много людей, которые пытались наложить цензуру на то, что я сказал за все время. Они пытались писать моему редактору длительное время и разговаривали с начальством, чтобы выкинуть меня оттуда. Просто потому, что они хотят контролировать написанное.

    Майк: Ты сейчас говоришь о том, что ты написал для CoinDesk и других ресурсов?

    Крис: CoinDesk, American Banker, от каждого издания, для которого писал, я получил жалобы прямо в самом начале сотрудничества. И ты можешь догадаться, что это за издания. Все от представителей Ripple до Тима Свенсона (Tim Swanson) хотят заставить меня замолчать. А причина, по которой они хотят заставить меня сделать это в том, что информация, которую я публикую, наносит ущерб тем проектам, которые они пампят. Итак, поскольку я продвинулся вперед, то увидел, что Breitbart до сих пор тот журнал, которым он был ... и ты знаешь, несмотря на то, что люди закатывают глаза при прочтении написанного, это в значительной мере поспособствовало обеспечению свободы слова в нем.

    Например, ты знаешь, что ты можешь сказать все, что считаешь нужным, вложить характер внутри своего сообщения, показать примеры того, что тебе не нравится. Потому что да, у них там какое-то странное дерьмо творится, о котором, как правило, не принято писать. Например, такие вещи как глобальное потепление являются мистификацией или чем-то вроде этого, но ...

    Майк: Я думаю, мы с тобой уже обсуждали это в другом месте.

    Крис: Да, но Breitbart был тем и хорош, что не допускал такой цензуры и такого уровня критики. Эта причина и привлекла меня в журнал. Как говорится, после избирательной кампании, дела идут медленно. Я пытаюсь получить регулярную колонку в журнале, которую я бы просто мог себе вести, писать там каждый день или каждые пару дней. Что-то в этом роде. Но они собираются сделать много изменений по разным причинам. Немного похоже на тупиковую ситуацию, но посмотрим.

    Я думаю, что они тоже собираются делать ребрендинг. И это общедоступная информация. Они собираются немного изменить формат, добавить немного политики в течение следующих нескольких лет. Пока никто точно не знает, куда все движется, потому что природа новостного цикла такова, что рекламодатели приходят обычно во время выборов. И их внимание более сосредоточено именно во время выборов. Сам Breitbart, вернее мое участие в нем, безусловно, может и не принести мне успеха. Но я все же буду там редактором, являясь частью команды этого издания. И, возможно, эта команда будет поддерживать меня в изучении интересующих меня вопросов, освещении тем, о которых я хотел бы поговорить. При этом мне не придется иметь дело с давлением цензуры со стороны других редакторов. И до сих пор так оно и было, что есть очень хорошо. Мне все же было трудно публиковать свои материалы, но я думаю, что это уже совершенно другой вопрос. В общем, работа в издании мне понравилась.

    И вот что, я скажу, Майк. Я не понимаю эту политику идентичности (политическая позиция, основанная на защите интересов и перспектив развития социальных групп, с которыми люди себя идентифицируют). Черт возьми, большинство из этих личностей – гребаные безумцы. И если вы не разобрались с этим вопросом, вам действительно нужно это сделать, потому что окружение из людей, работающих сегодня в СМИ действительно сумасшедшее. Ненавижу быть похожим на кого-то из этих людей, но меня все больше и больше засасывает это болото. Так как для меня теперь становится совершенно очевидным, что у нас ведется настоящая борьба за возможность высказаться. Особенно это заметно при обсуждении всяких «левых» взглядов. И там нет никакого заговора, многие из этих людей просто инициативны, из-за платы рекламодателей. Большинство из них совсем не такие, как многим людям хочется верить.

    Например, сейчас я могу назвать тебя женоненавистником, расистом или еще кем-то плохим. И для многих людей так оно и будет. Создан готовый образ. И не требуется никаких доказательств или дискуссий на эту тему. Просто нужно пристыдить и сделать эти обвинения, не соответствующие действительности. А после того, как пройдет некоторое время, ты уже станешь видным членом сообщества, и у тебя вырастет твоя аудитория, кто-то встречается с тобой. И после этих нескольких событий на протяжении многих лет, он все точно так же будет знать, что сможет клеймить тебя этим образом. Эти же люди способны обрабатывать мои сообщения таким образом, что я смогу продолжать продвигать свои противоречивые идеи. Именно это и привело меня в издание.

    QS 27:55

    Майк:
    Справедливые замечания. Получается, что ты пытаешься быть там не просто «Bitcoin-парнем», верно? Ты пытаешься проникнуть в любую интересующую тебя тему?

    Крис: Мне нравится тема финансов. И у меня есть мой идеальный для этих задач « Bitcoin без цензуры». У меня накопилось так много историй за эти годы. Идеальный « Bitcoin без цензуры» позволил бы мне раскрыть такие темы, как опасные неблагополучные районы или районы с недостаточным уровнем обслуживания. Выяснить, кто и как поставляет им продовольствие, а также зарабатывает на этом деньги. Это самая опасная и интересная информация в мире. Все захотят узнать о подобных вещах. Как люди перемещают деньги и ценности через Венесуэлу? Как люди перевозят и реализуют наркотики? Как распределяются деньги в казино?

    Я получаю много ответов из-за самой природы того, что я делаю. Мне же хотелось быть не только человеком, который просто обсуждает криптосообщество и эту сторону вещей, но также участвовать в дискуссиях о менее специализированных сферах. В Майами одни из мошенников, с которыми мы сотрудничали некоторое время, перевозили мобильные телефоны из Дорала в Южную Америку и продавали их в Южной Америке за наличные деньги, которые затем оказывались в торговцев наркотиками. Это был бы крутой рассказ.

    Еще один момент, Майк. Ты уже начинаешь свою деятельность в этом пространстве, ты уже принял свои решения, и ты еще этого не осознаешь, но ты уже формируешь свою целевую аудиторию. Итак, моя целевая аудитория – это мужчины от 25 до 40 лет. И ты также будешь входить в эту категорию, если не сделаешь ребренд своего шоу. Но все в порядке, ведь это отличная аудитория, и я очень рад, что все именно так. Что фактически меня смотрят мои сверстники. И мне нравится рассказывать интересные мне и им истории. Прежде всего, они, конечно же, интересны мне. И это очень «тяжелые» истории. Честно говоря, я не знаю, смогу ли я продолжать в том же направлении, и будут ли удачными мои дальнейшие попытки, но я буду стараться и в случае чего обязательно что-нибудь придумаю.

    Майк: Да, похоже, это именно то, чем тебе нравится заниматься. Ведь когда ты работаешь над чем-то, что тебя интересует, это всегда выходит здорово. Отлично, что у тебя так хорошо получается и с твоим шоу и с Breitbart, и с другими вещами, над которыми ты работаешь.

    QS 29:48

    Майк:
    Поэтому, немного поговорив о твоем шоу, давай перейдем к обсуждению других вопросов. Ты создашь студию. Ты опубликовал это на Dojo. Для каждого слушателя сообщаю, что Крис прислал мне приглашение на Coin Dojo месяц назад или около того. Так что я немного позависал там. И вы публикуете фотографии того, над чем работаете в своей студии. Хромокей («зеленый экран»), который ты раскладывал, и все остальное. Похоже на то, что студия с видом на пляж или типа того. Припоминаю, что ты что-то такое говорил. Чем ты планируешь на ней заниматься?

    Крис: Да. Ну, в таким способом я пытаюсь изменить свой образ жизни. Я хотел бы писать каждый день или каждые пару дней, а затем снимать видео между этими промежутками. Для этого мне нужна студия. Теперь ты сможешь видеть, что прямо сейчас находится в углу моего дома. У меня был свой офис, прежде чем я отправился в Таиланд на три месяца. Затем я остановился здесь, в моем новом доме, и теперь я строю новый офис. Он прямо на пляже. У меня хороший вид на море. Не самое лучшее место для офиса, но все же довольно неплохо. На пляже все же неплохо.

    Одна из вещей, которая, по моему мнению, вредит каналу, заключается в том, что позади меня видно эту картину Шепарда Фейри. Она является знаковой для канала, и мне нужно немного изменить эту ситуацию. Итак, у меня есть хромокей, который я собирал. И он не один из этих дешевых хромокеев. Я их тоже пробовал, и получилось дерьмово. Этот же, как настоящий профессиональный хромокей. Так что у меня есть освещение на связке, которое равномерно распределено. И у меня есть стол. Это даст мне гораздо больше возможностей для съемки сцен за столом, чтобы все получалось гораздо лучше.

    Майк: Верно, и так, мне просто любопытно, так как я когда-то учился в колледже и немного делал дома ремонты. Ты на самом деле укладывал гипсокартон и делал все необходимое для установки этого экрана. Ведь результат не похож на такой, что ты заплатил кому-то, чтобы кто-то пришел и установил его тебе. Каким был процесс установки? Ты просто быстро нашел в Интернете инструкции или как...?

    Крис: Да, временами я очень щепетилен, так как мне нравится такая работа. А еще, когда я был ребенком, то любил работать со строительным материалом. У меня всегда ностальгия по этим временам ... Когда проект мой, и он мне очень нравится, я стараюсь делать все сам. Это был один из таких проектов. Возможно, мне следовало заплатить кому-то, чтобы все сделали без моего непосредственного участия, но я в действительности наслаждаюсь подобной работой. Ведь когда ты делаешь хромокей, укладываешь свой гипсокартон, как правило, это не обычная укладка гипсокартона. Так как экран очень чувствителен к теням. А это означает, что ты должен сложить все очень гладко, а значит уделить этому процессу много внимания и аккуратности. Я не хотел делать все спешно, чтобы потом все переделывать. Или, скорее, я просто не хотел обвинять потом кого-то другого в том, что все получилось не так как надо.

    В любом случае, это просто гипсокартон. У меня была обычная стена, но я обложил ее гипсокартоном и не пытался звать кого-то на помощь, чтобы кто-то сделал это вместо меня. Затем я взял зеленую краску, нанес ее туда и ... отшлифовал его, потом нанес грунтовку, затем наложил два слоя зеленой краски. Надо делать именно так, ведь есть причина, почему экран (хромокей) должен быть зеленым. На теле людей нет зеленого цвета. У человека могут быть зеленые глаза, но это скорее исключение. Но кроме всего прочего, похоже на то, что это просто редко встречающейся цвет на теле. И я не знаю, что еще можно сказать об этом.

    В наши дни — это довольно обычная вещь. И это хорошо, что я могу использовать свой стол для съемки шоу. Таким образом я пытаюсь эффективнее использовать свое время. Но в идеале, благодаря этому экрану, я могу написать статью, могу опубликовать ее, затем могу заснять видеоверсию этой статьи, если захочу, могу записать монолог, который потом, скорее всего, захочу немного улучшить. В конечном итоге я создал себе место, где снимаю интервью в своем формате. В нем присутствуют все нужные мне вещи и стол, на котором все готово к съемкам. Я просто нажимаю кнопку, и все происходит именно так, как мне нужно. Это сильно облегчает мне работу.

    Майк: И это круто.

    Крис: Да. Дом расположен ниже по улице, что очень удобно. Совсем недалеко. Так что теперь у меня хороший образ жизни. Надеюсь, это позволит мне сосредоточиться на работе. И еще одна вещь, которая касается места, в котором я теперь нахожусь. Мне нравится, что жизнь здесь быстротечна. Я как бы пытаюсь наблюдать за ней со стороны. Но все же мне не хотелось, чтобы некоторые вещи из нее попадали в шоу. Просто для того, чтобы посмотреть, к чему это сможет привести.

    Майк: Это может быть интересно.

    Крис: Например, там живет эта бездомная девочка, Коллин. Ей где-то 7 или 8 лет. Бездомной девочке интересно, что вообще происходит. Короче я разговаривал с ней, а она очень грязная, так как живет под мостом. И на видео начинает происходить очень странное дерьмо. Она начинает выпрашивать деньги, поэтому я бы не хотел, чтобы такое попадало на шоу. Реакцией зрителей будет: «Черт возьми, что вообще происходит? Давайте посмотрим, что будет дальше, это очень интересно». Совсем другое дело, когда у тебя есть студия, все подготовлено, а не съемка очередной халтуры с подобным дерьмом. Тогда ты можешь снять видео намного лучше. И я всегда знаю, что понравится аудитории, а что ей не понравится.

    И ты знаешь, снимать качественно – теперь вопрос моих личных интересов. И это довольно сложно, поскольку теперь я ограничен форматом своего шоу. Иначе придется снимать что-то вроде видео по Minecraft или распаковке купленных вещей. Google с удовольствием заплатит приличные деньги и за это, но это не будет стимулировать меня работать. То есть, я должен выбрать, в каких моментах я просто стараюсь заработать, а в каких хочу снимать то, что мне нравится. И это очень сложный баланс, достижение которого я все еще изучаю каждый день.

    Майк: Да. И это круто. Я желаю тебе удачи во всех твоих экспериментах. Я знаю, что нам не следует говорить об этом. Но ты просто проверяешь людей по всем данным, когда смотришь на них. Усовершенствуешь технологию с каждым эпизодом, который делаешь. Я просто считаю, что это очень круто.

    Крис: Да, это так. Это похоже на игровой процесс в Xbox. Ты получаешь достижения при прохождении, и устанавливаешь новые рекорды по очкам или что-то в этом роде. И это действительно очень круто.

    Продолжение интервью вы можете найти по этой ссылке
     
    #1 AgentLvM, 21 фев 2018
    Последнее редактирование модератором: 21 фев 2018
  • О нас

    Наш сайт является одним из уникальных мест, где русскоязычное сообщество Monero может свободно общаться на темы, связанные с этой криптовалютой. Мы стараемся публиковать полезные мануалы и статьи (как собственные, так и переводы с английского) о криптовалюте Monero. Если вы хорошо владеете английским (или можете писать собственные статьи/мануалы) и хотите помочь в переводах и общем развитии Monero для русскоязычной аудитории - свяжитесь с одним из администраторов.