Перевод Подкаст «Monero Monitor». Эпизод 015 / 2

Тема в разделе "Статьи", создана пользователем Mr. Pickles, 13 фев 2018.

  1. Mr. Pickles

    Команда форума Модератор Редактор

    Регистрация:
    11 сен 2017
    Сообщения:
    251
    Симпатии:
    71
    Эпизод 015:
    О проекте GloBee с Рикардо Спаньи, Реймондом Принсом
    и Патрицио Спитальери

    Начало данного интервью вы можете найти здесь.

    QS 36:58


    Майк: Я помню свой разговор с Говардом Чу. Его компания, которую он создавал в тот момент, не работала в США или в Северной Корее. Есть ли уже сейчас какие-либо ограничения, касающиеся гражданства ваших клиентов?

    Риккардо: Я был бы поражен, если бы жители Северной Кореи подписались на Globee.

    Майк: Ну, ведь ходят слухи о том, что северокорейцы пытаются хакерским путем добывать Bitcoin, а вчера я читал какую-то глупую историю, не помню, в Forbes или где-то еще, так там один человек рассказывал, что нам просто необходимо застраховать все вклады Bitcoin в Bitcoin банках, поскольку, когда Северная Корея взломает их, возникнет необходимость в возмещении Bitcoin, а также он говорил о необходимости резервировать Bitcoin вклады в долларах, так как сам по себе Bitcoin ничего не стоит, но в то же самое время, необходимо иметь резерв… В общем, полная бессмыслица, но речь шла о Северной Корее, которая, очевидно, вовлечена во все это. Так что, кто знает?

    Риккардо: Возможно. Посмотрим, может кто-нибудь и подпишется, и если это будет использоваться для Ким Чен Ына, и они попробуют продать ядерные боеголовки, у нас могут возникнуть проблемы. Мы просто не сможем обработать такую большую сумму. В общем и целом, мы очень осторожно относимся ко всему этому. Люди должны понимать, что мы являемся централизованной службой, и если мы получим от правительства указание, в котором будет сказано: «Пожалуйста, передайте нам вот эту информацию» или «Приостановите действие вот этого счета», или нечто подобное, то нам придется рассмотреть это указание, и принять решение относительного того, предпринимать или не предпринимать какие-либо действия. Но мы не правовая компания, и мы не тех масштабов, у нас нет ресурсов, чтобы игнорировать повестку в суд.

    Так что, если вы хотите получать Monero, принимать оплату в Monero, и вы занимаетесь продажей ядерных боеголовок, то делайте это напрямую, не пытайтесь использовать Globee. Это будет неверным решением. По существу, у нас нет каких-либо ограничений, но может случиться так, что нам придется отказать кому-то, и нам не хотелось бы, чтобы это произошло. Так что, если вы торгуете лимонадом, но это вовсе не лимонад, а тактическая ядерная боеголовка, то обратитесь к кому-нибудь другому.

    QS 39:49

    Майк: Существуют ли какие-либо лицензии, которые вам необходимо получить перед тем, как вы начнете работать?

    Риккардо: У нас есть свой генеральный советник, который помог нам решить ряд подобных вопросов. Мы находимся в процессе преобразования в законную структуру, что облегчит реализацию ряда платежных опций и сократит количество ограничений. Но в конечном счете не играет никакой роли, где вы находитесь — в Зимбабве или, скажем, на каком-нибудь маленьком острове в Тихом океане. Да где угодно. Если вы работаете с гражданами определенной страны, то правительство такой страны может требовать от вас определенных вещей, так как это граждане страны, на которую работает это правительство.

    Конечно, существуют определенные места, где было бы предпочтительнее зарегистрировать компанию, где бы то ни было. Но в конечном счете ваш бизнес не будет открытым, чистым, если вы в то же самое время будете искать варианты уклонения от соблюдения законов.

    Майк: Верно. Мне кажется, особенно здесь, в США, где есть сеть по борьбе с финансовыми преступлениями FinCEN. Насколько мне известно, ты бываешь в США пару раз в году по различным делам, и я могу представить, что бы было, если бы вы все попытались обойти какие-либо законы или сделать что-то подобное. В следующий раз, когда бы вы прилетели на конференцию TNABC в Майями, вас бы там уже на выходе из самолета ждали аккуратно одетые люди [смеется]. То есть я хочу сказать, что я все понимаю. Мне понятна необходимость в соблюдении законов и все такое. То есть с моей точки зрения, здесь, в Соединенных Штатах.

    Риккардо: Знаешь, мы работаем в странной области, в криптосфере, где криптовалюта является сверхподрывным средством, в частности, с таким проектом как Monero, нам совершенно ясно, что эта валюта может использоваться как в хороших, так и в преступных целях. Это не означает, что мы хотим пойти тем или иным путем. Что мы выступаем на стороне истеблишмента или против него. На самом деле, мы хотим создать мост, который бы позволил людям, которые еще не готовы до конца принять подрывную технологию, использовать ее.

    И если мы и не наводим такие мосты к этой подрывной технологии, то мы хотя бы пытаемся оградить тех людей, которые законно используют криптовалюты, так как те, кто делает это противозаконным способом, в любом случае найдут способ делать это.

    QS 42:46

    Майк: О’кей. Я бы хотел немного вернуться к технической стороне вопроса. По мере того, как вы строите свою платформу, вы уже задумывались о таких вещах, как централизованная система Lightning Network или каналы платежей, или о вещах, которые при работе с большими предпринимателями способствовали бы решению проблем масштабирования? Ведь, если быть честными, одной из проблем Monero, является сложность он-чейн масштабирования до размера действительно большой транзакции Monero. Поэтому вам также придется решить и эти проблемы. И если через вашу компанию будут проходить только он-чейн транзакции, что вы собираетесь делать с этим, и есть ли какой-нибудь план в этом отношении?

    Риккардо: Да, одной из вещей, которую мы хотим реализовать, а я являюсь сторонником механизмов офф-чейн масштабирования, таких средств как Lightning Network и ей подобных, так вот, одной из вещей, которую нам бы хотелось сделать, является поддержка таких средств. Мы хотим, чтобы такие системы создавались и вызревали насколько это возможно, и тогда мы сможем поддерживать их. Так в настоящее время мы работаем над поддержкой SegWit, чтобы наши клиенты, использующие кошельки на SegWit, смогли принимать платежи в Bitcoin напрямую на адреса SegWit, на адреса нового формата.

    И мне кажется, что в подобных случаях мы всегда сможем обеспечить некоторую степень обратной совместимости. Однако я не вижу смысла зацикливаться на этом, так как подобным образом все делается уже не первый день. Если нечто подобное, что мы можем использовать, облегчит процесс, как со стороны пользователей, так и со стороны предпринимателей, то мы обязательно используем это. А офф-чейн масштабирование определенно является тем механизмом, который мы станем поддерживать повсеместно, так как он снимает с нас значительную нагрузку с точки зрения вычислительных затрат.

    Если мы получаем транзакцию и способны обработать ее, то это значительно лучше, чем в случае, если бы нам пришлось ждать полчаса. Через полчаса ситуация на рынке уже может поменяться, и мы можем потерять на этом.

    QS 45:01

    Майк: По мере роста количества пользователей, каков механизм извлечения прибыли? Вы просто берете комиссию в 1% с каждой транзакции, которая проходит через вас, или вы как-то хеджируете на стороне, торгуете чем-то? Как вы делаете деньги?

    Реймонд: Это вполне приличная система пакетов, которая предусматривает выбор бесплатного пакета, на который вы быстро подписываетесь (буквально — требуется только указать ваш e-mail), и бесплатный пакет предполагает, что комиссия составит 1% с каждой обработанной транзакции. Также у нас есть пакет подороже, ведь каждый пакет предполагает наличие поддержки с различными критериями, и следующий пакет стоит $30 в месяц, и он имеет некоторые уровневые ограничения, а также имеет определенные функции поддержки, которые вы получаете, приобретая его.

    Также вы можете выделить свое элитное предприятие, с корпоративными или не корпоративными клиентами или продавцами, которые будут проводить самые большие транзакции, и это будет стоить уже $300 в месяц. В этом случае у вашего магазина уже будет собственный план обслуживания и собственный центр поддержки, который, если вы захотите, буквально, будет варить вам пиво, пока вы будете находиться в ожидании обслуживания.

    Майк: Тут я могу предположить, что вы переименуете этот пакет во что-то вроде пакета «лошадиного» уровня.

    Реймонд: А так как мы всенепременно хотим отдать должное сообществу, то так же у нас есть некоммерческий пакет, используя который ресурс вроде Wikipedia сможет использовать услуги, и мы будет делать это буквально на общественных началах и предоставлять такие услуги таким образом, чтобы от этого выиграло сообщество.

    Риккардо: А если каждый, кто читает это, жертвовал бы по 0,3 Monero каждый день, то Wikipedia стала бы самодостаточным сообществом, и вам бы не приходилось видеть лицо Джимми Уэйлса (Jimmy Wales), когда вы заходите на этот ресурс.

    Майк: Вы бы видели вместо него лицо Риккардо [смеется].

    Риккардо: Да, точно.

    Майк: На самом деле, радостно слышать про некоммерческую часть. Недавно случилось так много происшествий, возможно, которые вас и не коснулись, хотя я знаю, что у вас тоже случился пожар. Я говорю о стихийных бедствиях здесь, в Северной Америке, были сильные ураганы, а затем и в Мексике произошло два сильных землетрясения. И мы могли наблюдать появление самых разных фондов, где люди собирали Bitcoin и не только, старались собрать деньги, чтобы помочь пострадавшим.

    Но зачастую, когда ты пытаешься собрать большую сумму денег, попадаются некоторые большие жертвователи, которые заинтересованы в списании пожертвования и получении освобождения от налогов. По крайней мере, здесь, в США, я не знаю, как работает система налогообложения в других странах, и я считаю, что в данной ситуации так поступать неправильно.

    Лично я думаю, что должен быть какой-нибудь некоммерческий фонд, и нужно, чтобы кто-то, кто слушает нас, занялся этим вопросом. Но некоммерческий фонд должен работать, как некоммерческие фонды здесь, в США, как United Way, где люди могли бы интегрировать Globee и жертвовать Bitcoin и Monero или свою любимую скам-монету, или что-то еще. А некоммерческий фонд мог бы использовать Globee, чтобы конвертировать средства во что-то, что другие некоммерческие фонды, которые не хотят с этим иметь дела, будут использовать.

    Таким образом, они конвертируют накопленные средства в доллары США или в евро, или другую валюту. Но к тому моменту такой вид посреднического некоммерческого фонда, принимающего пожертвования, придет к тому, что для пожертвований, на которые правительство смотрит благосклонно, придет время выплаты налогов, и это позволит получить возможность списания налогов. Эта мысль долгое время вертелась у меня в голове, и, может быть, кто-то услышит, что у вас есть нужный инструмент, услышит мою идею и займется вопросом, и надо будет просто подключиться.

    Риккардо: А почему сам не займешься? Ну, так, к слову.

    Майк: Я размышлял над такой возможностью. Но, может быть, только в следующем году, или где-то так. Но если кто-то успеет сделать это раньше меня, я буду только рад за этого человека. Я сейчас заканчиваю аспирантуру, пишу кандидатскую, и у меня не хватает времени даже на подобное общение, не говоря уже о чем-либо другом.

    Риккардо: Тогда я благодарен тебе за время, которое ты мог потратить на написание своей кандидатской.

    Майк: Нет, на самом деле, сейчас я провожу с вами время, которое должен был потратить на сон. Но, возможно, в следующем году я смогу собраться с силами. У меня нет опыта работы с некоммерческими фондами, так что мне придется побегать.

    Риккардо: Все нормально. Я просто хотел сказать, что, если ты не заметил, ни у кого из нас нет опыта в обработке платежей.

    QS 50:32

    Майк: О’кей. Давайте вернемся к вашей общей модели получения дохода и другим, связанным с этими вещами. Вы говорили о том, как делаете деньги, но каков был ваш изначальный вклад? Это был каждый из вас, или основной вклад сделал сам Риккардо? Вы были на самофинансировании или вы привлекли венчурный капитал? Я заметил, что вы не производили никакого ICO, поэтому не совсем понятно, с чего вы начали, откуда пришел начальный капитал, и есть ли люди, которые являются вашими тайными финансовыми партнерами, но которые не вовлечены в деятельность компании?

    Риккардо: Да, как ты правильно заметил, мы не выпускали ICO. Так что тут комбинация из двух факторов. Большое количество денег было вложено непосредственно мной. Вся раскрутка и даже определенная часть недавней нашей деятельности финансировалась мной. Также была группа инвесторов, которая вложила свои средства в проект ближе к концу прошлого и в начале этого года.

    Им так же сильно понравилась идея Globee, они стали распространять информацию о проекте, привлекать предпринимателей, они говорили с людьми о проекте и так далее. И они не только большие поклонники того, чем мы занимаемся, но также они и большие поклонники Monero. И это прекрасно, поскольку они часть большего сообщества, тех, кто заинтересован в успехе Globee, в то время как Globee заинтересован в успехе Monero. Так что мы как бы подпитываем друг друга.

    QS 52:16

    Майк: Вы когда-нибудь задумывались, а я уверен, что задумывались об этом — о самых высоких для вас рисках? Будет ли для вас самым значительным риском признание Monero незаконной монетой, или же самый большой риск — это возможность взлома? На что вы ориентируетесь, чтобы избежать рисков, чтобы обеспечить успешность вашей компании?

    Риккардо: Да, пожалуй, безопасность проводимых операций является областью, требующей особой защиты. Мы осторожно, очень осторожно обращаемся со средствами, которые есть у нас в наличии. Мы не держим значительных средств. Есть те средства, которые нам необходимы, но мы стараемся распределить их настолько быстро, насколько это возможно, чтобы снизить соответствующий риск. На наших серверах также нет никаких горячих кошельков. Все горячие кошельки находятся вне рабочей архитектуры. Опять же, сама структура предполагает, что если что-то произойдет, вебсайт будет взломан, по крайней мере, можно будет осуществить жесткое отключение, нажав выключатель.

    Многое из того, что мы делали, было при этом рискованным. Также мы тесно сотрудничали с нашими партнерами по обеспечению безопасности, и в начале этого года система стала совершенно другой. Мы начали не только с пересмотра архитектуры, но также с тестирования на возможность проникновения, а это одна из тех вещей, которые можно проводить только раз. Мы работали на непрерывной основе с SensePost, и они помогли нам обнаружить некоторые вещи, просто глупые ошибки, которые мы допустили. Это было еще в самом начале, задолго до того, как мы подошли к запуску… Они также сильно помогли нам при пересмотре архитектуры.

    Итак, я бы сказал, что это, пожалуй, и является нашим самым большим риском, поскольку, если даже нас взломают, и при этом не пропадет никаких денег, будет нанесен ущерб нашей репутации, и если у нас украдут деньги, то это вообще будет скверно. Вместе с тем, если начистоту, учитывая то, что мы видели в нашей отрасли, взлом вообще ничего не значит. Вы просто создаете токен и до свидания. Просто токенизируешь потерю и ни о чем не беспокоишься.

    Майк: Точно, и не заставляйте меня начинать с этого.

    Риккардо: Но помимо этого существуют и другие риски. Мы занимаемся бизнесом, это стартап, а 95% стартапов терпят неудачу. Но я не думаю, что если мы провалимся, что это окажет какое-либо значительное влияние на Monero. Но в то же самое время, мы прекрасно понимаем, какой это будет отстой, если наш проект заглохнет. Поэтому, мы пытаемся принимать настолько взвешенные и осторожные решения, насколько это возможно, поэтому, спустя несколько лет, мы еще наплаву.

    QS 55:39

    Майк: Лично мне это кажется вполне разумным. Давайте перейдем к довольно серьезной проблеме, о которой все хотели бы послушать. Несколько недель назад вы запустили проект по сбору средств. По-моему, Риккардо, именно ты был тем, кто запустил этот проект. И вы собрали кучу денег, около полумиллиона долларов, а затем вы все внесли соответствующую сумму. Вы можете сказать что-нибудь об этом общественности? Или время, когда вы смогли бы рассказать побольше об этом проекте людям, еще не наступило?

    Риккардо: Да, пока нет ничего, что мы могли бы обнародовать. Я лишь могу сказать, что мы пока не касаемся собранных средств, собранных сообществом. Мы, скорее, работаем через средства, которые собрали, не с сообщества, а через те, которые внесли мы, а что мы хотели бы сделать затем, я рассказал бы в ближайшие два месяца. Просто нам хочется достичь той точки, когда у нас будет что продемонстрировать, и о чем можно было бы поговорить более подробно. Очевидно, что мы покажем, что у нас есть, и немного расскажем о том, чего пытаемся достичь, о целях, которые мы ставим перед собой в рамках этого проекта.

    Но я могу сказать положительную вещь. Есть люди, которые видели план реализации проекта, ознакомились с ним и сказали, что проект хорош, что он будет полезен для Monero, так как после его воплощения разговор с обычного: «А, Monero — это что-то, что заменяет Bitcoin в даркнете», перейдет на уровень: «О, Monero — это то, что принимают тут или принимают там». И вы сможете покупать определенную вещь в определенном магазине за Monero.

    И я покажу, как использовать Monero для этого. И знаете, постепенно о Monero станут говорить не просто как о «супер анонимной криптовалюте», а станут называть Monero «хорошими деньгами», хорошими цифровыми деньгами. И будут говорить, что именно эти цифровые деньги работают точно так, как должны работать цифровые деньги.

    Майк: Да. Не знаю, слышали ли вы о моем последнем… На самом деле, я знаю, что вы слышали мой последний выпуск, так как видел ваш комментарий к нему, но место Monero в даркнете заняла Verge, и это просто факт.

    Риккардо: Да, я слышал шепот в темноте, до меня вообще доносятся слухи, когда лежу ночью в моей постели: голоса шепчут мне в ухо, и они говорят: «Verge, Verge, Verge…»

    Майк: Это называется Twitter. Ты слишком много времени проводишь в Twitter [смеется]. Тогда ты можешь, по крайней мере, отмести все это, этот BitPay, ты вообще несколько лет назад прославился тем, что проспонсировал футбольную команду колледжа, а учитывая, что вы ребята из Южной Африки, вы, по крайней мере, можете сказать честно, что потратили деньги на то, чтобы проспонсировать такую же футбольную команду? [смеется]

    Риккардо: Нет. Все было не так. На самом деле, мы проспонсировали команду по регби.

    Майк: Прекрасно.

    Риккардо: Никто, кроме южноафриканцев не сможет смотреть ее. Фактически в то время, я действительно аплодировал тому, что делали BitPay. Но проблема заключается в том, что это подобно развитию бренда. Люди смотрят и думают: «О да, это Кубок Bitcoin», но если ты не продолжаешь делать это, и если у тебя нет того обожания, то в следующем году, и еще через год, и еще год спустя, люди просто забудут об этом. Это, к сожалению, и произошло. Люди не увидели непосредственной связи, так как установление непосредственной связи происходит годы.

    В случае с тем, чем мы занимаемся, развитие бренда — это определенная часть работы. Частично для того, чтобы люди узнали о существовании Monero, частично, чтобы они начали использовать Monero, те люди, которые… Они молоды, и они технически подкованы, они используют Snapchat и подобные вещи, но даже в этом случае, чтобы они начали использовать Monero, необходимо, чтобы они узнали о существовании этой монеты. А затем уже можно привлечь их к использованию, и мы пытаемся достичь этого.

    Таким образом, развитие бренда, которое, на мой взгляд, происходит немного по-бычьи, как у Bitcoin, направлено в большей степени на привлечение людей к использованию монеты. Мне кажется, если провести некоторую аналогию, если бы BitPay сделала бы билеты на Кубок Bitcoin, или хотя бы продавали 50% мест за Bitcoin, то это бы имело ощутимый эффект. Это бы заставило людей, которые хотели прийти на игру, использовать Bitcoin. Но вместо этого они везде видели бренд, но это не имело такого эффекта, и все это выглядело просто попыткой продвижения бренда.

    Майк: Учитывая, что за этим суперсекретным проектом стоит репутация вашей компании, а также ваша персональная репутация, и учитывая, что вы действительно та компания, которая пытается полностью интегрировать Monero … Но также учитывая тот факт, что вы до сих пор работаете с Bitcoin, со всеми другими валютами и со всем процессом проведения платежей в целом, считаете ли вы себя компанией Monero, проводящей платежи, или же вы просто компания, проводящая платежи, которая просто решает некоторые проблемы Monero?

    Риккардо: Нет. Тут понемногу и того, и другого. Я бы покривил душой, если бы сказал, что мы являемся компанией Monero в том смысле, что в будущем мы будем делать вещи, от которых сообщество Monero едва ли придет в восторг. Например, не дай Бог, мы добавим опцию, которая позволит людям осуществлять платежи в Zcash и Dash. Мы даже можем реализовать поддержку InstantX, или как там это называется, для Dash. И в этом нет ничего такого, мы просто обеспечиваем удобную, однонаправленную функцию перевода скам-монет в Bitcoin и Monero.

    Но если бы мы были компанией Monero, мы бы вообще этого не сделали. Поэтому, мы определенно больше ориентированы на сам процесс оплаты, мы — платежная компания, которая очень, очень глубоко заинтересована в будущем Monero и в успешности Monero тоже. Поэтому, как в случае с этим суперсекретным проектом, Globee является механизмом, который предприниматели будут использовать для приема платежей в цифровых валютах, но единственной монетой, которую они будут получать в своем магазине, станет Monero. Изменится ли это в будущем — не знаю…

    Кто-нибудь может прийти к нам и сказать, вы знаете, мы согласились использовать Globee и принимать Monero, но мы так же хотели бы принимать и Bitcoin. Такой разговор может состояться у нас с ними, если до этого дойдет дело. Но, по крайней мере, в обозримом будущем, единственным вариантом будет прием Monero.

    QS 01:03:37

    Майк: О’кей. Мы уже поговорили о многом, и это было длинное интервью с множеством поворотов. Я прошу прощения, если оно не было таким приятным и сжатым, каким могло бы быть. Но есть ли еще что-то, касающееся вашей компании, о чем мы не успели поговорить, либо потому, что я не спросил, либо потому что мы перескочили через что-то, чем вы хотели бы поделиться, и что вы считаете важным?

    Риккардо: Пожалуй, я хотел бы добавить, что мы расположены в Йоханнесбурге, Южная Африка, и если кто-то из сообщества Monero слушает нас и живет в Йоханнесбурге, или собирается переехать туда, и работает вместе с нами над Globee, дайте нам знать.

    Мы используем Laravel, поэтому знание Laravel не будет преимуществом, но станет обязательным условием для работы с нами. И мы всегда рады пообщаться с людьми, которые заинтересованы в том, чтобы переехать в Южную Африку и пожить здесь пару лет, чтобы узнать, как все работает.

    Майк: Превосходно. У меня, пожалуй, нет такого опыта, но если вы когда-нибудь решите запустить спутник Globee, чтобы завершить Blockstream, позвоните мне. Я буду первым среди тех, кого вам стоит нанять.

    Риккардо: Хорошо, но сначала ты должен закончить свою кандидатскую.

    Майк: Да, но я напомню вам, ребята, что у вас есть, по крайней мере, год, перед тем, как вы выйдете на этот рынок.

    Риккардо: Ну, смотря по обстоятельствам. Может, наши активы Monero переместятся на луну, а затем, может, все еще раз поменяется.

    Майк: Ну, если мы доберемся до луны, нам не нужны будут спутники. Окей, я там слышал на фоне, как будто у вас там начинается матч по регби.

    Риккардо: смеется] Сейчас 17:30, пятница. Офисный парк, сейчас время пить.

    Майк: А здесь 9:30 утра, и пора выпить очередную чашку кофе и время работать. В любом случае, спасибо вам, ребята, за продолжительную беседу. Рей и Пат, добро пожаловать на публичную сторону сообщества Monero. Как люди могут связаться со всеми вами?

    Риккардо: Если люди не следят за мной в Twitter, хочу сказать вам, вы проходите мимо мира веселья, радости, открытий, мемов и мультяшек с пони. Или вас просто заблокировали. Или вы заблокировали меня. Так что да, в Twitter я — @fluffypony, а проект Globee, соответственно, @Globee.com и Globee.com. Также у нас есть страница на Facebook, как предусмотрительно, не правда ли? Рей?

    Реймонд: Все наши контактные данные и информацию о нас можно найти на Globee.com. Мы не настолько технически продвинуты, поэтому у нас нет профиля Snapchat, но вы определенно можете найти массу информации о нас и кучу картинок на нашем вебсайте.

    Риккардо: Пат, а как людям найти тебя в Twitter?

    Патрицио: Patrizio23.

    Майк: А я уже слежу за вами на Twitter, я же готовился к этому интервью. Я слежу за всеми вами… [смеется]

    Риккардо: Вызов принят.

    Майк: Ну что ж, ребята, у вас есть, что добавить перед тем, как мы закончим?

    Риккардо: Нет. Просто спасибо, что нашел время в своем кандидатском графике, чтобы взять у нас интервью.

    Майк: Поверьте, мне было несложно. Вы занимаетесь большим делом. О’кей. А любой, кто хочет узнать больше, посетите MoneroMonitor.com., мы публикуем стенограммы всех интервью, так что если вы не смогли разобрать милый акцент наших гостей, или по какой-либо другой причине что-то не поняли, то, возможно, xmronadaily, который занимается стенограммами, разобрался с акцентом лучше вас, и вы можете просто прочитать все, что было сказано. Я благодарен ему за его работу, и я хотел бы как-нибудь его включить в нашу передачу.

    Также следите за @MoneroMonitor на Twitter. О новом выпуске я всегда сначала сообщаю там. Поэтому, это самый быстрый способ узнать о чем-то новом. А еще я иногда публикую мемы, так что иногда я тоже играю в игру fluffypony.

    Риккардо: Замечательно.

    Майк: На этом мы прощаемся с вами, хорошего вам дня, а вам, ребята, желаю хорошо провести этот пятничный вечер!

    Риккардо: Спасибо. Это хорошая пятница!

    Реймонд: Спасибо!

    Патрицио: Спасибо!

    ~{Финальная музыкальная заставка}~

    Источник: Episode 15: GloBee with Ric Spagni, Ray Prince, and Pat Spitalieri


    Перевод:
    Mr. Pickles (@v1docq47)
    Редактирование:
    Agent LvM (@LvMi4)
    Коррекция:
    Kukima (@Kukima)
     
    #1 Mr. Pickles, 13 фев 2018
    Последнее редактирование: 13 фев 2018
    MoneroRus нравится это.
  • О нас

    Наш сайт является одним из уникальных мест, где русскоязычное сообщество Monero может свободно общаться на темы, связанные с этой криптовалютой. Мы стараемся публиковать полезные мануалы и статьи (как собственные, так и переводы с английского) о криптовалюте Monero. Если вы хорошо владеете английским (или можете писать собственные статьи/мануалы) и хотите помочь в переводах и общем развитии Monero для русскоязычной аудитории - свяжитесь с одним из администраторов.