Перевод Подкаст «Monero Monitor». Эпизод 006 / 1

Тема в разделе "Статьи", создана пользователем Kukima, 4 фев 2018.

  1. Kukima

    Команда форума Модератор Редактор

    Регистрация:
    21 ноя 2017
    Сообщения:
    2
    Симпатии:
    0
    Эпизод 006:
    Разговор по душам с Джастином "SamsungGalaxyPlayer" Эхренхофером.
    Часть первая

    Присоединяйтесь, ведь сегодня с нами Джастин Эхренхофер (Justin Ehrenhofer), также известный как SamsungGalaxyPlayer. Он расскажет нам о своей кипучей жизни в качестве набирающего всю большую популярность члена сообщества Monero. Мы поговорим о том, как он пытался создать университетский клуб любителей криптовалют при Миннесотском университете, о вкладе Джастина в работу над документацией, связанной с Monero, а также в связь с общественностью. Вы услышите о его недавней поездке по Европе, во время которой он говорил о Monero с любым желающим узнать что-то об этой криптовалюте. Также Джастин расскажет, как начал заниматься всем этим, поделится своими мыслями в отношении недавних событий в пространстве Monero и обозначит, чем вы можете помочь ему в его деятельности.

    ~{Вступительный клип и музыкальная заставка}~

    Майк: Привет всем! Это Майк и вы слушаете очередной выпуск подкаста Monero Monitor. Сегодня у меня в гостях Джастин Эхренхофер, также известный многим как SamsungGalaxyPlayer, который совершил просто таки агитационный тур по Европе, в ходе которого беседовал с людьми о Monero. Добро пожаловать на передачу, Джастин.

    Джастин: Спасибо за приглашение, Майк.

    Майк: Да нет проблем. Я правильно произнес твое имя? Эхренхофер?

    Джастин: Да, я именно так его произношу. В Германии, в Австрии мою фамилию произносят как Эренхофер или Эренгофер, но я говорю Эхренхофер.

    Майк: О'кей, звучит хорошо. Ну и, не мог бы ты рассказать нам немного о себе, представиться?

    Джастин: Да. Я второкурсник факультета информационных систем в области финансов и управления в Миннесотском университете, а в настоящее время, этот семестр, я обучаюсь в Венском университете экономики и бизнеса по программе обмена. Так что, вот почему я езжу по Европе, просто потому что этот семестр я провожу именно там.

    Майк: Круто. Это тот университет, который считается одним из лучших бизнес университетов Европы? Я мало что знаю об экономике с точки зрения образования и университетов, да и о подобных вещах вообще. Не мог бы ты рассказать, почему ты выбрал именно это учебное заведение?

    Джастин: Прежде всего, я отправился на учебу в Европу, потому что в Миннесоте одним из выпускных требований является обучение в каком-либо заведении в области бизнеса за границей. Совсем не обязательно проводить там целый семестр, но в моем графике нашлось время, поэтому я решил использовать семестр с выгодой для себя, по максимуму набраться опыта — вот почему я решил отучиться там целый семестр. Что касается того, почему из всех университетов Европы я выбрал именно Венский. Я сделал это не из-за какой-то определенной программы, которые предлагаются образовательными учреждениями для обмена студентами. Многие мои сокурсники также сейчас находятся по программе обмена, но в Центральной Европе. Я был в Австрии еще совсем ребенком, и мало что помню об этой стране. Поэтому я хотел узнать о ней больше и решил, что это отличная возможность. Помимо этого, я знал, что в этой стране происходит довольно сильная активность в области криптовалют. Конечно, это не было для меня основным фактором, но я думал и об этом тоже.

    Майк: О'кей, хорошо. Итак, получается, что там находится в некотором роде центральный хаб мысли австрийской экономической школы. Или все-таки это просто совпадение, что ты оказался в Австрии?

    Джастин: Как я уже говорил, я не увидел какой-то радикально правой австрийской школы мысли, для меня это был просто другой университет, или я как бы пропустил свои обычные уроки, где меня не научили бы тому, что я узнал.

    Майк: О'кей, ясно. Ты придерживаешься каких-то определенных экономических взглядов? Ты достаточно глубоко знаком с той школой мысли которой придерживаешься?

    Джастин: Я не думаю, что мысленно выделяю какую-то определенную. Но, скорее, мне ближе либеральная идея. По крайней мере, для Соединенных Штатов. Мои взгляды где-то между умеренными и либеральными.

    QS 03:47

    Майк: О'кей, нам не обязательно углубляться в этот вопрос. Просто, так как с этим связана часть нашего разговора, я решил, что следовало бы спросить. Хорошо, ты упомянул, что являешься студентом Миннесотского университета. Подозреваю, что у вас там есть совместно организованный клуб, так?

    Джастин: Да. Нас несколько человек, и мы основали клуб весной 2016 года. Нас пятеро, основателей: двое по-прежнему ведут активную деятельность, а остальные трое оказались слишком загружены другими делами.

    Майк: О'кей, и давай уточним — это ведь клуб Bitcoin, правильно?

    Джастин: Это клуб для всех криптовалют вообще. Это клуб людей, интересующихся криптовалютами при Миннесотском университете. У нас сейчас более 100 активных членов и каждую нашу встречу посещает около 50 человек, поэтому нам реально есть чем гордиться. И у нас есть некоторые общие обозначенные цели, образовательный аспект, мы пропагандируем наши взгляды и у нас есть сообщество. Мы занялись всем этим, так как знали, что многие слышали о Bitcoin и до нас, но на самом деле буквально ничего не знали о нем. В частности, один из сооснователей клуба хотел бы, чтобы люди приняли и стали в целом более широко использовать криптовалюты, ну и наконец, поскольку наше сообщество появилось на Среднем Западе Соединенных Штатов, где, в общем, область криптовалют не сильно развита, да вообще, не развиты финансовые технологии, нам показалось, что это великолепная возможность организовать сообщество, и мы рады, что сделали это и продолжаем развивать свою идею.

    Майк: Понятно. Ну, несколько дней назад я был в Миннеаполисе, где посетил бейсбольный матч на Тагит Филд (Target Field). Там было, ну я не знаю, может, 40 000 зрителей, чье внимание вы могли бы привлечь. Может вам вступить в некоторое партнерство с Twins (бейсбольная команда) или в какие-то подобные отношения, чтобы…

    Джастин: Если эти люди пришли на игру Twins, то они, вероятно, болеют не за ту команду.

    Майк: Ха-ха, о'кей, ты болеешь за кого-то другого?

    Джастин: Я вырос в Чикаго, поэтому, естественно, поддерживаю Cubs.

    QS 05:46

    Майк: О'кей, продолжим разговор о вашем клубе. Он такой один среди всех американских университетов, или вы связываетесь с другими университетами. Где есть что-то подобное? То есть, как все происходит?

    Джастин: Да, лично я проделал много работы в этом направлении. В конечном счете мы примкнули к Blockchain Education Network, глобальной группе… Фактически, это центральная группа, которая старается облегчить связь между студенческими группами. Мы приняли во всем этом участие, так как являемся новичками в этом деле. Мы увидели, насколько велики другие студенческие группы, особенно на Восточном и Западном побережье, некоторые так действительно большие.

    Очевидно, что мы хотели бы работать с ними. Можно извлечь определенные преимущества из их опыта, а затем, я надеюсь, мы сможем предложить что-то и им. Таким образом, мы ищем сотрудничества с другими студенческими группами, но сейчас это все-таки нечто новое для нас. А раньше мы очень многое делали внутри собственной группы, не связываясь с остальными.

    QS 06:48

    Майк: О'кей. А в более широкой области, от Миннеаполиса до Сейнт-Пол, происходят другие собрания сообществ Bitcoin, или вы единственные в своем роде?

    Джастин: Есть собрания Bitcoin и собрания Ethereum. Встречи сообщества Bitcoin посещает множество людей. Но на нормальной встрече людей всего ничего. Я думаю, что так происходит, потому что люди не понимают всей сути разнообразия. Они сфокусированы на Bitcoin, а когда речь заходит о подобных вещах им становится скучно. Но, думаю, у организаторов собраний есть множество людей в их рассылочном списке.

    Что касается группы Ethereum, она практически неформальна. Даже несмотря на то, что мы в некотором роде неформальная группа, мы, пожалуй, единственные, кто проводит встречи и говорит на определенные темы. Но группа Ethereum довольно забавна, так как у нас на встрече показывается, по крайней мере, 10 человек, и мы говорим о том что происходит вообще, а не обсуждаем размере блока снова и снова в течение последних полутора лет.

    Майк: Да, похоже на то, что происходит в Денвере. Я сам из Колорадо, и там тоже собирается сообщество Bitcoin, и сообщество Ethereum, а сейчас появилось новое, которое называется Rocky Mountain Blockchain или как-то так. В последнем случае, я думаю, обсуждения будут более разнообразными, что радует. Но одновременно есть некоторое беспокойство в отношении того, что это может значить в том плане, какие проекты привлекают к себе все внимание в конечном счете. Но да, я понимаю о чем ты.

    QS 08:20

    Майк: Мне кажется, это довольно общая проблема, когда на встречу подписываются сотни людей, а приходит, в лучшем случае, пара десятков, если только на встрече не будет выступать какая-нибудь реально важна персона. Похоже на то, что ваша университетская группа немного отличается. Не мог бы ты рассказать, как проходит ваша обычная встреча? Это просто обычное сидение кругом или ваши встречи как-то структурированы, предполагается выступление определенных докладчиков и прочие вещи?

    Джастин: Обычно мы пытаемся сделать встречу комбинированной. В течение семестра мы встречаемся один-два раза в месяц. В последнем семестре, в октябре, мы начали собираться раз в неделю. Мы пытались провести месяц криптовалют, чтобы поднять некоторый хайп, и нами было запланировано выступление докладчиков на каждом из мероприятий. Поэтому обычно все превращается в комбинированное собрание, где полтора часа отводится на официальную часть, а после этого совсем необязательно устанавливать время окончания собрания, чтобы люди могли пообщаться в своих группах, поделиться тем, что их заинтересовало с другими.

    Часто докладчик сам отвечает на вопросы. В последнем семестре я бы выделил двух значимых гостей: один был из Coinbase, а другим выступавшим была Аманда Б. Джонсон (Amanda B. Johnson), так как она в то время была недалеко от нас, и мы смогли поговорить с ней немного о Dash.

    Майк: Да, я помню, что команда Dash совершала какой-то тур на автобусе.

    Джастин: Точно, и мы были остановкой этом автобусном туре.

    Майк: О'кей, о'кей, круто. Нам не обязательно знать, кто конкретно выступает на ваших встречах, но довольно интересно послушать, как работают разные группы.

    QS 10:00

    Майк: Давай я задам еще один вопрос о вашей группе. Ты сказал, что вас уже около 100 человек, и что 50 человек появляются на различных мероприятиях. Много ли среди них специалистов в области компьютерной техники, программистов, людей из бизнеса, то есть, по каким демографическим признакам можно разбить тех, кто присоединяется к вашему клубу?

    Джастин: Я понял. На данный момент две трети клуба составляют учащиеся технического профиля и одну треть — бизнес школы. И я думаю, что найдутся люди и других профессий. Мы ясно наблюдаем концентрацию двух основных школ, и именно на них мы ориентируемся в настоящее время. Тем не менее, нам бы хотелось иметь более широкую аудиторию, поэтому в следующем семестре мы собираемся провести рекламную кампанию также и среди других направлений.

    Мы уже распространили свою рекламу среди первокурсников, но мы хотим расшириться по мере наших сил, чтобы наши флаеры можно было найти буквально в каждом здании. Поэтому мы ввели должность вице-президента клуба по пропаганде, что должно помочь нам расширить охват кампуса. Как можно догадаться, в клубе в основном состоят парни. Одним из президентов-основателей клуба была девушка, но она покинула проект. Поэтому у нас была некоторая поддержка с женской стороны, но, к сожалению, как я уже сказал, она ушла, чтобы сосредоточиться на каких-то других вещах.

    Майк: Да, но жизнь продолжается, верно? Итак, как ты думаешь, большинство людей приходит к вам, потомку что им интересно, или потому что они надеются связать свою работу с этим в будущем? Или, как мне это показалось в Денвере, был довольно значительный процент людей, которые просто хотели поговорить в стиле: «Смотрите, как я делаю деньги на этом: я инвестирую вот в эти монеты…» Ну и все такое подобное. Но, может, более молодые люди, такие, которые состоят в университетской группе, имеют какие-то другие причины. Как тебе кажется?

    Джастин: Ну, наблюдается полное разнообразие причин. Я бы повторил, что две трети участников группы заинтересованы в технологии, то есть, для них это первопричина, ну во всем остальном тоже. Но мне, опять же, кажется, что примерно треть сосредоточена на вопросах инвестирования. Конечно, случается, когда технологи и бизнес интересы пересекаются, но это исключительные случаи.

    Мы пытаемся сделать так, чтобы на наших встречах получили опыт как те члены группы, которых интересует техническая сторона вопроса, так и те, которым интересен бизнес. Поэтому мы пытаемся чередовать темы, проводя наши мероприятия. Мы пытаемся дать людям глоток свежего воздуха, дать что-то новое. Я думаю, что тот факт, что мы единственные Миннеаполисе, играет нам на руку. При отсутствии множества стартапов людям не приходится ставить перед собой грандиозных задач, и в их начальные планы не входит что-то сверхъестественное. У них на руках может быть всего $50, которые они отложили со своей последней получки или сэкономили на чем-то другом.

    Майк: Да, мне кажется, что это удачное распределение интересов. Что касается меня, я едва ли могу представить кого-то, кто будет участвовать во всем этом без хотя бы малой финансовой заинтересованности. То есть, я хочу сказать, что все в этой жизни сводится к подобным причинам. Тем не менее, приятно слышать, что, по крайней мере, в вашей группе есть довольно большое число людей, которым интересно узнать о технологии, так как одной из вещей, которые заботят меня больше всего, является то, как люди представляют себе ICO, новые монеты и все остальное. Как они расценивают все происходившее в последние несколько месяцев… То есть, меня больше всего волнует, что все люди, которые приходят в эту сферу, ничего не зная о ней, мыслят следующим образом: «Графики растут, и если я вижу рост, значит я могу сделать на этом какие-то деньги». Приятно слышать, что есть люди, пусть не 100%, которые могут помочь в формировании будущего криптовалют.

    Джастин: Да, мы обычно подмечаем это в новых членах группы, может, только в некоторых из них. Но мы стараемся привить им мысль, что, в первую очередь, следует придерживаться самой технологии.

    Майк: Да-да, мы не можем винить кого бы то ни было, за то, что человек слышал о Bitcoin, поскольку его цена взлетела с $1000 до $2500. Люди приходят и хотят узнать больше, а вы, ребята, помогаете людям, сделавшим первый шаг, продвинуться по этому пути.

    QS 14:19

    Майк: О'кей, двигаемся дальше. Как лично ты попал в мир криптовалют? Тебя познакомил с ним кто-то на факультете, ли ты уже знал о нем до этого? Как случилось так, что ты занялся всем этим?

    Джастин: Я точно помню, когда впервые услышал о Bitcoin. Это было в «Отчете Кольберта» (Colbert Report) в 2013. Для тех, кто не знает, что такое «Отчет Кольберта» — это сатирическое телешоу, которое показывают довольно поздно, его вел Стивен Кольберт (Stephen Colbert). Шоу уже не показывают, так как он занялся другим телепроектом. Но тогда он встречался с кем-то из NPR и спрашивал, прочему какие-то непонятные интернет-деньги вообще могут чего-то стоить, и говорил о ненадежности системы, и некоторым образом привлек мое внимание.

    Потом, я прошел процесс загрузки кошелька, синхронизации блокчейна, и я был полон энтузиазма примерно неделю, считал, что майнинг это круто, а потом пришел к мысли: «Ну вот, нет никаких выплат, все это пустая трата времени — удалить». В следующем году я практически этим не занимался. То есть, где-то в мыслях у меня это было, но я не погружался глубоко. А спустя еще год, я решил, о'кей, похоже это надолго. С тех пор я интересовался множеством проектов, по крайней мере, пытался выяснить, как все это работает.

    Я изучил основные принципы работы блокчейна, как на самом деле происходит майнинг, как происходят транзакции от одного пользователя к другому, а потом выяснил, что в случае с Bitcoin, даже несмотря на то, что ты действуешь под псевдонимом, ты не сохраняешь анонимности. И понял я это на ранних этапах, когда только начинал углубляться в суть. Таким путем я пришел к Monero. Я стал изучать различные технологии обеспечения анонимности, такие как CoinJoin, тогда это был протокол ZeroCoin, а в конечном счете добрался до кольцевых сигнатур, которые действительно работали. Именно этим меня привлекла Monero, так как она первая стала использовать кольцевые сигнатуры.

    Майк: Да, похоже, это было где-то году в 2014 или годом позже. И ты занимаешься Monero все это время, все последние три года?

    Джастин: Нет, я пришел к этому в 2015. Когда я занимался Bitcoin, я не сидел на выходных и не твердил себе: «Тебе надо узнать вот это именно в этот уикенд». Все происходило дольше. На досуге я искал и изучал статьи по теме. А в 2015 году я узнал о Monero и понял, что теперь будет трудно переключиться на что-то другое. Я старался узнать как можно больше, а потом мне понравилось отвечать на вопросы, которые возникали у других людей, и я понял, что попал сюда надолго. Я узнавал ответы на все большее и большее количество вопросов. Примерно так можно представить этот круговой процесс моего увлечения Monero. Я просто отвечал на все возникающие вопросы.

    Майк: Да, понятно. Я хотел сказать, что сколько я нахожусь в этом пространстве, столько я и вижу тебя. Я познакомился с Monero на первой неделе существования этой монеты после ее запуска, так как я помню, как запускался Bytecoin. И я помню запуск BitMonero. И я также помню, что реально запутался, так как не следил за событиями достаточно внимательно, и не понял, что появился форк, и что Monero отделилась от BitMonero. И я майнил несколько недель и забыл об этом, поскольку мои мысли были заняты неудовлетворительным состоянием кошелька, сложностью его использования и прочими вещами. А потом я так же вернулся к этому весной 2015. Так что, мне кажется, что реально мы занимаемся Monero примерно одно и то же количество времени, находясь в сообществе.

    QS 18:00

    Майк: Ты не являешься разработчиком. Скажи, чем тебе довелось заниматься в рамках проекта Monero?

    Джастин: По большей части это была документация. Может, привлечение новых членов через subreddit. А последнее время я публикуюсь на вебсайте Monero, получая приятные отзывы. А также, пожалуй, мои поездки по Европе, о которых ты говорил, в ходе которых я принимаю участие во встречах местных групп Monero.

    Майк: Тогда давай поговорим обо всем этом. Что привело тебя к решению, что ты — именно тот человек, а может и не именно тот, который должен написать ответ на ту самую статью, которую написали ребята из Zcash? По крайней мере, я думаю, что ты почувствовал, что необходимо сделать это, и если бы никто не сделал этого, то ты бы выступил вперед и все бы организовал. Расскажи нам, как ты решился на это?

    Джастин: Ну, частично это получилось в результате наличия у меня свободного времени. Я увидел, что они опубликовали статью, я прочитал ее. Я увидел реакцию Риккардо в Twitter. Ему статья показалась крайне нелепой. Но мне показалось, что для людей за пределами сообщества необходим более подробный ответ. Поэтому я задал им вопрос, нуждаются ли они в более подробном отзыве. Они ответили, что любой свободен сделать это, что это «оупенсорс», ну и я воспринял это как: «О'кей, пиши свой отзыв».

    Итак, я начал сводить все воедино, я работал со Smooth и Говардом Чу (Howard Chu), и во многом именно благодаря их вкладу, то, что я писал, не выглядело совершенно глупо. И сперва я опубликовал первоначальный вариант не через вебсайт, а как документ. И со мной связался Эндрю Миллер и сказал: «Слушай, тебе нужно исправить некоторые вещи, те, которые могут ввести в заблуждение». Я воспользовался некоторыми его советами при работе над окончательной версией и всеми последующими редакциями.

    А о необходимости отзыва я понял, ознакомившись с утверждениями, которые содержались в работе. Именно они заставили меня написать ответ, просто потому что мне показалось, что это имеет большое значение. И это было довольно забавно, поскольку люди… В моем клубе криптовалют я, на самом деле, стараюсь не говорить слишком много о Monero, правда. И я также стараюсь быть беспристрастным в отношении других монет, и одна из них очень тесно связана с Ethereum. Он позвонил мне и сказал, что это ему показалось странным, когда кто-то кинул ему ссылку на мой отзыв в subreddit Ethereum, он вернулся к исходной точке и был просто шокирован тем, что я публикую что-то на вебсайте Monero.

    Майк: Да, я знаю об этом, это интересно. Когда вышла статья, ее сильно критиковали. Что было довольно неудачно — статья была раскручена, потому что, если ты вчитывался в нее, доходил до страницы 7 или 8, или 9… до конца работы, ты находил очень интересные мысли, а также вещи, которые в данное время никак не влияют на Monero, но вещи… Вещи, которые могли бы пригодиться в будущем.

    К сожалению, статья получила оценку, и никто не говорит об этом, и никто не осознает, что есть множество каналов для разработчиков, используя которые люди годами общались, решая самые разные вопросы. И еще один момент, который я выделил в статье, касается того, что, возможно, в будущем встанет вопрос относительно выбора вклада в кольцевые сигнатуры. А это то, над чем люди много работали, что находится на рассмотрении, и о чем продолжают говорить.

    Я говорю «к сожалению», потому что считаю работу интересной, но было сказано: «Эй, такие вещи не обсуждаются на публике». Но был упущен тот факт, что они таки обсуждаются. В любом случае, статья породила множество заголовков, которые, возможно, были неуместными, поскольку могло создаться впечатление, что сообщество и разработчики Monero не знали всего этого о монете. Хотя, фактически, любой, кто занимается этим, знает о проблемах и знает, что ведется работа над их решением.

    Джастин: Да, я рад, что они проделали работу, чтобы количественно определить все это. Я думаю, что они сделали все тем же образом, который пытались использовать члены сообщества Monero в отношении Bitcoin, основываясь на том, как люди тратят свои Bitcoin. По сути, это был просто длинный выпуск на GitHub, но они раскрутили его так, что практически уничтожили доверие к себе, особенно благодаря большим постам в блоге, написанным позже Миллером (Miller).

    Майк: Да, да. Я перестал следить за происходящим, поэтому мог пропустить некоторые из тех постов. В любом случае, спасибо за работу, которую ты проделал. Мне кажется, важно, чтобы люди поняли, что официальная команда как таковая отсутствует. Я слышал, как Риккардо в шоу Bitcoin Uncensored на YouTube рассказывал, как на прошлой неделе на Consensus люди подходили к нему и спрашивали, где находится главный офис Monero, как работает персонал — удаленно или как-то иначе… И многое-многое другое. Интересно, что люди воспринимают Monero, открытый проект, так же, как и Bitcoin, считающийся таким же открытым проектом, как что-то экзотическое, потому что у всех других монет, есть главный офис или официальные команды, или официальный PR-сотрудник, или нечто из этого же ряда.

    Но едва ли найдется множество проектов, которые были бы подобно Monero или Bitcoin или нескольких другим валютам по-настоящему децентрализованы. Даже если отталкиваться от того, как они управляются и как они построены. Таким образом, круто, когда кто-то занимается проектом, но не имеет официального разработчика, центральной команды, когда один из семи человек, связанный с их именами, выделяется как возглавивший все дело. Так что, да, спасибо за это.

    QS 24:08

    Майк: О'кей, переключим передачи. Что подвигло тебя на проведение этих бесед? Почему ты решил путешествовать по Европе и проводить встречи, посвященные Monero?

    Джастин: Мне показалось это естественным развитием. Я часто беседовал с группами студентов у себя дома, у меня был богатый опыт выступлений на публике, чтобы начать. Я участвовал в дебатах в средней школе, и мне это реально нравилось. Я продолжил заниматься этим в колледже, и мне казалось, что на тот момент это был лучший способ использовать Monero.

    Меня сильно вдохновили речи Риккардо, потому что он работает над ними. Но он такой один и не может одновременно находиться в нескольких местах. У меня было преимущество, связанное с наличием большего количества свободного времени, чем у большинства людей. Практически половина моей жизни свободна, и я отправился в Центральную Европу, поскольку для меня это было несложно сделать. И я вижу в этом три преимущества. Это помогает Monero, так как я говорю с множеством людей, которые, возможно, слышали это название раньше, но больше ничего о Monero не знают.

    Это мне действительно нравится, и я получаю опыт, путешествуя и общаясь с различными сообществами. Узнаю от них что-то новое и практикуюсь в ораторском искусстве. А также у меня есть возможность посетить места, в которые, возможно, я никогда бы и не поехал. Так что, это выгодно всем участникам процесса, а ведь я даже не планировал этого, когда отправился в Европу. Я побыл там несколько дней, а затем понял, что было бы круто заняться чем-то подобным. Но это было также и то, что в тот момент было нужно сообществу Monero, и я оказался единственным, кто стал этим заниматься.

    Майк: Круто, и сколько встреч ты провел к настоящему моменту?

    Джастин: считает шепотом… К этому моменту 10.

    Майк: 10, о'кей. Уже есть запланированные встречи?

    Джастин: Да. В течение недели запланирована встреча в Кельне, в Германии, а потом еще три встречи состоятся в июне и еще, может, пять в июле. Так что, осталось провести еще несколько встреч.

    Майк: О'кей. Итак, ты говоришь, я хочу поехать вот в этот город, узнаешь, проводится ли там встреча Bitcoin, узнаешь, заинтересованы ли они в разговоре, и пока находишься там, принимаешь участие в такой встрече. Или же ты смотришь, где проводятся встречи Bitcoin, заинтересованы ли они в разговоре и затем едешь в тот город? Что за чем следует?

    Продолжение интервью вы можете найти по этой ссылке
     
    #1 Kukima, 4 фев 2018
    Последнее редактирование модератором: 18 фев 2018
  • О нас

    Наш сайт является одним из уникальных мест, где русскоязычное сообщество Monero может свободно общаться на темы, связанные с этой криптовалютой. Мы стараемся публиковать полезные мануалы и статьи (как собственные, так и переводы с английского) о криптовалюте Monero. Если вы хорошо владеете английским (или можете писать собственные статьи/мануалы) и хотите помочь в переводах и общем развитии Monero для русскоязычной аудитории - свяжитесь с одним из администраторов.