Перевод Подкаст «Monero Monitor». Эпизод 001

Тема в разделе "Статьи", создана пользователем Lama, 13 дек 2017.

  1. Lama

    Lama Piconero

    Регистрация:
    19 авг 2017
    Сообщения:
    2
    Симпатии:
    0
    Эпизод 001: Случайная прогулка с Риккардо «FluffyPony» Спаньи

    Добро пожаловать на первый эпизод подкаста Monero Monitor! С выпусками этого шоу я надеюсь более глубоко изучить сообщество Монеро. Хотя в некоторых подкастах специально рассказывают о протоколе Monero. Мы же будем говорить о людях, проектах и общих событиях, окружающих не только основную работу над Monero, но и его сообщество в целом.

    Чтобы начать шоу, к нам присоединился Риккардо «FluffyPony» Спаньи, чтобы поговорить о его участии в криптовалютном сообществе. Многие знают его как представителя группы разработчиков Monero Core. Но сегодня мы поговорим о ряде других проектов, в которых он принимал участие в прошлом или в которых состоит сейчас на постоянной основе. Наслаждайтесь шоу!


    Риккардо: Я узнал, как троллить от того, что меня троллили.

    ~{Вступительный клип и музыкальная заставка}~

    Майк: Эй, привет всем, это Майк. Вы, возможно, знаете меня как bigreddmachine на Reddit, и вы слушаете первый выпуск подкаста Monero Monitor. Сегодня мы организовали для вас отличное интервью, и для меня большое удовольствие разговаривать с Риккардо «FluffyPony» Спаньи, членом основной команды (Core Team) проекта Monero. Как дела, Риккардо?

    Риккардо: Привет! Неплохо, спасибо, что пригласил.

    Майк: Спасибо, что пришел, и спасибо за то, что ты типа стал подопытной свинкой для шоу, поскольку это наш первый выпуск.

    Риккардо: Или подопытным пони…

    Майк: Да-да, подопытный пони. Я особенно взволнован, т.к. мне кажется, что я говорил с тобой много раз на IRC или Reddit, или где-то еще. Но это, первая возможность, которую я получил, чтобы пообщаться с тобой лично. Так что, спасибо за честь.

    Риккардо: Спасибо большое.

    Майк: Если ты не возражаешь, поскольку это первый выпуск, перед тем как мы с тобой начнем, я бы хотел потратить примерно 20 секунд и сообщить слушателям всю фишку этого шоу. В течение последних месяцев ты часто появлялся в подкастах по Bitcoin. Я знаю, что ты некоторое время занимался Monero Missive, хотя у меня впечатление, что это было в некоторой степени бременем для тебя.

    Риккардо: Да, это стало определенной рутинной обязанностью.

    Майк: Ага. Я подумал, что было бы круто, если бы кто-то не из основной команды начал шоу, где мы могли бы сделать некоторые похожие вещи, которые делают на подкастах Bitcoin, представлять людей, представлять проекты, но вместо того, чтобы концентрироваться на Bitcoin, мы могли бы это делать с Monero. Приводить гостей, которые были бы заняты основной разработкой, но у которых есть свои стартапы или свои собственные интересы, и, возможно, иногда мы будем заходить в сообщество Bitcoin или других альткоинов, или что-то в этом роде. Но основным фокусом будет в первую очередь то, что еще происходит вокруг Monero.

    Риккардо: Круто.

    QS 02:18


    Майк:
    Я бы сказал, что все, что было связано с Monero до настоящего времени, вовлекало в проект тебя. Как получилось, что ты стал де-факто представителем Monero?

    Риккардо: Это хороший вопрос. На самом деле, я не знаю.

    Майк: Справедливое замечание.

    Риккардо: Я думаю, проект Monero настроен на конфиденциальность... Для некоторых людей это может довольно сильно действовать на нервы – работать в таком проекте под своим собственным именем. В некоторой степени, ты себя подставляешь или становишься… не то чтобы подозреваемым, но по крайней мере человеком, которым интересуются определенные группы людей. В то же время я не думаю, что проект, который продвигает приватность, может существовать без того, чтобы один, или несколько человек поднялись и сказали: “Я тот, кто я есть в реальной жизни, и это то, что я делаю”. Это нужно было сделать. Я очень рад сказать, что я не единственный, кто это делает, взяв в пример даже тебя. Я рад, что есть члены сообщества и разработчики, которые работают над Monero, выступают на встречах. Сейчас мы наблюдаем, как постепенно часть сообщества выходит на первый план, что выглядит довольно здорово. Таким образом, здесь не только я.

    Майк: Хорошо. Да, ты знаешь, это то, о чем я думал долгое время. Хочу ли я оставить свое имя в этом шоу или хочу постараться сохранить некоторый покров анонимности? Я, как человек, который просто желает разговаривать с людьми о том, почему они в этом проекте, то, что я не пытаюсь скрыть, кем я являюсь, дает всему легитимность. Я не уверен в этом, но через пару лет мы сможем увидеть результат.

    Риккардо: Если тебе понадобится переехать в Южную Африку, дай мне знать.

    Майк: Кстати, один из моих очень хороших друзей жил в Южной Африке и рассказывал только хорошее. Я уже…

    Риккардо: Ну, вот.

    Майк: Это было несколько лет назад. Я должен сказать, что сейчас проще «скайпится» из США с Южной Африкой, чем раньше.

    Риккардо: Это точно


    QS 04:48

    Майк: Я хотел бы поговорить о том, как ты попал в Bitcoin, а также о некоторых вещах, которыми ты занимался. Я знаю, что ты был в игре Bitcoin или шоу Bitcoin, в котором ты немного рассказал обо всем этом. Но, может быть, ты мог бы нам сделать 30 секундный обзор о том, почему, когда ты впервые услышал о Bitcoin, то заинтересовался им, вместо того, чтобы отбросить его, как это сделали многие люди?

    Риккардо: В первый раз я начал поверхностно заниматься Bitcoin в начале 2011. И многое из того, что изначально мне понравилось, не было так сильно связано с его денежным аспектом. Тот факт, что это все существовало и работало, был довольно захватывающим. Помню, что на протяжении 2011 года, я хотел понять, как работала система консенсуса. Меня восхищало то, что она держалась на нитке, клейкой ленте и поощрениях. И понимание того, что ты можешь преодолеть атаки и вызовы при помощи очень умного использования поощрений, очень сильно меня удивило. Я об этом не думал в таких рамках.

    Я думал, что единственный способ этого добиться, это сделать атаки дорогостоящими, вдобавок к криптографии. После этого мое мнение стало: «Может быть нам удастся простимулировать рациональное поведение». Это просто снесло мой мозг, который так был заинтересован Bitcoin. Я делал обычные вещи. Моя изначальная мысль была: «О, майнинг, посмотри, это так круто! Я должен придумать способ заниматься майнингом, майнингом, майнингом». Что на самом деле обычный подход. Многие люди изначально думают, что майнинг очень интересен. Потом я занялся другими вещами и другими интересными зонами этой области. Я всегда знал об альткоинах и всегда поверхностно занимался ними. Но, честно говоря, пока не появился Monero, они просто были интересным развлечением или интересной игрушкой. Даже Monero изначально был просто интересной игрушкой, пока он не стал чуть интереснее, чуть серьезнее.

    Майк: Да-да, логично. Я слышал, что ты описал себя в прошлом, как максималиста Bitcoin. Я не хочу подсказывать тебе, что говорить, но это то, что я чувствую.


    Риккардо: Это правда.

    Майк: Ты знаешь, я считаю, что Monero - это крутой проект, иначе бы я не делал этот подкаст. Но посмотрев на распространенность Bitcoin… как проект с совершенно открытым блокчейном, он имеет определенные преимущества, которых нет у Monero.

    Риккардо: Ага.

    Майк: Ладно, это круто. У меня вроде было… Продолжай.

    Риккардо: Я собирался сказать, что при всей моей любви к Monero, я все-таки неспроста над ним работаю, надо понимать, что Bitcoin добрался в такие места, до которых Monero просто не дойти, или, по крайней мере, это будет сложно.

    Майк: Да, я проходил тот же путь, что и ты. Думаю, ты прав, многие люди так делают. Слышат обо всех этих вещах, говорят, что это интересно, читают об этом и после этого говорят: «Я попытаюсь майнить, майнить, майнить». Мне понадобилось около года …я не слышал о Bitcoin или, по крайней мере, не воспринимал его всерьез до 2014. Тогда я случайно на него наткнулся и начал больше о нем читать, попытался майнить различные альткоины. Это просто стало невероятно нудной игрой – охота за следующим большим бумом, когда ни один из этих проектов уже не был таковым.

    Риккардо: Угу.


    Майк: Bitcoin все еще является этим большим бумом.

    Риккардо: Хуже то, что ты борешься с теми, кто на деле является манипулятором рынка. Крупные майнеры и другие люди, у которых больше времени, денег и энергии в руках, чем у тебя.

    QS 09:35

    Майк:
    Точно. Каждый раз, когда ты ловил волну в нужный момент, это было просто везение, а не знание того, что именно ты делал. По крайней мере, так было для меня. Итак, что было твоей первой попыткой в компании Bitcoin? Я знаю, что у тебя есть несколько бизнесов, которыми ты сейчас занимаешься, но что было первым, что ты сделал?

    Риккардо: Изначально я помогал людям настроить прием Bitcoin в интернет-магазинах. Просто по причине рода деятельности, которая заключалась в импорте и экспорте. Я сталкивался со многими ПО для интернет-магазинов, такими как WP eCommerce и OpenCart, и кучей подобных. Так что я провел много времени, писав код для создания способов приема Bitcoin в OpenCart, WP eCommerce или где-то еще, и потом, помогая людям применить его в их системах интернет-магазинов. Забудьте о том, как мы это делаем сейчас, при помощи BitPay или чего-нибудь подобного. Это было устроено так: ты запускаешь настоящий кошелек у себя на сервере и потом принимаешь средства на него, а там стоит скрипт, который забирает их оттуда в оффлайновый кошелек, потому что ни в коем случае нельзя их там оставлять.

    Также я объяснял людям, как их продать и, вообще, как заниматься торговлей на бирже. Изначально я делал это для развлечения, чтобы помочь людям. Люди размещали посты на форумах и говорили: «Я принимаю Bitcoin в моем магазине». Я им просто помогал, но позже это стало более серьезным, потому что люди начали предлагать мне оплату. Мне не нужны были деньги, но я понял, что, если бы я продолжал помогать людям бесплатно, это было бы совсем бессмысленно. Так что я не отказался от денег. Я думаю, что консультирование, хотя, тут нужен термин получше, было первым бизнесом, связанным с Bitcoin, который я начал. Вначале я занимался этим один и мне было весело, и, несмотря на то, что мне пришлось меньше времени проводить на работе, это было здорово.

    QS 12:16

    Майк:
    Конечно-конечно. Итак, я знаю, что сейчас у тебя есть проект в закрытой бете, который называется PayBee. Но получается, что это не первая платежная система, над которой ты работал. Похоже, что то, чем ты занимался раньше, в результате вдохновило тебя создать решение, в котором людям не нужно запускать свои собственные кошельки? Платежный процессор по типу BitPay, но такой, который может принимать другие валюты?

    Риккардо: Да, изначально я отказался ото всей модели BitPay. Я считал, что ничего не должно быть централизовано, все должно быть децентрализовано, централизованные вещи - это жульничество. Раз у нас сейчас получилось децентрализовать что-то одно, мы точно можем децентрализовать все.

    Майк: Абсолютно все.

    Риккардо: Ага, но я это перерос. Я понял, что на самом деле это был неосуществимый подход к жизни. Со временем я понял, что альткоины никуда не денутся. Событием, которое окончательно доказало мне это, стало открытие моей компании Open Rigs. Она производила ригы для майнинга на заказ. Они были нужны почти каждому, кто собирался майнить видеокартами или использовал много видеокарт для других целей. Например, были ребята, которые покупали их для того, чтобы взламывать хеши паролей. Были также те, которые занимались рендерингом 3D, которые покупали у нас ригы. Но в основном 90% людей, которые их у нас покупали, были альткойнерами. Они были альткойнерами, которые майнили с помощью графических процессоров.

    Майк: Я думаю, это там я услышал твое имя. Я размышлял о том, хочу ли я построить свой собственный майнер на GPU. И я начал изучать, что мне было нужно, чтобы организовать это. И я помню, что наткнулся на Open Rigs. Связал ли я это с тобой, я не помню, но да, я помню этот проект. Он еще существует?

    Риккардо: Он проработал некоторое время. Одна из двух проблем, с которыми мы столкнулись было то, что транспорт из Южной Африки был просто смехотворным. Он был или дешевым и очень-очень медленным, или он дорогим и очень-очень быстрым. Ничего среднего не было. Со временем, мы разработали дизайн для монтируемых в стойку ASIC. Монтирование в стойку – это была другая проблема. Требуется очень большая точность, т.к. вся структура должна быть исполнена с точностью до миллиметра. И если стойки не выравниваются, то у тебя проблема. Но преимущество того, что упаковка была плоской, было огромным. Во время процесса разработки и настраивания этих стоек, мы нашли одного клиента, который очень заинтересовался в тестировании их. Мы отправили этим ребятам пару наборов для их майнеров, и им очень понравилось. Они вернулись к нам и сказали: «Итак, сколько нам нужно их у вас заказать, чтобы вы больше никому их не продавали?»

    А я типа: «Ну не знаю, наверное, 10». Я не особо об этом задумывался, так что мы просто заключили сделку. Производство, с нашей точки зрения, особо ни на что не влияло. Потому что у нас есть каркас, и все производится в мастерской, которой я владею, в которой создается также много других вещей. Произведем ли мы один риг в месяц или тысячу ригов в месяц, или ни одного, ничего не меняло. Поскольку мастерская производит и другие вещи, в любом случае прибыль гарантирована. Я не был расстроен, когда подписал соглашение с ними, и оно все еще действует. Они продлевали его несколько раз, и мы, в принципе, только им их и продаем. Я вижу, что у пары наших дистрибьюторов в Европе и США они все еще есть на складе, и периодически я замечаю, как они появляются онлайн. Кроме этого, мы больше не производим ригы для GPU и больше не продаем их людям. У нас есть один клиент, и это единственный клиент, которого мы обслуживаем.

    Майк: Ок.

    Риккардо: Во время процесса продажи майнеров на GPU альткойнерам, случилось так, что они хотели оплатить теми же монетами, которые они на тот момент майнили, т.к. это для них определенно имело смысл… или монетами, которые они майнили неделю назад… что-то в этом роде.

    Майк: Для них не имело значение, конвертировал ли ты их и продавал за Bitcoin или что-то в таком духе. Сами они платили теми монетами.

    Риккардо: Совершенно верно. Не было такого интереса как: «Давайте сделаем эту монету успешной». Было только: «Эй, я намайнил некоторое количество Primecoin, я могу ими оплатить?» И я типа: «Нет». - «Да, но ты знаешь, я могу накинуть 5% сверху…» - «Нет». «Ну, давай…» - «Нет». И это было перед появлением ShapeShift. Им нужно было идти на Cryptsy и менять их на Bitcoin. Затем снимать Bitcoin с Cryptsy, что, конечно же, всегда было рискованно. И потом у меня в голове сложилось, что просто необходим сервис, который будет принимать или заглатывать почти все монеты и выплевывать Bitcoin, Monero, бумажные деньги, все, что угодно.

    QS 18:18

    Майк:
    Конечно-конечно. Я полагаю, оттуда появился PayBee. Но PayBee, на самом деле, эволюция VertPay, я правильно понимаю?

    Риккардо: Да, это верно.

    Майк: VertCoin была одной из монет, которые я попытался майнить в начале. Мне понравилась идея того, чтобы всегда оставаться свободными от ASIC. Кроме того, они пытались применить некий вид частных транзакций или что-то в этом роде. Я помню, что твой проект оказался очень спорным в свое время. Где около половины сообщества одобрила его, а другая половина думала, что ты был вторым пришествием чувака Moolah или как там его звали.

    Риккардо: Да. Всегда интересно оглянуться на такие вещи спустя годы, потому что уже много лет прошло. Оправдываться было действительно глупо. Все свелось к тому, что кто-то открыл анонимный профиль на Reddit и разместил кучу подразделов о том, что я огромный жулик, поскольку люди не получили их поставку Open Rigs. Я пошел туда и, в качестве моего ответа, опубликовал сотни номеров посылок, чтобы показать информацию об успешных доставках. Люди писали в этих разделах: «Я свою получил». Это было тяжелое время для некоторых клиентов Open Rigs, поскольку они выбрали очень медленный способ доставки. Они выбрали доставку по земле и морю, вместо обычной доставки по воздуху, поскольку авиаперевозки были дорогими. И земля-море – это было очень долго, около трех месяцев.

    Майк: Это время, за которое ты теряешь доходы от майнинга, если у тебя нет готовой сборки.

    Риккардо: Да, совершенно верно. Самым интересным для меня во всем этом было то, что самые злобные люди, которые открывали фейковые профили, чтобы троллить и жаловаться, были теми ребятами, которые заказали один или два рига. Ребята, которые купили около 30 ригов, вели себя так: «А, ну ладно, мы продолжим работать на наших «корзинах для белья», пока они не прибудут». Клиенты, которые должны были жаловаться, не делали этого.

    Майк: Понятно, так это там ты научился, как быть троллем, каким ты стал сейчас?

    Риккардо: Да, я узнал, как троллить от того, что меня троллили. Но в VertPay, изначальная идея была вот такая... потому что да, мне нравился VertCoin, это был один из альткоинов, который, как я считал, мог представить что-то интересное. Да, он основан на Bitcoin, но, по крайней мере, эти ребята пытаются сделать что-то полезное. Посмотрим, как оно пойдет далее. Сообщество действительно впечатлило меня, поскольку они собрали кучу денег для атлетов, и, казалось, что сообщество заинтересовано в развитии VertCoin в качестве механизма оплаты. Я подумал: «Хорошо, давай установим способ оплаты под названием VertPay и соберем средства, чтобы поднять проект на новый уровень. Потому что в любом случае мы много чего разработали как основу для реализации всех этих вещей».

    Майк: Ага.

    Риккардо: И да, изначально все было очень интересно, но потом появился этот пост, и появилась куча людей, которые писали: «Это попахивает кидаловом». Честно говоря, в тот момент я сказал: «Ок, не проблема, мы просто откажемся от этой идеи и продолжим без нее. Нам не нужно собирать деньги, чтобы продолжать работу». Действительно, если мы не хотим собирать средства, мы можем привлечь венчурный капитал. Это привело к небольшому расколу в компании, потому что были люди, которые считали, что нам нужно собирать средства. Кроме того, это было в дни до появления ICO. Они считали, что сбор средств в сообществе криптовалюты был умной идеей, которая полагаю, является таковой в мире ICO.

    Майк: Если проект твой.

    Риккардо: Да, если проект твой. С другой стороны, я рад, что это привело к расколу. И что я не был связан с тем, что могло бы стать своего рода ICO. И все другие в проекте также. В то же время закрывалась куча бирж Bitcoin. Одна преимущественно торговала Bitcoin и Litecoin. Это прикрыло нам возможность собрать пожертвования на ней через обычный сбор средств в виде выпуска "токенов". Так что я подумал: «Вот вам и инновация, не требующая разрешений. Давайте начнем все сначала, и я буду сам все финансировать. Мы начнем с нуля и когда достигнем нужной точки, в которой готовы начать сбор средств, мы это сделаем посредством привлечения традиционного венчурного капитала, а не посредством сбора средств в сообществах криптовалют. Как мы, в общем-то, и сделали.

    QS 23:57

    Майк:
    Да, я могу представить весь процесс твоего перехода, и мне кажется, что это таким образом «сохранило тебе разум». Как раз где-то в это время ты наткнулся на BitMonero, не так ли?

    Риккардо: Да, это было в то время. Это был февраль-март 2014, когда я уходил из VertCoin, и там все рушилось. Было примерно так: «Итак, сейчас половина нашей компании уходит, чтобы заниматься своими делами». Чего конечно раньше никогда не случилось. И они все стали заниматься другими вещами. Никто из них вообще не продолжил заниматься какими-либо делами в этой сфере. Затем немногие из нас, которые остались, подумали: «Ок, ладно, давайте продолжим то, что изначально собирались сделать, но давайте делать это медленнее и с меньшим количеством людей». Приблизительно так мы и продолжили проект. И в это время я наткнулся на BitMonero, поскольку мой друг сказал: «Ты слышал об этой штуке Bytecoin?». И я: «Да, Bytecoin – это просто какой-то глупый развод, о чем ты говоришь?» А он: «Не-не, есть другой Bytecoin».

    Майк: Другой Bytecoin, угу.

    Риккардо: И я: «Что за чушь ты несешь, нет никакого другого Bytecoin». И, в любом случае, потом я сказал: «Ого, случайное открытие другого Bytecoin».

    Майк: Ага, как оказалось, это тоже был развод, не так ли?

    Риккардо: Да, было что-то вроде: «Я лазил по интернету и нашел этот Bytecoin. Я так запутался, что вы думаете о нем ребята?»

    Майк: Ага.

    Риккардо: И так… одно событие привело к другому, и вскоре я уже майнил BitMonero с надеждой, что оно попадет на Cryptsy. Поскольку если оно попадет на Cryptsy, то это будет: «О, ура, я могу продать мой намайненный Monero. Точнее, BitMonero за кучу денег. Я за ночь стану миллионером».

    QS 26:00

    Майк:
    Стопудово, ага. Нам не нужно обязательно говорить о том, как ты оказался вовлечен в разработку проекта. Ты об этом много раз говорил. Может быть, в будущем мы сможем вернуться к этому. В какой момент, когда ты оказался вовлеченным в Monero, ты сказал: «Знаете, нам нужно начать создавать новые вещи в этой сфере»? Я думаю, первой вещью было MyMonero, не так ли? Это был твой первый проект в Monero?

    Риккардо: Ты имеешь в виду вещи кроме самой разработки Monero, которыми я занимался?

    Майк: Да-да.

    Риккардо: Да. Даже до этого, одна из самых ранних вещей, которые я сделал, было PayBee. В то время он еще назывался «VertPay»… «пожалуйста, измените название, поскольку оно больше никак не связано с VertCoin».

    Майк: Ага.

    Риккардо: Одна из вещей, которые я решил, возможно, это было в июле-августе 2014, что вместо того, чтобы делать так много вариантов расчета, как есть сейчас, что если мы просто сделаем средствами для расчета Bitcoin, Monero и фиатных денег?» Это было на очень раннем этапе проекта. Но к тому времени я уже решил, что Monero не суждено будет превратиться в очередное гигантское кидалово. И будет интересно посмотреть, куда все это приведёт. Я был заинтересован в том, чтобы сделать что-то для Monero, и это была одна из первых вещей. После этого был MyMonero, веб-кошелек, который мог бы стать отдельным предметом для обсуждения. Вроде бы следующей вещью был Monero Dice.

    Майк: Ага, и как поживает Monero Dice?

    Риккардо: Хорошо. Monero Dice интересен. Прежде всего, тем, что я в основном игнорирую его. Я действительно плохо с ним обращаюсь.

    Майк: Похоже, что весь сабреддит тоже его игнорирует.

    Риккардо: Да. Стефан и я очень заняты в данный момент. Поэтому не уделяем ему столько внимания, сколько должны. Но у нас есть некоторые интересные планы на бумаге, что приятно. Когда я говорю “игнорируем его”, я не имею в виду, что мы буквально игнорируем его. У нас будет куча оповещений, если что-то случится. Мы проверяем его практически каждый день.

    Майк: Он сам собой управляет, я так понимаю.

    Риккардо: Да, и хорошо то, что он довольно стабилен. У нас была одна проблема с безопасностью. Слава богу, мы обрабатываем снятие средств вручную. Это позволило нам предотвратить снятие средств, исправить проблему с безопасностью и восстановить работу сайта. Я действительно благодарен судьбе, что не случилось чего-то хуже … риск есть всегда, я, Стефан или кто-либо с кем я работаю, мы можем напортачить. Все может привести к тому, что на нас нападут хакеры, жулики или кто-либо еще. Возможно, это случится когда-нибудь, но, по крайней мере, на данный момент, у нас все хорошо. Я думаю, что если мы смогли это сделать, учитывая то, что мы не самые большие мировые эксперты в этом деле, многие смогут сделать такой же сайт, достаточно применить основы логики и некоторые очевидные контрмеры. А также определить, какие существуют риски, и разработать модель системы безопасности.

    Майк: Конечно-конечно. Существует ли какая-нибудь страховка, которая сможет смягчить некоторые проблемы, если будет нападение хакеров? Может быть ее и нет, но…

    Риккардо: Возможно, есть. Наша уязвимость в горячем кошельке была очень мелкой. Monero Dice очень интересен, поскольку у нас есть куча вещей, которые анализируют систему с течением времени. Один из ребят в Monero Research Lab сделал это все для нас. Он собрал для нас технический документ, а потом мы превратили его в работающий код, который позволяет нам отслеживать тенденции сделок во времени. Разве что кто-то создаст хакерский код и будет очень-очень медленно выводить средства, но мы его заметим. Даже если они устроят медленный, но не ничтожный вывод, система будет работать так: «Ого, случилось что-то странное. Такого мы не ожидали». Даже в этом случае мы сможем покрыть основные потери. В то же время, если нам понадобится, или мы захотим открыть страховку, мы просто сделаем ее на горячем кошельке. Поскольку это самое главное место, подверженное риску.

    QS 31:00

    Майк: Ок, круто. Возможно, в будущем у нас будет возможность поговорить о MyMonero и твоих планах на него. Я помню, что обещал тебе, что шоу будет длиться около получаса, и мы как раз приближаемся к этому времени. Наверное, нам стоит завершить его последним более-менее большим вопросом. Очевидно, что у тебя много опыта, благодаря этим стартапам, и я не знаю, приносят ли они прибыль уже сейчас, но кажется, что у них есть все основания для этого в будущем. Ты можешь поделиться советами с теми слушателями, которые хотели бы открыть свою компанию в Bitcoin, Monero, Ethereum или любой другой монете? Что бы ты им посоветовал в первую очередь?

    Риккардо: Ну да. Конечно очень сильно помогает наличие денег, которые можно потратить. В то же время, я смотрю на все эти компании, которые делают ICO… компании, монеты, любые проекты. Не могу себе представить, как они собираются выживать в долгосрочном периоде. Очень сложно построить компанию, которая бы энергично и целеустремленно вела бизнес, когда ты как будто нашел на улице миллионы долларов потому, что провел ICO. У тебя нету опыта в этом деле, ты просто создал прототип на черновике и сделал несколько скриншотов. Что ж, я тебя поздравляю! Я думаю, скоро мы увидим много крахов. По-моему, мы сейчас в стадии похожей на пузырь дот-комов, где люди внезапно разбогатели от своих инвестиций в Bitcoin или альткоины. И сейчас они от этого извлекают выгоду, бросая деньги в тупые, непродуманные проекты. Мы увидим, как многие из них пойдут ко дну, полностью обрушаться. И те, которые выживут и станут успешными, это те проекты, которые не образовались большой вспышкой, те, которые стартовали в чьем-то гараже, и над ними работали только на выходных. Те проекты, которые выходят из хакатонов, над ними медленно и усердно работают только несколько человек. Я очень надеюсь и верю, что эти проекты станут успешными, вместо проектов типа “Давайте будем все бросать на стену и посмотрим, что из этого прилипнет”.

    Майк: Я думаю это верно, даже вне криптовалютного сообщества. Если хочешь построить компанию, о ней реально надо заботиться, как о ребенке. Может быть, приходится работать над ней только ночами, потому что у тебя есть дневная работа. Если тебе повезет, через 5 лет ты будешь получать прибыль и захочешь ее продать или расширить, или что-то другое. Да, я понимаю то, о чем ты говоришь.

    Риккардо: Ага, и на самом деле энтузиазм и любовь к делу играют большую роль в успехе, даже при использовании венчурного капитала. Ты знаешь, я на самом деле не только сам инвестирую в компании, но и помогаю другим анализировать риски вложения в отдельные компании. Как по мне, то это является самым важным фактором. Что-то в духе: “Есть ли у этой команды настоящий энтузиазм в том, чего они хотят добиться?”. Иногда этот вопрос важнее чем: “Есть ли у них продуманная, хорошая стратегия для рынка?” Потому что большинство из этих стратегий может быть разработано со временем.

    Майк: Понятно-понятно. Ну что ж, спасибо за то, что поделился своим мнением, и за то, что рассказал, чем ты все это время занимался. Я не хочу тебя больше задерживать, просто потому, что обещал тебе короткий разговор. Спасибо за то, что согласился прийти, и, как ты сказал, стать подопытным пони.

    Риккардо: Именно, подопытным пони.

    Майк: Спасибо за то, что помог мне запустить это шоу. Может быть в будущем мы ещё раз поговорим, например, о MyMonero. Ну и ещё один раз, поговорим о твоём скамовом проекте, который запустится в 2023. Я хочу быть одним из первых инвесторов, чтобы заработать как можно больше денег.

    Риккардо: Уверен, что Bitfinex выпустит токен, чтобы ты мог торговать этим скамом.

    Майк: Ага, чтобы выиграть пари и узнать точную дату запуска…

    Риккардо: Именно, точную дату в 2023 угадать. Никто ее не знает, это будет сюрприз!

    Майк: Ага, ну спасибо за это, желаю тебе хорошего завершения дня. Я знаю, что день сейчас подходит к концу для тебя. Ты уже вернулся в ЮАР или все ещё путешествуешь по Европе?

    Риккардо: Да, я вернулся недавно, так что теперь я на Южно-Африканском часовом поясе.

    Майк: С возвращением тогда! Ну что ж, пожалуй, на этом мы и завершим. Ты не хочешь сказать слушателям, как они могут с тобой связаться?

    Риккардо: Да, если вам нравится троллинг, то подпишитесь на мой Twitter, @fluffyponyza. Ну и, кроме этого, у меня есть Reddit, IRC, и так далее. Все стандартные каналы.

    Майк: Отлично. Вы можете подписаться на мой Twitter @moneromonitor. Также вы можете зайти на мой сайт moneromonitor.com и на Reddit, ищите bigreddmachine. Спасибо за то, что слушали подкаст, всем пока!

    ~{Финальная музыкальная заставка}~

    Источник: Episode 1: A random walk with Riccardo "fluffyponyza" Spagni

    Перевод:
    Lama (@Lama43)
    Редактирование:
    Agent LvM (@LvMi4)
    Коррекция:
    Kukima (@Kukima)
     
    #1 Lama, 13 дек 2017
    Последнее редактирование модератором: 17 дек 2017
  • О нас

    Наш сайт является одним из уникальных мест, где русскоязычное сообщество Monero может свободно общаться на темы, связанные с этой криптовалютой. Мы стараемся публиковать полезные мануалы и статьи (как собственные, так и переводы с английского) о криптовалюте Monero. Если вы хорошо владеете английским (или можете писать собственные статьи/мануалы) и хотите помочь в переводах и общем развитии Monero для русскоязычной аудитории - свяжитесь с одним из администраторов.