Перевод Подкаст «Monero Monitor». Эпизод 010

Тема в разделе "Статьи", создана пользователем hen, 12 дек 2017.

  1. hen

    hen Active Monerano

    Регистрация:
    14 сен 2017
    Сообщения:
    45
    Симпатии:
    8
    Эпизод 010: Защита конфиденциальности - Пропаганда Монетного центра для американских регуляторов и законодателей.
    Задумывались ли вы когда-нибудь о том, почему законодательные и регулирующие органы так интересуются проблемами приватности Bitcoin и в то же время такими криптовалютами, как Monero, которые имеют большие преимущества в плане конфиденциальности данных?

    На прошлой неделе я поехал в Монетный Центр (Coin Center) в Вашингтоне чтобы поговорить с Джерри Брито, исполнительным директором этого центра. Также я встретился и с Питером Ван Валкенбергом, который является директором по научно-исследовательской работе. Целью моего визита был разговор об отношении конгресса к проектам, которые акцентируют внимание на анонимности.

    В этом выпуске мы будем говорить о недавних новостях, включая вызов Джона Доу из Coinbase и о новой модели закона о криптовалютах от Единой Правовой Комиссии. Далее, затронем темы финансового надзора, и как проекты, сосредоточенные на приватности, соответствуют нормативной среде США. Поговорим о том, что важно различать так называемый "открытый" и "закрытый" блокчейн. Ну и напоследок о возможности участия сообщества Monero в поддержке Монетного Центра (Coin Center).

    ~{Вступительный клип и музыкальная заставка}~

    Майк: Всем привет! Это Майк. Вы слушаете новый выпуск подкаста Monero Monitor. Сегодня я отправился в Китайский квартал в центре Вашингтона для того, чтобы поговорить с Джерри Брито и Питером Ван Валкенбергом из Монетного центра (Coin Center) о нормативной среде в криптовалютах, отношении конгресса в вопросах конфиденциальности криптовалют и просто о будущем.

    Монетный Центр - это информационная группа, которая популяризирует вопросы государственной политики, связанные с криптовалютами. Джерри занимает пост исполнительного директора, а Питер возглавляет научную работу. Кроме исследовательской и научной деятельности, Питер является членом фонда Zcash и участвует в совете директоров. Ребята, спасибо, что пригласили меня сегодня и за то, что вы согласились поучаствовать в нашем шоу.

    Джерри и Питер: Спасибо, что встретились с нами.

    Майк: Расскажите, пожалуйста, о себе и чем вы занимаетесь в Монетном Центре?

    Джерри: Да, конечно. Как вы сказали, я являюсь исполнительным директором центра. До этого, я 10 лет работал в центре Mercatus, который находится в университете Джорджа Мейсона. И именно там я начал развивать то, что называлось «программой технической политики». Тогда мы рассматривали проблемы сотовой связи у устаревших провайдеров и их конфиденциальность, вопросами авторского права. Но в последнее время, проведенное в университете, мы занимались более современными вещами, такими как: 3D-печать, беспилотники, автономные транспортные средства ну и конечно криптовалюты. Что касается именно меня, то из всей моей команды, я больше всего внимания уделял криптовалютам, ведь вся моя карьера, так или иначе, была связана с технологиями, и я всегда был сосредоточен на технических задачах.

    Питер: Я был в юридической школе с 2012 по 2013 год. Сначала я узнал о Bitcoin и увлекся идеей криптовалюты. Тогда я почти установил и настроил ферму для майнинга, но вместо того, чтобы доделать её, я решил больше времени уделять экзаменам и учёбе. Сейчас я сожалею об этом, так как я остался должен денег юридической школе, вместо того, чтобы получить кучу Биткоинов. Когда я учился в юридической школе, то хотел изучать технологическое право, а именно, интернет-право, поэтому, в первую очередь, занимался авторским правом и конфиденциальностью.

    Когда я выпустился, я приехал в округ Колумбия, чтобы работать в аналитическом центре через Google Fellowship, потому что они в основном работают с вопросами авторских прав и телекоммуникаций. И я был бы рад там работать, но у меня из головы не уходил Bitcoin. Джерри, с которым у нас был общий круг друзей, пришел ко мне и спросил, хочу ли я быть директором по исследованиям в мозговом центре Bitcoin? Я тогда рассмеялся и сразу же выпалил ему: «Ну, это звучит, конечно, потрясающе! Но у вас хватит средств для этого?». Это было 3 года назад. Сейчас Монетный Центр уже 3 года стремится делать мир безопасным для инноваций.

    Майк: Ого, круто! Питер, я недавно слышал, как вы принимали участие в подкасте Epicenter несколько месяцев назад, потом слышал, как вы оба обращались на Youtube к Конгрессу. Поэтому, хочу сказать о том, что если кто-то из тех, кто нас слушает, особо заинтересован в сегодняшней теме, может узнать какие-то новые для себя детали из вышеупомянутых источников.

    Прежде чем мы начнем обсуждать проблемы конфиденциальности, я хочу еще кое-что уточнить. Итак, Питер, как я знаю, вы являетесь членом фонда Zcash, также я знаю, что Zcash спонсирует Монетный Центр, как и ряд других компаний. Расскажите в двух словах, что значит быть партнером Zcash и почему вы решили принимать помощь от других? И еще уточните, пожалуйста, эта помощь предполагает за собой финансовую составляющую или какую-то другую?

    Джерри: Я бы хотел ответить сначала на второй вопрос. Считаю, что важно понимать, что же такое Монетный Центр. К слову, это конечно некоммерческая независимая компания. Это также и означает, что мы не являемся какой-то торговой ассоциацией. Таким образом, типичная торговая ассоциация, например Internet Association (куда входит Google, Facebook, Amazon) получает от своих резидентов членские взносы. Взамен такие ассоциации представляют эти компании и лобби на их продукты перед конгрессом и различными агентствами.

    И вот как раз мы, не такая торговая ассоциация. У нас нет понятия членства. У нас нет ни одного члена ассоциации, и мы не представляем никакую из компаний. Мы также не представляем никакую конкретную технологию или же криптовалюту. Мы - независимая организация, даже если бы у нас и были резиденты, мы не направляли бы свою деятельность в соответствии с их интересами.

    Из-за нашей независимости, модель работы нашего центра больше похожа на Electronic Frontier Foundation (Фонд электронных рубежей), потому что у нас есть сторонники, которые могут поддержать наш план мероприятий. Мы выбрали собственное направление будущего развития и люди могут помочь ему. Если общественности понравится то, что мы делали в течение года, то они могут одобрить наши планы и на следующий год. Если кому-то не нравится то, что мы делаем, они могут просто прекратить совместное участие с нами в этом вопросе. Таким образом, примерно половина поддержки к нам приходит от компаний и инвесторов, включая Zcash, Coinbase, BitPay, BitGo, Xapo, Фонд Ethereum. Кто еще?

    Питер: Andreessen Horowitz, Union Square Ventures и некоторые из венчурных компаний.

    Джерри: Да, верно. Так вот, вторая же половина нашего финансирования приходит просто от людей. Не от компаний, а от обычных людей, которых волнуют конкретные вопросы в той или иной сфере разработок.

    Майк: Я так понимаю, что среди этих людей есть те, которых можно узнать сразу, просто подумав, о чем идет речь. Но все же, тех, кто помогает проекту, можно просто увидеть на вашем сайте. Так что если кому интересно - просто зайдите на сайт проекта.

    Джерри: Да, действительно, многие из спонсирующих людей это те, которых легко узнать, но также есть и люди, которые просто перечисляют нам, например, по 50 долларов.

    Питер: Джерри, кстати, упомянул Фонд электронных рубежей, как хорошую модель. Эта интернет-ассоциация обычно находится на двух сторонах сразу, как на стороне обычных пользователей, так и на стороне разработчиков. В таких случаях возможны расхождения. Мы же стараемся концентрироваться именно на самой технологии. И под технологией я имею в виду сети открытых блокчейнов, например. Сюда, конечно же, подходит не только Monero, но и Zcash, а также Ethereum. К слову, консорциум блокчейн R3 уже не подходит под это определение. Не то чтобы мы как-то предвзято к ним относимся, просто мы сосредоточились на других типах технологий.

    Джерри: Все верно, потому что открытые сети блокчейнов (такие как Monero, Zcash) это в первую очередь проекты с открытым исходным кодом, а значит, принадлежат не только разработчику, но и всем заинтересовавшимся людям. Это то, что называется, общественные блага. В результате получаем, что общество нуждается в независимой организации, которая бы пристально следила за технологиями и правами пользователей в рамках этих технологий.

    Майк: Да, кстати, вспомнился опять подкаст Epicenter, где вы принимали участие. Еще раз советую его послушать.

    Питер: Теперь отвечаю на ваш вопрос. Да, я нахожусь в совете директоров Zcash. Для меня эта должность, что-то вроде переходного состояния на новый уровень, так что долго я не буду занимать этот пост.

    Я познакомился с Зокой Вилкоксом, который, как известно, является основателем Zcash. И он начал рассказывать нам о Zcash и о некоторых проблемах, с которыми ему пришлось столкнуться. Эти проблемы касались регулирования права и мы, конечно же, были рады помочь ему. После немалого периода тесного общения, Зоко спросил нас с Джерри, хотим ли мы участвовать в запуске генерации вычислений параметров zk-SNARK при запуске этой сети.

    Он рассказал нам, что будет что-то типа мероприятия, и я подумал, что это будет интересно для меня. Я познакомился с большим количеством людей, интересующихся Zcash. И знаете, на тот момент я стал вполне подходящим для нынешней должности в Zcash, так как не являюсь инвестором, что дает мне немного независимости. Для меня большая честь присоединиться к этой компании и попытаться наладить процесс, начиная с первых дней.

    QS 10:38

    Майк: Спасибо, я не буду задавать дополнительные вопросы, но хотелось бы узнать, почему вы увлечены работой Монетного Центра?

    Интересно было послушать мнение от юридически грамотного человека, потому что сам я таким не являюсь. Также вы немного говорили в блоге, что недавно Uniform Law Commission (Единая Комиссия по правам) выступила за доработку регулирования обращения предприятий с виртуальными деньгами, так называемого Model State Law (Типового Закона Штата). Расскажите, что это значит? Наверняка, кто-то из вас теоретически мог бы быть вовлечен в разработку этого закона, разве не так? И вообще, что это значит для обычных людей?

    Джерри: Мы работаем над этим два года.

    Питер: Да, уже целых два года.

    Джерри: А может и более двух лет. Первый вопрос, который напрашивается - это какие деньги будут регулироваться. Bitcoin? А может Monero? Вообще, будут ли регулироваться криптовалюты? И ответ печальный, - да, они собираются регулировать пользование криптовалютой. Не напрямую, конечно, потому что по-настоящему открытую сеть тяжело регулировать. Все, что они смогут регулировать или на что влиять - это пользователи этих технологий и конкретные применения криптовалюты. Например, если рассмотреть BitLicense, о котором многие слышали, то если вы находитесь в Нью-Йорке или Ваши клиенты в Нью-Йорке, то BitLicense к вам применима. И похожие схемы есть почти в каждой стране. Если вы находитесь в Калифорнии, то к вам применим местный закон о лицензировании денежных переводов этого штата. Законы, ограничивающие использование криптовалюты могут быть изданы не в современном мире. Это могут быть законы, изданные в 70-ых годах, но они сейчас охватывают и криптовалюту. И проблема в том, что сейчас, эти законы не весьма четкие и для многих не конкретные.

    Питер: К слову, единственный штат, который не имеет законы о лицензировании денежного оборота - это Монтана. Да, остальные 53 штата занимаются лицензированием денежных переводов с участием предприятий. Даже если компания основана в другом месте, лицензия все равно нужна, если у компании есть клиенты в регулируемом штате. И, как было сказано выше, многие законы, которые сейчас актуальны для криптовалюты, были созданы в 70-ых или 80-ых годах. Действуют они сейчас потому, что тогда, столько лет назад денежный перевод фактически означал любое перемещение денежных средств, начиная просто с передачи денежной суммы из рук в руки.

    Джерри: Так вот, Типовой Закон Штатов от Единой Комиссии по правам полагается на тот финансовый закон, что каждый штат имеет несколько способов передачи денег (наличные или криптовалюты) и их всех нужно контролировать, чтобы защитить не только потребителей, но и таких финансовых игроков, как, например, Western Union (известную на весь мир систему денежных переводов).

    Питер: И самый спорный вопрос в том, что такое деньги? Каково определение денег? Имеет ли криптовалюта денежную стоимость? В большинстве случаев я считаю, что имеет.

    Джерри: Некоторым прорывом была ситуация год назад в штате Иллинойс. Тогда они впервые задумались над регулированием криптовалюты и мы побеседовали с ними, сказав, что есть и другие варианты, что можно пойти другим путем, а не как другие штаты. В итоге, их конечный ответ был такой, что они постараются интерпретировать фразу "денежная стоимость" другим образом, чтобы она не затрагивала цифровую валюту, потому что нас больше беспокоят фиатные деньги.

    Получается, что если вы из CoinBase и предусматриваете фиатные деньги для пользователей, то вам нужна лицензия. Но если вы оказываете услуги, которые никак не связаны с фиатным деньгами, то добро пожаловать в штат Иллинойс. В любом другом штате, где нет такого четкого заявления по поводу фиата и криптовалюты - присутствует некая двусмысленность и неопределенность. Так Единая Комиссия по правам пытается выработать единый закон для всех штатов, так как сейчас существует неравномерная скорость развития в этой области у разных штатов.

    Питер: Наша цель, на протяжении всего этого процесса, состояла в том, чтобы новый закон шел напрямую в Единую правовую комиссию и охватывал все штаты. И мы хотим убедиться, что этот закон не будет принуждать лицензироваться майнеров. У нас есть некоторые аргументы, которые позволят не преследовать уголовно майнеров криптовалюты, не обладающих лицензией.

    Единая правовая комиссия два года назад была не против регулировать такие компании как Xapo или Coinbase и это было в наших интересах. Более того, это бы способствовало инновациями в этой сфере. Они были очень заинтересованы, когда осознали всю сложность проблемы. Еще раз подчеркиваю, что закон должен быть един во всех штатах, даже в Пенсильвании, которая еще тормозит в этом плане.

    Майк: Хорошо, двигаемся дальше. Поговорим еще об одном важном моменте. Сейчас мы рассматриваем эти законы с точки зрения защиты прав потребителя и с точки зрения конфиденциальности. Питер, вы ведь называете это законом "финансовой слежки" и к тому же большинство людей понимают этот закон, как борьбу с отмыванием денег. И это действительно интересная тема, особенно когда речь идет о Monero или о Zcash. Это одна из важных тем, о которых я хотел бы сегодня с вами поговорить. Например, такие компании, как Coinbase могут довольно просто отследить использование личных денег пользователей, но вот если речь уже заходит о Monero или Zcash, то тут уже не все так прозрачно. Что вы думаете по этому поводу?

    Питер: Важно четко понимать, каковы ваши обязательства в борьбе с отмыванием денег. И относится ли отмывание денег лично к вам. У нас в штатах федеральным регулятором по борьбе с отмыванием денег является FinCEN, это подразделение Министерства финансов США. Они в 2013 году выпустили руководство, которое говорит о том, что любой, кто обменивает виртуальную валюту, регулируется актом банковской тайны. И этот закон обязывает таких лиц выполнять определенные условия. Эти условия (закон был составлен в 70-ых, 80-ых годах) дополнены так называемым Патриотическим Актом. Естественно, в этом законе нет упоминаний о блокчейне. Так вот, если Вы решите открыть сервис по обмену виртуальной валюты, то вы обязаны будете документировать не только подозрительную информацию о клиентах, но вообще любую информацию. Более того, если у ваших пользователей будут транзакции, превышающие в эквиваленте 2000 долларов, и в этом будет что-то подозрительное, то вы обязаны представить отчет об этих действиях в FinCEN, который будет затем передан в правоохранительные органы, если возникнет такая необходимость. Ну и конечно на вашем сайте (сервисе) должна быть серьезная система идентификации клиентов, чтобы знать наверняка личность каждого пользователя. Так что по сути, если вы будете обменивать конфиденциальную валюту, такую как Монеро или Zcash на таких сайтах, как Xapo или Coinbase, то вы в любом случае будете идентифицированы.

    Майк: Ок, я думаю, что те, кто нас слушают, уловили вашу мысль.

    Джерри: Еще хочу сказать, что криптовалюта, используемая для отмывания наличных денег, используется лишь в очень небольших количествах. Это действительно очень мало, в сравнении с оборотом наличных денег и других средствах, участвующих в отмывании и незаконном использовании. И финансовые регуляторы это тоже понимают. Надеюсь, они будут продолжать уделять внимание использованию криптовалют в правильных местах. Дело в том, что повышенный уровень конфиденциальности при работе с криптовалютой приносит намного больше пользы общественности, чем преступности, и это тот посыл, который мы хотим передать в комиссию. Поэтому, надо сосредоточиться не на борьбе с самой технологией, а на борьбе с неправильным использованием технологии.

    Майк: Хорошо, я видел документ "Открытые вопросы". Скажите, для кого писался этот документ? Для законодателей?

    Джерри: Суть этого документа состоит в том, что раньше было много внимания сосредоточено на Bitcoin, затем внимание стало акцентироваться на блокчейн, а потом вообще все разговоры зашли в тупик, потому что люди на Капитолийском холме из разных регулирующих органов задавали вопрос о блокчейне. И не было понятно, разбираются ли они в том, о чем говорят или нет. И они говорили что-то подобное: "Нам не интересна криптовалюта и нам на не очень интересно говорить об этом. Нас интересует Технология Распределения Данных (Distributed Ledger Technology)". Еще они говорили: "Нас интересует блокчейн в плане этого, он неизменен".

    Питер: И универсален, совместим, так сказать.

    Джерри: Да, верно. Регуляторы и стартаперы говорили, что-то вроде "Вау, технология, на которой работает Bitcoin - это так круто! Вот вам куча обещаний! Но знаете, нам нравится только сама технология блокчейна, сам Bitcoin нам не очень нравится". И вот мы видим, что есть люди, которые говорят нам, что у нас может быть блокчейн, не привязанный к Bitcoin.

    Майк: Когда говорят, что не привязанный к Bitcoin, то они действительно имеют в виду блокчейн без монет. Вообще без монет, будь то Bitcoin, Ethereum, Monero или что-либо еще. Ладно, еще вопрос. Когда мы впервые встретились, то вы очень заинтересовались интервью и сказали, что неплохо бы начать обращать внимание на сообщество или разработчиков Monero, потому что похожие связи у вас уже есть с Zcash, фондом Ethereum и так далее. И тогда вы сказали, что вам захочется начать сотрудничество с сообществом Monero. Скажите, как участникам сообщества или обычным людям, которые как-то относятся к Monero, начать выстраиваться с вами эту связь?

    Джерри: Да, все верно. Мы начинали свою деятельность, когда Bitcoin был похож на единственного участника рынка криптовалют, а вот Monero был еще совсем маленьким. Да, в 2013 году мы сосредоточились на Bitcoin, хотя правительству или регуляторам все равно, какая валюта у них под законом - Bitcoin или Monero. Они все это считают одним термином - "виртуальные деньги".

    Мы открыты для сообщества Monero, но пока не создали официальный план работ с ним. Так что если люди хотят связаться с нами - мы, безусловно, поощряем это. На нашем сайте мы стараемся простым языком объяснять технологии и то, чем мы занимаемся. Все, что мы делаем, является публичным. На нашем сайте можно увидеть плоды отношений с сообществами вокруг вышеуказанных криптовалют.

    Майк: Вот еще некоторый факт. Многие люди, мало знакомые с криптовалютой, знают о Монеро лишь то, что она принимается к оплате на сайте AlphaBay.

    Питер: С технологической стороны, какая криптотехнология более конфиденциальная, мы не очень разбираемся, потому что я, например, не криптограф и пришел сюда, чтобы узнать об этих вещах напрямую от людей, разбирающихся в этом. Я им доверяю. И я уже приметил несколько подходов, и Монетный Центр планирует защищать и продвигать их. И это не одно решение. Это целый набор технологий под общим названием "сеть открытого блокчейна". Если предположить, что Bitcoin все же станет доминирующей валютой, а также людям запретят пользоваться такими валютами как Monero или Zcash, то это будет для нас большим провалом.

    Джерри: Согласен, при таких обстоятельствах мы бы потерпели катастрофу.

    Питер: Нам нужна динамика развития технологий, потому что нельзя возлагать надежды только на Zero-knowledge (доказательство с нулевым разглашением информации). К тому же, может произойти что-то непредвиденное при масштабировании сети Bitcoin от Mimblewimble, да и вообще с анонимными транзакциями. Поэтому, цель нашего центра - найти правильный вариант как можно скорее.

    Джерри: Тут стоит отметить, что то, что предлагает Mimblewimble, есть уже сейчас в сети Monero. Возможно, скоро будут серьезные попытки устранить наличные деньги, заменить их виртуальной валютой. Уже сейчас мировые центральные банки задумываются над тем, чтобы иметь собственные национальные цифровые валюты.

    Майк: Несколько слов о взаимозаменяемости. Она может быть чем-то безобидным, как например с моим подкастом. Я не стараюсь делать в подкастах какой-то рекламы или чего-то подобного. Мой подкаст работает на модели донатов, на сайте есть адрес, куда можно перечислить донат. Я бы может и хотел указать там Bitcoin-кошелек, но я немного беспокоюсь о безопасности платежей и выбрал именно кошелек Monero для доната.

    Питер: Еще добавлю несколько слов в завершение. Право строить такие открытые сети, это еще одна вещь, которую стоит упомянуть. Потому что причина не только в проблеме анонимности, но и в проблеме свободы слова в Сети. Ведь, в конце концов, протокол Monero - это код, а код - это речь, слова. Сейчас это все напоминает 90-ые годы, когда популярный алгоритм шифрования RSA считался оружием и рассматривался законами о контроле экспорта. Но вы имеете право печатать это на футболках, кстати. Что и сделал Адам Бэк, он фактически взял и напечатал серию футболок с исходным кодом RSA. И тогда получается, что если вы прошли через границу в этой футболке, то вы считаетесь торговцем боеприпасов, торговцем оружием. Сейчас таких безрассудных законов нет, и мы надеемся, что свобода слова в штатах сыграет нам на руку.

    Майк: Ок, мы уже поговорили о том, что люди могут связаться с вами и принять участие в этих вопросах. Но расскажите слушателям подробнее, как они могут связаться с вами и куда им вообще идти?

    Джерри: Без проблем, просто заходите на сайт CoinCenter.org и там найдете всю необходимую информацию не только о нас, но и о нашей работе, о том, как нас можно поддержать. Можно также подписаться на нашу рассылку, следить за нашим продвижением, а можно просто связаться с нами по контактным данным.

    Майк: К слову, я знаю, что вы оба есть в Твиттере и ссылки на ваши профили в Твиттер опубликованы на вашем сайте. Ну что, если больше нечего добавить, тогда можно считать, что эфир состоялся?

    Джерри: Да, все прошло хорошо.

    Питер: Спасибо, Майк.

    ~{Финальная музыкальная заставка}~

    Источник: Episode 10: Defending Privacy - Coin Center's Advocacy to US Regulators and Lawmakers

    Перевод:
    hen (@hhhpro)
    Редактирование:
    Mr. Pickles (@v1docq47)
    Коррекция:
    Kukima (@Kukima)
     
    #1 hen, 12 дек 2017
    Последнее редактирование модератором: 17 дек 2017
  • О нас

    Наш сайт является одним из уникальных мест, где русскоязычное сообщество Monero может свободно общаться на темы, связанные с этой криптовалютой. Мы стараемся публиковать полезные мануалы и статьи (как собственные, так и переводы с английского) о криптовалюте Monero. Если вы хорошо владеете английским (или можете писать собственные статьи/мануалы) и хотите помочь в переводах и общем развитии Monero для русскоязычной аудитории - свяжитесь с одним из администраторов.