Перевод Отзыв на предложение по предотвращению использования финансовой системы в целях отмывания денег

Тема в разделе "Статьи", создана пользователем Mr. Pickles, 20 дек 2021.

  1. Mr. Pickles

    Команда форума Модератор Редактор

    Регистрация:
    11 сен 2017
    Сообщения:
    1.004
    Симпатии:
    249
    Рабочая группа по политике Monero (MPWG)
    MoneroPolicy.org
    Дата: 02.11.2021

    Отзыв на предложение о принятии
    ДИРЕКТИВЫ ЕВРОПЕЙСКОГО ПАРЛАМЕНТА И СОВЕТА ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА
    по предотвращению использования финансовой системы в целях отмывания денег и финансирования терроризма​

    Представлено: Рабочей группой по политике Monero (MPWG)
    Авторы: Джейсон Беннер (Jayson Benner), дипломированный финансовый аналитик, главный бухгалтер; д-р Ф. К. Кабаньяс (F. X. Cabanas); д-р Дж. Дюбуа-Дакост (J. Dubois-Lacoste); Дианна Макдональд (Deanna MacDonald); Джастин Эренхофер (Justin Ehrenhofer); д-р Р. Ренвик (R. Renwick); доцент, д-р А. Дж Сантос (A. J. Santos)
    Контактная информация: policy@getmonero.org

    Введение

    1. Рабочая группа по политике Monero (MPWG) представляет собой свободно сформированное собрание лиц, вносящих свой вклад в развитие открытого проекта Monero (1). Monero — это не требующая каких-либо специальных разрешений криптовалютная сеть, обеспечивающая приватность своих пользователей. Задача MPWG состоит в работе с регуляторами, политическими деятелями, а также с более широким сектором финансовых услуг в целях обеспечения общего понимания Monero и других криптовалют, ориентированных на обеспечение анонимности. Мы особо заинтересованы во взаимодействии с организациями, чтобы выработать у них понимание составляющих технологий Monero, особенно в контексте эволюционирующей регулятивной системы и требований к соблюдению норм.

    (1) См. The Monero Project, https://github.com/monero-project и https://getmonero.org.

    2.
    Нам бы хотелось воспользоваться возможностью и выразить признательность за предлагаемый пакет. Он представляется многообещающим и хорошо проработанным, и мы приветствуем предусмотренную возможность отреагировать на пять проходящих одновременно публичных слушаний по этому вопросу.

    3. Нам также хотелось бы поблагодарить Комиссию и Генеральный директорат Союза финансовой стабильности, финансовых услуг и рынков капитала (DG FISMA) за избыточное время, выделенное на проведение слушаний. Это позволяет множеству заинтересованных сторон выразить своё мнение, обсудить перспективы и поделиться опытом в отношении таких сложных и широких законодательных изменений. Безусловно, этап слушаний также позволяет надлежащим образом рассмотреть возможные последствия, риски, а также оценить пропорциональность и необходимость изменений, а также учесть общий уровень прозрачности и отслеживаемости, подходящий индустрии.

    4. На верхнем уровне нам бы хотелось обратить внимание на «Оценку последствий», сопровождающую пакет, относящийся к мерам противодействия отмыванию денег, и особенно на два её элемента, заслуживающие надлежащего и тщательного рассмотрения, в частности, в свете обоснования, которое в ней приводится.

    5. В «Оценке последствий» отмечено, что противодействие отмыванию денег (AML) и борьба с финансированием терроризма (CFT) являются вопросами, представляющими интерес, и имеют под собой юридическую основу, позволяющую заниматься обработкой персональных данных согласно Директиве 2016/679, Статье 6(1)(e). Тем не менее в той же «Оценке последствий» говорится о том, что государства-участники запаздывают с преобразованием 4-й Директивы по противодействию отмыванию денег (из-за её преобразования в 2017), равно как и более поздней 5-й Директивы по противодействию отмыванию денег (из-за её преобразования в январе 2020). Учитывая это, не совсем ясно, как страны-участники оценивают пригодность этих Директив. Мы считаем, что обсуждению этого вопроса должно быть уделено больше внимания, и всё должно быть выражено предельно чётко, особенно если обоснование используется в качестве компонента субсидиарного аргумента.

    6. В дополнение к вышесказанному в оценке однозначно указано на то, что из-за задержки с преобразованием существующие юридические концепции (существовавшие на дату 4-й директивы) не были оценены достаточно честным и тщательным образом, равно как и не прошли формальной проверки на пригодность. Несколько удивителен тот факт, что DG FISMA пренебрегают элементами процесса усовершенствования регулятивных норм и переходят сразу непосредственно к внедрению пакета изменений, связанных с противодействием отмыванию денег, в секторе при наличии таких процессуальных пробелов в процессе формирования политики.

    7. Несмотря на то, что мы согласны с тем, что действия некоторых европейских банковских организаций в 2019 году вынудили принять меры, связанные с AML, всё же неясно, был ли соблюдён надлежащий законодательный процесс. Мы ставим под сомнение юридическую обоснованность изменений и общеевропейскую применимость регулятивных норм, если некоторые страны-участники косвенно также ставят под сомнение пригодность существующего законодательства и не спешат преобразовать уже существующие Директивы.

    Мы также хотели бы обратить внимание на тот факт, что выход изменённой Директивы будет предшествовать отчёту по оценке, проведённой Комиссией. В данном отчёте об оценке должны быть отражены (согласно «Оценке последствий») важные аспекты, такие как «оценка соблюдения фундаментальных прав и принципов, признанных в «Хартии Европейского Союза об основных правах» (2) . Мы призываем Комиссию произвести такую оценку незамедлительно, особенно с учётом того, что взаимозависимость между приватностью, защитой данных и фундаментальными правами была поставлена под сомнение рядом уважаемых комментаторов (наиболее примечательными из которых стали представители EDPB (3)), в то время как остальные обратили внимание на вопросы, связанные с реформированием политики (4), противодействием отмыванию денег (5), регулированием работы платёжных сервисов (6) и появлением цифрового евро (7).

    (2) Рабочий документ персонала Комиссии, Оценка последствий, прилагаемый к пакету изменений, связанных с противодействием отмыванию денег, стр. 73

    (3) Письмо Европейского совета по защите данных (EDPB) по вопросу защиты персональных данных в рамках законопроектов AML-CFT, направленное Европейской комиссии. С письмом можно ознакомиться по следующей ссылке: https://edpb.europa.eu/our-work-too...an-commission-protection-personal-data-aml_en

    (4) Рональд Ф. Пол (Ronald F. Pol), Противодействие отмыванию денег: наименее эффективный мировой эксперимент в области политики? Вместе мы можем исправить это. Разработка политических стратегий и практическая реализация, 3:1, стр. 73-94, DOI: 10.1080/25741292.2020.1725366

    (5) Л. Ойстерберг (Osterberg L.) (2019), Противодействие отмыванию денег и право на конфиденциальность: исследование потенциальных противоречий между необходимостью в обработке банковской информации в целях борьбы с преступностью и защитой персональных данных.

    (6) Европейский совет по защите данных, Руководство 06/2020 по взаимосвязи Второй директивы по платёжным сервисам и Регламента GDPR, Редакция 2.0 от 15 декабря 2020. Документ доступен по следующей ссылке:
    https://edpb.europa.eu/sites/defaul...es_202006_psd2_afterpublicconsultation_en.pdf

    (7) Письмо Европейского совета по защите данных европейским организациям по вопросу конфиденциальности и защите персональных данных при возможном введении цифрового евро - в Европейский парламент. С письмом можно ознакомиться по следующей ссылке: https://edpb.europa.eu/our-work-too...r-european-institutions-privacy-and-data-0_en

    9. Нам бы также особо хотелось привлечь внимание к определённым разделам самой «Оценки последствий». В Приложении 3 приводится краткое перечисление издержек и получаемых преимуществ. Тем не менее нам непонятна методология, которая использовалась для получения соответствующих оценочных данных. В приложении говорится, что «последовательный надзор за внутренним рынком и эффективный обмен информацией между службами финансовой разведки (FIU) являются главной задачей инициативы» (8). Тем не менее очевидно не указываются никакие прямые или косвенные издержки для потребителей/граждан в каком-либо из разделов таблицы издержек (см. стр. 70-71). Это особенно удивительно, поскольку в той же «Оценке последствий» сказано, что 9% отзывов на слушания было получено именно от граждан. Что ещё более удивительно, опять же в «Оценке последствий» (в Разделе 7.3.3) в качестве явных проблем были указаны защита данных, приватность и влияние на фундаментальные права. Мы видим процедурный недостаток в том, что эти проблемные области не были чётко обозначены как потенциальные (или явные) косвенные издержки.

    Мы считаем, что:
    a. следует дать оценку и обозначить издержки для потребителей/граждан, особенно с точки зрения прямых или косвенных экономических и социальных издержек;
    b. следует кратко описать метод, который использовался для определения издержек.

    (8) Рабочий документ персонала Комиссии, Оценка последствий, прилагаемый к пакету изменений, связанных с противодействием отмыванию денег, стр. 70

    10. Будучи рабочей группой по политике, мы также хотели бы выразить свою поддержку в связи с недавно опубликованным официальным отзывом (12/2021) Европейского надзорного органа по защите данных (EDPS) по вопросу реализации пакета законодательных предложений по противодействию отмыванию денег и борьбе с финансированием терроризма (AML/CFT) (9). EDPS были выделены некоторые крайне важные пункты, касающиеся новой законодательной концепции, и мы настоятельно рекомендуем Комиссии изучить их комментарии. В частности, мы бы крайне приветствовали рассмотрение их основного предложения по оценке концепции пропорциональности при выдвижении предложения по внесению широчайших законодательных изменений.

    Для большей ясности мы бы хотели предложить свою помощь в рассмотрении следующих пунктов, обозначенных EDPS:

    a. В отношении указанных ими определённых данных, которые указываются Комиссией как важные с точки зрения AML/CTF, особенно тех данных, которые будут собираться и обрабатываться связанными определёнными обязательствами организациями. Это особенно важно, так как новые технологии, методы и средства для борьбы с мошенничеством всё в большей степени используют чувствительные данные, такие как данные отслеживания местоположения по GPS, данные журналов мобильных телефонов, данные сетевого анализа действий в социальных сетях, а также учитывая новые технологии поведенческого анализа, основанные на сборе, анализе и совместном использовании данных и часто включающие в себя технологии машинного обучения и искусственного интеллекта, которые в свою очередь представляют определённый риск для указанных данных.

    b. Мы также согласны с тем, что Орган по противодействию отмыванию денег (AMLA) должен чётко определить категории (и подкатегории) данных, подлежащие соответствующей юридической проверке. Это позволит более чётко обозначить те типы данных, которые должны обрабатываться связанными определёнными обязательствами организациями, позволит понять, станут ли особые категории данных, такие как биометрические данные, обычным товаром на рынке или, что более важно, будут использоваться службами финансовой разведки без каких-либо запросов о проведении расследования. Это вполне конкретная проблема, связанная с такими данными.

    c.
    Мы однозначно поддерживаем изложенное в параграфе 14 отзыва EDPS и рекомендуем Комиссии изменить текст законопроекта так, как указано в нём.

    d. Мы поддерживаем изложенное в параграфе 37 и также хотели бы оказать всяческую поддержку в связи с запросом EDPS, связанным с прояснением роли и глубины полномочий FIU. Мы согласны с тем, что необходимо обеспечить соответствующую защиту, которая гарантирует наличие у FIU полномочий для проведения расследований, а не для разведывательной деятельности, так как последнее (согласно изложенному EDPS) сродни постоянному наблюдению.

    e. Мы бы хотели особо поддержать сказанное в параграфе 39 отзыва EDPS и касающееся ограничения периода хранения информации, которое позволит снизить уровень беспокойства в отношении использования неизменяемых доказательных реестров (например, из реестров KYC на базе блокчейна) в целях AML или юридической проверки благонадёжности клиентов. Это имеет особое значение, поскольку большая часть данных, необходимых для AML/CFT, представлена персональными данными, так как непосредственно связана с идентификацией личности.

    f. Параграф 40 особо волнует MPWG, и нам бы хотелось получить разъяснения относительно того, какие источники данных потребуются для выполнения определённых обязательств AML/CFT соответствующими организациями или FIU.

    g. Мы однозначно поддерживаем изложенное в параграфе 42 отзыва EDPS, где предлагается использовать подход на основе оценки рисков, то есть чтобы к лицам, представляющим более высокий уровень риска, применялись более высокие требования при проведении юридической проверки. Это оградит обычных граждан от риска нарушения защиты и права на неприкосновенность частной жизни без необходимости или в непропорциональной мере.

    h. Мы поддерживаем запрос о разъяснении текста, который содержится в параграфах 53, 56 и 57 отзыва EDFS, что позволит повысить уровень юридической определённости, а также избежать риска открытых судебных разбирательств.

    Противодействие отмыванию денег и борьба с финансированием терроризма - новые правила для приватного сектора

    11. Нам бы хотелось обратить внимание на Статью 3, в частности, на обозначение «краудфандинговых сервисов» в качестве связанных определёнными обязательствами организаций (Статья 2, параграф 3, литера (h)). Определение краудфандинговых сервисов представляется несколько неопределённым, так как непонятно, что в этом контексте означает «прочие». Из соображений юридической определённости здесь не помешает некоторое разъяснение.

    12. Мы считаем, что Статья 5 требует рассмотрения. Исключение денежных переводов в соответствии с пунктом (22) Статьи 4 Директивы (ЕС) 2015/2366, независимо от суммы или цели освобождения от уплаты пошлин, приведёт к значительным скрытым издержкам со стороны наиболее уязвимых граждан. Это наглядно иллюстрирует локализованные косвенные издержки потребителей/граждан, которые не были учтены в вышеупомянутой «Оценке последствий» (параграф 9 данного отзыва). В нынешнем виде статья позволяет государствам-участникам делать исключения для определённых видов деятельности, но не требует этого в обязательном порядке. Нам кажется, что следует внести ясность в отношении денежных переводов и освобождения от уплаты пошлин. Мы считаем, что это упущение, которое может непропорционально повлиять на людей с низкими доходами. Мигранты, которые отправляют значительную часть заработной платы своим семьям, будут вынуждены нести бремя регулятивных издержек, независимо от отправляемой суммы. В сочетании с этим бремя будут нести и те, кто часто занят на низкооплачиваемой работе. Мы считаем, что такие группы лиц с низким доходом не должны рассматриваться как группы риска с точки зрения AML/CFT и поэтому не должны становиться жертвами определённой политики AML/CFT. Мы призываем Комиссию устранить это несоответствие нормативных требований, поскольку предлагаемая Директива является в высшей степени дискриминационной по отношению к тем, кто находится в уязвимом или экономически невыгодном положении, поскольку они вполне могут отправлять в свою страну денежные переводы, превышающие 5% значение оборота. Мы считаем, что более реалистичная цифра может составлять более 50% оборота отправителя и до 100% оборота получателя, особенно если получатель находится в слаборазвитой или раздираемой войной стране. Суммы также могут быть значительно ниже порога в 1000 евро в течение двухнедельного периода из-за бедности вовлечённых лиц. Мы полагаем, что из-за инфляции существует значительный риск того, что порог в 1000 евро станет значительным бременем для людей, живущих в условиях крайней бедности. Мы призываем Комиссию установить абсолютный порог и проиндексировать его в соответствии с инфляцией, и регулятивное бремя не должно будет превышать этого порога. Денежные переводы являются критически важным компонентом жизни мигрантов и иногда служат спасательным кругом для зависящих от них членов семьи. Политика AML/CFT не должна стать бременем для групп лиц с низким уровнем дохода или людей, находящихся в уязвимом положении, особенно если это не было коммуникативным намерением.

    13. Мы бы хотели поддержать Статью 55 Директивы, так как она вполне правомерно принуждает связанные обязательствами организации обрабатывать данные в соответствии с существующими европейскими регулятивными нормами по защите данных. Как уже говорилось ранее в настоящем документе, мы считаем директиву по защите данных компонентом эффективной политики AML/CFT, равно как и критически важным элементом реализации справедливой, сбалансированной и честной политики. Это имеет особенное значение, если учитывать намерение некоторых аналитических фирм, занимающихся вопросами AML/CFT, по реализации решений, обеспечивающих соблюдение норм на основе обработки публично доступных данных транзакций, обработки потенциально неточных данных о связи транзакций (опираясь на вероятностный подход) или комбинаций метаданных с дополнительными или агрегированными данными. Соответствующий пример приводился нами в предыдущем отзыве (10), и мы просим Комиссию добросовестно и внимательно рассмотреть его продолжение, учитывая фундаментальные риски, которые представляют некоторые сервисы с точки зрения фундаментальной защиты данных и права на неприкосновенность частной жизни.


    14.
    Мы считаем, что положения параграфа 1 Статьи 54 не должны применяться в тех случаях, когда не было соблюдено какое-либо из требований Статьи 55. В частности, в отношении использования данных, полученных из ненадёжных источников, неточных данных или устаревших данных. В подобных обстоятельствах потребитель должен быть немедленно и в полной мере уведомлен о любых действиях или рисках предоставления такой информации, а также должен получить полный доступ ко всем способам обжалования в соответствии с надлежащей юридической процедурой.

    15. Нам бы хотелось обратить ваше внимание на Статью 59, в которой устанавливается верхний предел денежных переводов при совершении большинства коммерческих сделок, составляющий €10 000. При этом странам-участницам предоставляется возможность снизить данную верхнюю границу. Следует отметить, что любая фиксированная сумма должна индексироваться в зависимости от инфляции.

    На наш взгляд это является вторым примером (первый пример приводится в параграфе 12) локальных косвенных издержек потребителей/граждан, который не был учтён в упоминаемой выше «Оценке последствий» (см. параграф 9 настоящего отзыва):
    a. Любые дальнейшие ограничения, связанные с деньгами, на наш взгляд, повысят издержки со стороны потребителей и граждан за счёт дальнейшего укрепления монополий систем расчётов по банковским кредитным и дебетовым картам. Особенно это касается карт, выпущенных за пределами Европейской экономической зоны (EEA). Регламент ЕС о межбанковских сборах 2015/751 (11) не защищает от межбанковских сборов при использовании карт, выпущенных за пределами EEEA. И даже в пределах EEEA сохраняются значительные исключения, такие как комиссии, взимаемые платёжными системами при проведении платежей за обеспечение инфраструктуры, авторизации, клиринга и сеттлмента, коммерческие карты и т. д. (12)

    b.
    Мы можем рассмотреть последствия, связанные с использованием карт, выпущенных за пределами EEA, например (на территории) Канады, Соединённых Штатов, Южной Африки и России. Со стороны предпринимателя размер межбанковского сбора составляет 1,5% (13) плюс комиссия за обеспечение инфраструктуры, авторизации, клиринга и сеттлмента в размере 1,75% или выше (14), в результате чего итоговая стоимость товара может вырасти более чем на 3,25%. Со стороны потребителя комиссии, взимаемые за обмен валюты, также могут быть значительными. Они могут распределиться между комиссиями, взимаемыми поставщиком услуг, выпустившим карту, и комиссиями, взимаемыми банком потребителя. Вот несколько примеров надбавок, взимаемых сверх ставки Европейского центрального банка VISA за перевод различных валют при совершении платежей в EUR: Канада (CAD) 0,48%, Соединённые Штаты (USD) 0,23%, Южная Африка (ZAR) 1,4% и Россия (RUB) 1,59% (15).

    c. Сверх этого банк потребителя может взимать комиссию за конвертирование иностранной валюты. Размер обычной комиссии в Канаде составляет до 2,5% (всего примерно 3%) для кредитных карт (16) и 3,5% (всего 4%) для дебетовых карт (17). В соединённых Штатах типичный размер комиссии составляет 1-3%. В ЕС совокупный размер комиссии при использовании карт CAD или USD составляет примерно 6,25% (3,25% со стороны предпринимателя и 3% со стороны потребителя). Это уже будет несколько выше для потребителя, рассчитывающего приобрести товар по низкой стоимости. Для сравнения: в Канаде можно купить EUR (наличные) на 1,25% выше средней рыночной ставки EUR/CAD. Это составит разницу между стоимость товара, покупаемого по карте и за наличные, примерно в размере 5%. Один из способов количественно выразить эту стоимость состоит в том, чтобы определить, насколько должен вырасти НДС, чтобы стоимость стала такой же. При ставке НДС в размере 20% повышение от 6 до 26% будет иметь схожий экономический эффект для людей, прибывших в ЕС из стран, не входящих в EEA.

    d. Всё это иллюстрирует, как прямые и косвенные издержки влияют на потребителей и граждан в силу предлагаемых регулятивных изменений и в равной степени как они могут повлиять на путешественников, туризм и бизнес, связанный с международными денежными переводами. Эти отрасли в настоящее время нуждаются в поддержке из-за угрозы заражения в условиях пандемии. Поэтому данные последствия должны быть тщательно изучены и оценены.


    16. В дополнение ко всему этому снижение ограничений операций с деньгами требует того, чтобы больше транзакций проводилось посредством цифровых платёжных систем, что связано с соответствующими комиссиями за проведение транзакций и стоимостью их обработки. В примере, приведённом нами выше, нами были указаны два значительных вида расходов. Мы считаем, что расходы могут быть больше во много раз, и просто нам не удалось идентифицировать их из-за ограниченности доступных нам ресурсов. Зачастую подобные комиссии переносятся на потребителей/граждан с ритейлеров, так как последние не желают нести бремя платы за использование банковских карт или за обработку переводов. Несмотря на то, что мы согласны с тем, что ограничение операций с деньгами может некоторым образом помочь в случае с AML/CFT, мы считаем, что это потребует значительных затрат (прямых или косвенных), которые лягут на потребителя. Поэтому всё это необходимо было надлежащим образом учесть при прошлой оценке последствий.

    17.
    Кроме того, мы также считаем, что усилия по ограничению денежных операций непропорционально сильно сказываются на уязвимых группах людей и группах лиц с низкими доходами. Эти группы зачастую больше всего зависят от денежного обращения. Мы также ставим под сомнение общую логику лишения этих групп возможности свободно перемещать деньги в экономике, так как это только ограничивает деятельность, связанную с AML/CFT, учитывая, что подавляющее большинство преступлений в сфере AML/CFT происходит в пределах относительно богатых социальных групп и даже в самом финансовом секторе, как отмечалось в начальной версии этих регулятивных поправок. Мы призываем Комиссию внимательно рассмотреть этот вопрос при оценке целесообразности внесения соответствующих поправок в законодательство. Это в частности важно потому, что первоначальным мотивом для внесения поправок в законодательство было пресечение недобросовестной деятельности определенных финансовых учреждений, а не финансовой деятельности уязвимых групп общества.

    Заключение

    18. Мы приветствуем ту открытость и прозрачность, с которой освещалась работа над этими поправками к законодательству. Мы также ценим предоставленные временные рамки, учитывая широту охвата предложенных изменений. Однако мы настоятельно призываем Комиссию рассмотреть вышеупомянутые вопросы и рекомендуем провести справедливую и надлежащую оценку последствий (параграф 9 настоящего отзыва), включая оценку всех издержек, связанных с предлагаемыми поправками. Если же существует некая невозможность или отсутствие желания для справедливого и открытого рассмотрения как косвенных, так и прямых издержек со стороны потребителей/граждан, мы предлагаем отложить внесение таких масштабных законодательных изменений до тех пор, пока не будет проведена надлежащая оценка.

    19. Наконец, мы хотели бы поблагодарить вас за возможность ответить на пакет законодательных предложений Европейской комиссии по усилению противодействию отмыванию денег и борьбе с финансированием терроризма (AML/CFT) в ЕС. Мы даём согласие на открытую публикацию нашего отзыва в полном объёме.

    ---

    Источник: Response to Proposal for a REGULATION OF THE EUROPEAN PARLIAMENT AND OF THE COUNCIL on the prevention of the use of the financial system for the purposes of money laundering or terrorist financing


    Перевод:
    Mr. Pickles (@v1docq47)
    Редактирование:
    Agent LvM (@LvMi4)
    Коррекция:
    Kukima (@Kukima)
     
    #1 Mr. Pickles, 20 дек 2021
    Последнее редактирование: 20 дек 2021
  • О нас

    Наш сайт является одним из уникальных мест, где русскоязычное сообщество Monero может свободно общаться на темы, связанные с этой криптовалютой. Мы стараемся публиковать полезные мануалы и статьи (как собственные, так и переводы с английского) о криптовалюте Monero. Если вы хорошо владеете английским (или можете писать собственные статьи/мануалы) и хотите помочь в переводах и общем развитии Monero для русскоязычной аудитории - свяжитесь с одним из администраторов.