Перевод Кластер критической децентрализации 36c3 - Построение (подлинной) альтернативы

Тема в разделе "Журналы о Monero", создана пользователем Mr. Pickles, 25 ноя 2020.

  1. Mr. Pickles

    Команда форума Модератор Редактор

    Регистрация:
    11 сен 2017
    Сообщения:
    970
    Симпатии:
    246

    Аннотация

    Приватность и свобода в контексте криптовалют, системы доказательства с нулевым разглашением, децентрализованные протоколы и другие уровни защиты приватности, являющиеся альтернативой на базе совместной работы и совместного принятия решение, позволяют людям самостоятельно контролировать собственные данные. Какова роль Monero в выработке реальной альтернативы, а также предотвращении преобразования публичного реестра в очередной инструмент построения поведенческих моделей и слежки? Средства контрпропаганды какого типа нужны нам как сообществу, чтобы содействовать этому движению и поддерживать его?

    Стенограмма выступления

    Диего: Итак, теперь, когда меня слышно, я чихну, хотя мог бы сделать это и раньше. И мы готовы к последнему на сегодня выступлению, но оно не станет последним выступлением здесь у нас, на CDC, ведь мы вернёмся уже завтра. А потом и послезавтра, и как бы даже и не после послезавтра. Для тех, кто ещё не понял, мы не празднуем Новый Год, Новый Год обычно происходит у нас здесь. Остальные могут отправляться домой, наслаждаться своей чудесной жизнью, и, надеюсь, вам там будет весело, и все вы будете счастливы.

    А сюда сейчас выйдет Диана, и она расскажет нам о построении подлинных альтернатив. Будет охвачена каждая из альтернатив за всю историю. Так что это будет интереснейшее выступление, правда, немного длинное. Мы выделили остаток всего нашего времени здесь, на CDC, именно на это выступление. Надеюсь, вы не планировали отправиться спать. Диана, пожалуйста, расскажи нам об этих альтернативах.

    Диана: Спасибо, Диего. Привет всем, спасибо за то, что вы всё же остались, чтобы послушать это последнее на сегодня выступление на CDC. Я постараюсь сделать так, чтобы оно было коротким и приятным, чтобы это был такой небольшой нарратив, просто приятное путешествие. А после этого можно будет решить, стоит ли нам поговорить об этом ещё, я оставлю какое-то время для вопросов, или же мы сможем пойти пропустить стаканчик-другой и продолжить наш вечер.

    Итак, у меня не будет никаких слайдов, я просто собираюсь немного поговорить о создании контрнарратива, о том, что мы пытаемся делать. Рассмотрим картину в целом, в рамках некой децентрализованной технологии, доказательств с нулевым разглашением, в рамках общего нарратива разработки и технологии, ориентированной на обеспечение приватности, как таковой. Я собираюсь просто поделиться своими наблюдениями, некоторыми своими общими убеждениями, рассказать о том, что я увидела, когда пришла в сообщество Monero, как некто, непосредственно наблюдавший за жизнью сообщества в последнее время. Примерно это я и планирую сделать.

    Теперь немного о себе и о том, почему я вообще нахожусь здесь и, прежде всего, почему этим занимаюсь. У меня университетское образование в области глобальной политэкономии. Я изучала различные политические системы, системы управления, системы глобального управления — это вообще моя любимая тема, мне нравится изучать различные методы и механизмы согласования способов применения и использования технологий. В частности, в области технонаучного управления меня в основном интересуют вопросы, связанные с искусственным интеллектом. А в блокчейн пространство и криптовалютное пространство в целом я попала, когда занималась поиском специальной ad-hoc формулировки для различных типов сообществ, объединяющихся по всему миру и согласующих для себя пути работы с финансами или своими валютами или же определяющих для себя, что в их случае будет означать консенсус. Так я и пришла в эту область.

    Вместе с тем я долгое время работала в промышленности, в её очень старых, архаичных отраслях, которым чужды изменения, и в течение нескольких лет я пыталась применить и масштабировать технологию в области возобновляемых источников энергии или разделения белков. И совсем недавно я занялась проблемой применения блокчейн-технологии в условиях реального мира, поскольку это очень и очень редкое явление. И, по сути, я не была до конца уверена в самой технологии, в том, применима ли она в принципе. Я объединила технологию синтеза ДНК и блокчейн-технологию для отслеживания соответствия состава дизельного топлива, используемого на кораблях, новым экологическим нормам, то есть на предмет содержания серы в топливе на кораблях. Я работал с соблюдением всех требований, но, прежде всего, с соблюдением экологических норм. И я считаю, что в данном случае блокчейн является превосходным инструментом отслеживания. Таким образом, я уже давно работаю с блокчейном и в техническом секторе. Нам приходится иметь дело с отраслями, не склонными к изменениям, и огромная часть нашей работы состоит в том, чтобы донести суть этих изменений, реализовать их. Кроме того, я наблюдала, как многие приходили в эту область и уходили из неё, и в этом отношении также существует множество мнений, и сегодня я собираюсь ими поделиться с вами.

    В общем, я также собираюсь рассказать и о множестве факторов влияния, о которых, мне кажется, все мы слышали, которые часто упоминаются. Но основой, можно сказать, Библией, на которую я буду опираться, когда буду говорить о нашей цифровой эре, сегодняшнем дне, будет книга Шошанны Зубоф «Век капитализма наблюдения». Мне кажется, это просто великолепная работа, книга, посвящённая проблемам приватности и будущим направлениям развития наших технологий, посвящённая тому, как мы будем продвигаться в контексте финансовой приватности. И я свяжу это с сообществом Monero, также значительное влияние на меня оказывают технические специалисты, эти разговоры о свободе в философском плане, и всё это будет отражено в моём выступлении. Но для начала, я думаю, следует сказать о следующем: как на этой сцене, так и в рамках всей конференции мы всё чаще и чаще используем термин «капитализм наблюдения». И мне кажется, что с этим важно определиться с самого начала: что такое капитализм наблюдения, почему это имеет значение, почему это вообще должно нас волновать. По сути, это майнинг наших поведенческих данных, нашего опыта в цифровой среде. Наши права пока не распространяются на цифровую среду, но майнинг данных о нашем поведении и нашем опыте уже входит в состав капиталистической модели. Эти данные приносят прибыль пяти ключевым компаниям, самым большим компаниям за всю историю, в руках которых сконцентрирована власть и богатство, и которые теперь используют наш человеческий опыт, монетизируя его.

    Действительно ли это имеет значение, стоит ли волноваться об этом? Многим людям всё равно, и это нарратив, о котором я собираюсь говорить, и меня по-настоящему интересует контрнарратив. И вот, что я думаю в отношении капитализма наблюдения и его значения: когда дело доходит до нашей, например, приватной финансовой информации, которой обычно обладали централизованные организации в виде банков, мы предлагаем своего рода деконструкцию. Мы говорим о том, как сделать так, чтобы разрушить банковскую систему, как отказаться от посредников, как построить доверие в рамках концепции консенсуса, внутри собственного сообщества, при помощи технологий, позволяющих нам напрямую взаимодействовать друг с другом — всё это хорошие вопросы, но, задавая их, мы касаемся проблемы нашей финансовой приватности и того, как нам создать технологию, которая позволит нам либо передать её в руки корпораций, либо включить её в модель капитализма наблюдения, либо позволит нам самим согласовывать дальнейшее развитие.

    Таким образом, когда речь заходит о том, в каком направлении развивается технология, как это было до этого времени, о том, как мы строим её, выходит, что мы строили модель стеклянного дома. Долгое время мы создавали и развёртывали технологии так, что, по сути, использовали пользователей, находящихся в системе, мы раздавали свои данные, но делали это так, что получали отдачу: мы получали такой сервис, какой хотели или который считали для себя важным. Но что здесь мне кажется критически значимым, и сейчас я буду говорить вполне конкретно, так это то, что мы вступаем в эру, когда нам придётся определить для самих себя как для тех, кто строит эти системы, тех, кто будет пользоваться этими системами, что для нас по-настоящему важно. И, пожалуй, именно это восхищает меня в сообществе Monero и во всём том, что было создано к этому моменту, это то, как всё строится на базе аналитического выбора технического решения, которое принимают те, кто разрабатывал и будет развёртывать технологию, равно как и пользоваться ей.

    Так что я думаю, это действительно заслуживает обсуждения, поскольку мы сталкиваемся с этим прямо сейчас, когда дело касается способов, по средствам которых мы пользуемся данной технологией или развиваем её — мы потеряли право на принятие решений как самостоятельные люди, мы начинаем терять самих себя. А осознание себя очень важно, поскольку это чуть ли не единственное, что у нас есть на самом деле. И если мы движемся в этот цифровой мир, к следующему поколению технологии, следующей эре эволюции, нам как людям необходимо начать говорить о том, что значит такое «Я», что означает иметь возможность непосредственного взаимодействия друг с другом на любом из доступных уровней.

    И, на мой взгляд, в блокчейн-технологии есть одна фундаментальная вещь, которая и привлекла меня в самом начале и которая во многих смыслах сейчас рассыпается: по сути, мы решили, что происходит невероятный сдвиг, в техническом плане, разумеется. Но одновременно это оспаривало само понятие центральной, сконцентрированной власти и накапливаемого благосостояния. Финансовый кризис сильно способствовал образованию этого разрыва и многих разочарований. Но затем мы сказали: «Окей, мы собираемся вместе, мы создаём эту новую технологию, мы сами для себя определим, какой она должна быть, мы будем использовать её так, как захотим, и нам не нужны сторонние посредники или те, кто будет нам говорить, что делать».

    И в значительной мере то, что я выяснила за эти годы, сводилось к тому, что многие из этих героев или людей, в которых мы верили, в конечном счёте быстро разбогатели. Они нашли способ сделать так, чтобы получать удовольствие от того, чем они занимаются. Или же они сходили с рельс, или поставленные задачи расползались. И сейчас я вижу опасность в том, что нами были созданы прозрачные реестры. То есть мы не задавались вопросом, как пользуемся ими. Знаете, технология изначально не подразумевает никакой стоящей за ней политики, артефакты лишены политики. Но мы столкнулись с нарративами, которые формировались для того, чтобы отвратить нас от применения этих технологий, так как эти технологии находились не в руках власть имущих, но, во-вторых, существует и контрнарратив, с которым мы имеем дело сегодня. Получилось так, что альтернатива, которую мы строили, не достигла своей цели. И я думаю, возможно, это моё личное мнение, касающееся этой сферы, но лично меня во многих аспектах восхищало то, что мы создавали нечто, что впоследствии имело бы значение, что мы могли бы принять на собственных условиях, определить, как будем пользоваться этим. То есть мы давали обществу чуть больше свободы, позволяющей согласованно определять нашу реальность.

    Но теперь мне очевидно, что мы рискуем реплицировать ту же систему. Я вижу призрак банкинга. Я вижу, как людям приходится выбирать между системами, предполагающими финансовое преступление, и системами, в точности повторяющими те, что уже существуют. Я вижу людей, которые против финансовой системы, которая реплицирует те же вторичные рынки и те же механизмы спекулятивных инвестиций. Я вижу множество надежд и мечтаний, по сути, каждый, наблюдающий со стороны, считает, что мы могли здорово обогатиться на этой волне, и давайте будем честными, мы имели просто безумную возможность для этого. Многое произошло за эти годы, появилось множество интересных инноваций, но это по-прежнему всё ещё только самое-самое начало.

    Но в тот момент, когда я уже была готова уйти от всего этого — просто блокчейн не стал ничем из того, чем, как я полагала, он станет — я столкнулась с сообществом Monero, и это та единственная причина, по которой я по-прежнему работаю в этой сфере или же по которой идея снова возродилась для меня. Дэниел говорил об этом вчера, почему ему нравится сообщество Monero, и в этом смысле я просто повторю целый ряд уже сказанных им вещей. Я думаю, что это первоочередной и самый главный аспект, за которым не стоит никакой догмы или идеологии. Думаю, идеологические войны, которые наблюдались нами в течение всех этих лет, привели к образованию всё новых и новых лагерей не только потому, что какая-то идея является действительно правильной или какое-то решение имеет более высокий статус, или что-то иное, даже в случае с тем, чем мы пользуемся или не пользуемся. В сообществе Monero и в случае с разработчиками в целом, с идеей обеспечения приватности по умолчанию, приватности, предусмотренной самим техническим решением, приватности, к которой мы стремимся — совсем неважно, как мы добьёмся этого, просто выделяется наилучшее решение, технически и научно лучшее решение побеждает. Я думаю, от этого мы все остаёмся только в выигрыше. Но, кроме того, это также способствует дальнейшему развитию технологии в целом.

    Итак, первым и самым важным аспектом для меня была моя кафедра. Но затем я познакомилась с сообществом, узнала, как происходит взаимодействие между людьми, меня стало интересовать их мнение, как они работают друг с другом, и я думаю, что это присуще опенсорс движению в целом, а не только Monero, но для меня это было именно так. Отсутствие идеологии, научный и технический подход — всё это было просто великолепно. Я также наблюдала, как проект Monero проявлял себя на политическом ландшафте, как о нём писали журналисты, наблюдала за его противостоянием со многими фракциями, и во многом именно об этом я и хотела поговорить.

    Итак, мы построили систему, которая технически и научно устойчива и качественна с точки зрения обеспечения приватности. Если говорить об этом, то именно так мы и должны строить все технологии: необходимо учитывать финансовую сторону, необходимо (мы только что говорили об обмене данными), необходимо иметь собственную систему обмена информацией, у нас есть собственные локальные социальные сети. То есть я имею в виду всё, что было создано нами. И далеко не каждый приходил к нам из-за аспекта приватности. Мне кажется, что обеспечение приватности по умолчанию и возможность справедливого выбора — хорошее начало. Но, кроме того, мы противопоставили себя системе, которой не нужна никакая приватность, заложенная в техническое решение. В этом у них нет никакой потребности, поскольку если это будет так, то нарушатся все бизнес-модели, на которых фактически держится само существование практически каждой технологической фирмы. Таким образом, мы выступаем против того, как создаётся сам нарратив и как мы как сообщество предлагаем что-то разработчикам, являющимся сторонниками приватности и готовым противостоять этой машине наблюдения, против которой у нас, если честно, не всегда имеются необходимые инструменты. Важно, как мы боремся с этим, и, в случае с Monero, я также увидела нечто интересное, ту же проказу — мы унаследовали те же нарративы, что используются военными и промышленниками из страха: только преступники будут пользоваться этим, исключительно в даркнете, для ведения незаконной деятельности во всём мире, каждый, кому есть, что скрывать, будет пользоваться этой технологией. И речь даже не заходит о том, что кому-то просто необходимо сохранить или кто-то хочет защитить свои права человека, своё фундаментальное право на приватность, воспользовавшись наилучшим для себя решением. И, по-моему, от этого и нужно отталкиваться, и об этом следует говорить.

    Таким образом, вот, что нам необходимо делать в этом смысле. В данный момент мы находимся на очень-очень интересном этапе развития, так как мы начинаем определять и согласовывать условия не только того, какой будет технология следующего поколения, но и на которых будет существовать общество. Поэтому, когда мы говорим о финансовой приватности, когда мы говорим просто о наших финансовых транзакциях на общем уровне, если у меня будет возможность просмотреть банковский счёт моего друга, то, очевидно, это будет проблемой. Если же ещё и регуляторы смогут узнать, как я обычно трачу свои средства, определив соответствующие паттерны, и будут решать, включать меня в какой-либо из процессов или нет, то это будет уже другая очень серьёзная проблема. Мне кажется, что сейчас в криптовалютном пространстве ведётся самая настоящая война против правил KYC (знай своего клиента) и AML (противодействия отмыванию денег). И мы не видим никакой аргументации, согласно которой нам можно было бы использовать технологии, например, функцию Monero, ключ просмотра, чтобы идентифицировать чьи-либо транзакции, независимо от того, были ли они связаны с отмыванием денег или нет, или даже использовать такие технологии при проведении политики KYC. Нельзя рассматривать проблему в этом контексте. Вместо этого следует задаться вопросом: как на самом деле мы видим всё происходящее?

    И мы создаём прозрачные блокчейны. В случае с метаданными Bitcoin кто угодно может отследить все финансовые транзакции каждого пользователя вплоть до источника. Я набиралась опыта в своей компании, расположенной в Копенгагене, занималась анализом сайдчейнов, в которые входило от 7 до 300 человек, и я видела все их контракты, видела все изменения. А что происходит, когда мы начинаем анализировать метаданные, имеющиеся в нашем блокчейне, и даже больше, связанные с нашей финансовой активностью? Прежде всего, с клиентами, а не с банками, что опять же является довольно хорошим нарративом, достойным обсуждения. Любой орган, используя эти три буквы, сможет проводить слежку и наблюдение. И когда мы говорим о капитализме наблюдения, это одно дело, а когда о технологиях наблюдения, когда мы начинаем обсуждать, сможем ли мы существовать как личности в этом мире, на следующем этапе технологического развития, на следующем этапе эры развития, это уже требует отдельного обсуждения (я говорю о приватности в целом, конечно), равно как и условия, на которых мы будем развиваться.

    Мне кажется, это важно. Когда речь заходит, например, о KYC, мы уже говорим не о KYC, а говорим об AML. Мы говорим о том, чтобы раскрыть абсолютно все двери, позволяя проникнуть в технологию, а также все окна в наши кошельки, наши финансовые и наши личные данные, чтобы нами можно было управлять в условиях полной, абсолютной прозрачности. Мы создали эти технологии. Их создали мужчины и женщины, мужчины и женщины могут контролировать их. Но вот, что происходит: вместо того, чтобы обсуждать, какой уровень прозрачности уже можно считать излишним, что такое децентрализация, когда она необходима, когда в ней нет необходимости или же как нам создать новый регулятивный порядок или выработать новую политику, новые финансовые регулятивные нормы, которые будут применимы ко всему широкому ряду новых имеющихся у нас технологий, мы просто уходим от разговора. И я считаю, что это не только важно обсуждать, но и открыть эти вопросы для общего согласования. Но в равной степени важно, на мой взгляд, обсуждать. Как нам сделать это, каким образом мы как сообщество людей хотим защищать нашу приватность. Но, помимо решения проблемы приватности, нам следует найти ответы и на эти фундаментальные вопросы. Как мы будем делать это, и как мы будем двигаться дальше?

    И в этом смысле у нас есть не только право на приватность, фундаментальное право на права человека, а далеко не все могут реализовать свои права человека, далеко не каждое государство позволяет сделать это и ведёт наблюдение за их соблюдением. Но право на реализацию прав человека, по сути, является философией, согласно которой граждане принимают участие, существуют в среде, в сфере, в которой нам хотелось бы присутствовать. Таким образом, если мы хотим приступить к обсуждению проблемы, то начать стоит так: «У меня есть фундаментальное право на приватность, но я также должен быть в состоянии создать необходимое решение и систему».

    И я увидела это в случае с Monero. Я увидела, что сообщество делает определённые шаги к тому, чтобы сделать всё самостоятельно. Но теперь, как мне кажется, следующим шагом должна стать организация обсуждения проблемы в обществе, как мы можем развиваться в междисциплинарном пространстве, в «междоменной» среде. И нам нужны люди, подобные мне, нам нужны люди, которые готовы прийти и замарать руки, и говорить о том, как это может повлиять на их личную жизнь. Я родом из очень маленького городка в Канаде. Я могу прийти домой и сказать: «Скоро я собираюсь выступить по проблеме финансовой приватности на конференции», а моя бабушка ответит: «Я только что беседовала с представителями Visa Credit Card, и им было известно, сколько денег лежит на моём личном банковском счёте, и они сказали, сколько точно я должна платить им в месяц. Почему мой банковский счёт привязан к моей кредитной карте? Откуда у них эта информация?» Так что всё это уже начинает происходить в рамках старой установившейся системы.

    Сейчас мы вступаем в новую эру, где у нас будет возможность… ну, Дэниел уже достаточно хорошо описал это вчера, так что снова возвращаюсь к тебе. Но сейчас у нас имеется технология, в основе которой лежит анализ блокчейна, у нас есть эксперты по аналитическим данным, у нас есть возможность увидеть, что происходит с финансовой информацией людей и данными людей в целом, попадающими в руки централизованной власти, против которой мы боремся и которая монополизирует право на эти данные, создаёт регулятивные нормы и определяет политику. Помимо политики и определения регулятивных норм, находятся и те, кто собирается решать, как и когда мы могли бы пользоваться этой технологией, если только мы будем не в состоянии противостоять им, если мы не создадим свой контрнарратив. Это борьба не только за наши права, но и за то, чтобы у нас была возможность решать, какими эти права должны быть.

    И в конце мне бы хотелось отметить, что действительно пришло время называть вещи своими именами, понимать, за что и против чего мы выступаем. Я считаю, что это беспрецедентный случай, мы ранее не видели ничего подобного, мы не знаем, откуда это пришло — всё происходило как бы в тени. Я могу сказать, по моим наблюдениям, люди в сообществе Monero вполне поддерживают протестное движение, а дальше остаётся только скрываться, поскольку вы становитесь как бы аутсайдером, вы находитесь вне того, что нам разрешается делать, или, что ещё хуже, за вами закрепляется некая криминальная репутация, репутация того, кто занимается чем-то незаконным, пользуется этим. Люди начинают пользоваться технологией, чтобы скрыть то, чем мы занимаемся, или то, чем они занимаются, скрывают это, не позволяя «играть в открытую». И я считаю, что мы должны называть вещи своими именами, мы должны осознать это, мы должны заниматься всем открыто, поскольку закрепление репутации, связанной с сокрытием, приводит к риску, что это станет действительно так, и, более того, к риску устаревания в будущем. Я думаю, что нам необходимы новые методы коллективного действия, разработанные буквально с нуля, и мне кажется, что это самая простая тема для обсуждения с другими людьми, независимо от того, являются ли они техническими специалистами или нет. Я думаю, существуют отличные способы открытого обсуждения не только приватности, технологии, которая будет использоваться в будущем, но и обсуждения на более общем уровне, и мы должны стараться активно использовать их.

    И я думаю, что одним из важных аспектов, и я закончу на этом, является необходимость в том, чтобы начать создавать решения, которые будут работать на нас. И это уже происходит, хоть и с трудом. Так, у нас есть… по-моему, инфраструктура развивается во многих направлениях. А сама инфраструктура очень важна. Она невероятно важна в данном случае, когда создаётся для Monero, или связана с финансовой инфраструктурой, которая предполагает обеспечение приватности по умолчанию. То есть ваша приватность защищена изначально, и это часть самого решения. И это просто отлично.

    А что дальше, когда мы по факту уже реализовали это, когда используем? Как нам организовать связи с этой инфраструктурой? Как гарантировать возможность использования этой валюты в условиях реального мира? Как разработать решения для применения в бизнес-среде? И как нам развернуть такие решения в ситуациях, когда это действительно будет иметь смысл, или даже создать решения, которые будут «решениями соответствия», или даже выработать политику, которая будет применима к новым системам, разрабатываемым нами, будут ли это платёжные шлюзы или системы проведения транзакций или обмена сообщений друг с другом. Мы должны самостоятельно выработать эти решения с нуля и сделать их открытыми для общего использования. И я думаю, что когда мы сможем сделать это, когда будем использовать подобный подход, когда займёмся этим конструктивно, станет гораздо проще решить проблему, но также поставит перед нами определённые цели.

    Итак, в качестве последнего замечания, вместо того чтобы приспосабливаться к системам, которым мы доверяем, вместо того чтобы скрываться в тени и пользоваться этими решениями просто потому, что они подходят нам как частным лицам и нам удобно работать с ними, как мне кажется, нам следует взять на заметку в целом то, что уже было сделано Monero, и это уже будет конкретно касаться каждого. На пятилетней годовщине Monero, на праздновании пятилетия, fluffypony рассказал, как кто-то спросил его: «Что бы вы сделали иначе, если бы у вас появилась возможность что-то изменить за все ваши годы работы над Monero?» И он ответил: «Я бы подготовил людей к тому факту, что хотя мы и готовились быть героями в борьбе за приватность людей, но мы ими не были. Все ненавидят нас, все ненавидели нас, и это дело психологических эмоций, мы должны подготовить себя к этому. Я бы вернулся назад и подготовил людей, поскольку борьба за приватность совсем необязательно является самым популярным движением в наши дни». И, как мне кажется, это пугающее замечание, если подумать. Но, с другой стороны, мы являемся именно теми, кто первыми определяет суть проблемы, и мы именно те, кто может сделать всё, чтобы определять её в будущем.

    И если мы станем выбирать направление, а это большой вопрос, то, как мне кажется, именно эти шаги нам следует предпринять, и Monero является одним из направлений. Есть другие примеры и другие фракции, которые мы можем выбрать и сказать: «Я буду пользоваться этим, и именно так я буду взаимодействовать с другими». Но мы всё равно должны делать как можно больше шагов вместе. У нас также имеется множество различных ресурсов, которыми мы можем воспользоваться, равно как и множество ролей, которые можем играть. Я понимаю, что роль совсем необязательно будет заключаться в создании этих систем, но она может предполагать участие в их реализации, в том, чтобы стоять на сцене и рассказывать о них, в выработке политики, которая будет поддерживать их.

    И это, по сути, то, о чём я сегодня хотела поговорить или о чём было нужно сказать. Это возможность рассмотреть взлёты и падения идеала, который, как нам думалось, мы строили, в историческом контексте. И не факт, что нам удалось в итоге достичь идеала в этой сфере. Я думаю, что это возрождение Monero или возрождение хотя бы тех, кто борется, кто отдаёт своё личное время для борьбы в этой области в открытую, чтобы другие люди имели право на приватность. И я также считаю, что нам ещё предстоит многому научиться в плане такого самопожертвования. Равно как и в плане того, как следует бороться за права граждан в цифровую эру. И чтобы у нас появились эти права, нам необходимо бороться за них. Никто не отдаст нам их просто так, никто не сделает это, если траектория развития технологии… всё уже развивается в этом направлении, и в конечном счёте нам остаётся либо сидеть сложа руки и принимать всё как есть, либо бороться за это способами, которые мы сочтём приемлемыми. И у нас есть все навыки и все возможности, необходимые для этого.

    Это всё, и я желаю вам приятного вечера. Если у вас есть вопросы, с удовольствием отвечу на них. Мы также можем продолжить беседу в течение вечера — с удовольствием выпью с вами пива, на этом всё.

    Диего: Окей.

    Диана: Да, всякий раз на этом всё не закачивается…

    Вопрос из зала: Большое спасибо за такой действительно свежий подход, особенно за то, что вы говорите все эти слова со сцены, говорите о приватности, а также ваши подходы, думаю, это было лучшее место в выступлении. Мне хотелось пригласить вас на мероприятия, которые мы организуем, так как, мне кажется, такой образ мысли должен распространяться. И мой вопрос заключается в следующем: имеется ли у вас опыт взаимодействия с большими компаниями, с таким образом мысли, с такими подходами, или же всё по-прежнему… то есть мы ожидаем наилучшего, но при этом создаём замкнутый цикл. Как вы сказали, впоследствии мы ставим приватность превыше всего.

    Диана: Чтобы уточнить: вопрос касается сотрудничества?

    Вопрос из зала: Да, сотрудничества. Имеется ли у вас положительный опыт более широкого сотрудничества, которым вы могли бы поделиться?

    Диана: Да, я считаю, что это невероятно важно во многих аспектах, а не только на техническом уровне. Мне кажется, в дальнейшем интеграция с несколькими другими системами станет абсолютным требованием. Я думаю, интеграция с любыми проектами или любыми системами, которые ставят приватность на первое место, которые закладывают приватность в техническое решение, является фундаментальной основой с точки зрения построения таких систем и с точки зрения их использования. Это бы принесло только пользу, если бы наши системы были интероперабельны с другими системами. Так что я считаю, что на техническом уровне — однозначно это необходимо, на другом же уровне… я думаю, что это то, что можно наблюдать в этом кластере: я вижу рост, продолжающийся год от года, равно как и то, что основное внимание уделяется приватности и темам, связанным с приватностью и поднимаемым в рамках самого кластера.

    Видите ли, вопрос сотрудничества естественным образом перетёк в одно из состоявшихся обсуждений касательно того, каковы наши принципы, поскольку донесение наших принципов до общества позволяет нам выявить людей, которые мыслят так же, как мы, подобные проекты и тех, с кем мы можем сотрудничать. Так что если вопрос состоит в том, верю ли я в сотрудничество, то да. Я построила целую компанию, базирующуюся на этом определении. На сотрудничестве не только на техническом уровне. И мы работали с каждым проектом, и пользовались всем тем, что работало, в том числе и на промышленном уровне, и с точки зрения наших общих положений, поскольку столкнулись с этой проблемой. Буквально каждый из нас сталкивается с этой проблемой, обдумывая или принимая решение, стоит ли бороться или нет. Так что нет никакого смысла в разобщении в условиях борьбы. Так всё становится только сложнее, и если мы разделены, то гораздо проблематичнее двигаться дальше. Поэтому сотрудничество крайне необходимо. Ведь если мы придерживаемся одних взглядов, то нет никакой причины, почему бы не работать над их реализацией вместе.

    Вопрос из зала: Привет. Прошу прощения, если это прозвучит несколько не в тему, но, как мне это видится, мы, криптосообщество, уже на сегодняшний день должны быть готовы принять на борт миллиард людей, поскольку другая система разваливается сама по себе, и нам просто не остаётся ничего другого. То есть если вы оглянетесь, то увидите людей, у которых денег больше, чем у правительства США. У них долг под два триллиона. Так что мы должны быть готовы принять на борт миллиард человек, может, два миллиарда уже в последующие пять-десять лет. Мне кажется, это направление, в котором стоит двигаться. Может, нужно, чтобы больше людей задумалось над тем, как сделать это? У меня всё.

    Диана: Да, совершенно верно. Мне нравится эта перспектива. Это не надвигающаяся битва. Но я считаю, что это действительно верно: необходимо построить систему, и они придут к нам. Это долгосрочный подход, который используют мои коллеги, который, на мой взгляд, позволит создать её. По-моему, тут самое важное, если такое действительно произойдёт, это будет волна — люди пойдут к нам, независимо от того, заметим мы это или нет. Я не думаю, что это будет большая война. Это будет миграция, так как в конечном счёте мы определяем, какой будет технология, которая будет использоваться в новой эре. Но как нам принять всех этих людей — это вопрос. Масштабируемость была самой крупной проблемой блокчейн-технологии в целом в случае с распределёнными и децентрализованными системами. Как масштабировать что-то на таком уровне, если это распределено по всему земному шару.

    Так что я думаю, это будет самой большой проблемой. И речь идёт не только о технической масштабируемости, но также и о том, как нам объяснить эту технологию? Мы говорим о людях, у которых будут кошельки в их телефонах и которым будет необходимо взаимодействовать друг с другом, пользуясь чем-то, о чём они понятия не имеют. Я об этом задумываюсь, когда разъясняю суть технологии. Нам необходимо создать UX и UI, которые будут целиком и полностью ориентированы на это. Но то, как мы всё объясняем и принимаем людей, является очень и очень важным элементом. Вы могли сталкиваться с этим: «Какие ключи? А если я потеряю мои ключи, я потеряю и деньги? Я не понимаю, я должен всё записать? Мне нужно поесть холодной чёрной икры». Многое нужно будет проработать, пока мы даже близко подойдём к решению проблемы масштабируемости.

    Вопрос из зала: Вы говорили о сотрудничестве. Вы слышали о Дэниеле Шматтенбергере? Это генераторные функции экзистенциального риска. Это подкаст-система, которая, по сути, решает глобальные проблемы всех видов, такие как ИИ, или можно сузить до… если мы не сведём всё исключительно к взаимодействию типа win-win, в то время как современный капитализм основан на взаимодействии типа win-lose, если мы перейдём исключительно к взаимодействию win-win, всё будет работать само по себе.

    Диана: Мне это нравится. Темой моей магистерской диссертацией были экзистенциальные риски, но об этом я раньше не слышала. Но я считаю, что это тоже очень хорошая тема. Это даже не просто тема… если бы нам сейчас пришлось принимать решение, то мы попали бы в ситуацию, в которой нам бы было предложено просто оставить все наши попытки и выбрать другую систему — это стеклянный дом без дверей. И если строить технологию по схеме win-win или вырабатывать дальнейшие решения, то в любом случае мы получим только одно, которое даст наилучший результат. Поэтому совершенно неважно, к какому лагерю вы принадлежите, и не важно, что вы выбираете. Сотрудничество становится неотъемлемой формой всего этого. Так что, да, мне нравится этот подход.

    Вопрос из зала: Мой вопрос будет таким: что вы думаете об экспертах Monero, не связанных с приватностью?

    Диана: Да, мне нравится то, чего вы добились. Что касается меня, то изначально я не знала вообще никого и даже не была близка к движению, не была в Monero, это была единственная вещь, которую я знала о проекте, и я думаю, что практически каждый сталкивался с этим. А что касается экспертов Monero, не связанных с приватностью… всегда имеются те, кто использует или склонен к использованию технологии с целью сокрытия, чтобы заниматься чем-то незаконным — существует множество способов использования этой технологии, позволяющих причинить ущерб. И я считаю, что это будет происходить, это происходит, первыми, кто использует новую технологию, первыми самыми активными пользователями являются преступники. И, как мне кажется, это происходит естественным образом.

    Но мне интересен тот факт, что, в случае с Monero, криминальная деятельность составляет лишь небольшой процент при использовании технологии в повседневной жизни. Мы сталкиваемся с тем, что (возьмём финансовый сектор в целом) они делают: например, вернёмся в мой небольшой городок — мой дядя увольняется, и он будет получать шесть с половиной тысяч в год в качестве пенсии, хотя он делал выплаты в пенсионный фонд всю свою жизнь. Они просто обманули его, потому что не было никаких законов, которые бы защитили его. И что касается пользователей, не ориентированных на приватность, пользователей Monero, я думаю, что они существуют повсюду, и любая из существующих систем будет пользоваться ими в нехороших целях, но даже если бы такой системы не было, нет никакого способа защитить хороших пользователей. И мне кажется, что это очень важный момент, поскольку в том случае, если мы продолжим использовать нарратив, унаследованный исключительно из промышленного или оборонного комплекса, движущим фактором которого является страх, тот факт, что нами воспользуются преступники, мы придём к тому, что будем принимать всё то, что нам предлагается, технологию или решения в целом, которые будут просто эксплуатировать нас, лишая нас наших прав.

    Так что я думаю, что они и являются причиной, по которой нам стоит бороться, так как ими воспользуются как эмблемой, которая обозначит, почему Monero не должна преуспеть, почему приватность или технология, обеспечивающая её, не должны развиваться, и это основной нарратив, с которым нам необходимо бороться. Да.

    А сейчас я официально передаю слово Диего, всем хорошего вечера.

    Диего: Большое спасибо, давайте поаплодируем ей. Спасибо, Диана. Хотелось бы мне тоже быть таким скромными и излучать те же флюиды. Это уже похоже на разговор: я не рассказываю вам что-то, а мы беседуем друг с другом, но для этого я слишком люблю находиться в свете софит. Так что я буду рассказывать вам, ребята. И сейчас я говорю, что на сегодня наш день окончен. Вы все свободны и можете заниматься, чем захотите, можете посетить остальную часть C3. Для тех, кому недостаточно того, что происходит у нас, я знаю, мы отвлекаем вас от остальной части конференции, сейчас я вас отпускаю. Идите, посмотрите, что вам там ещё предлагают. Там уже не такой качественный контент. Можете пойти и сами убедиться прямо сейчас.

    Мы вернёмся завтра, и у нас будет много нового. Заходите на decentral.community, чтобы узнать, что мы запланировали на завтра. Будет много отличных выступлений, больше семинаров. Так что надеюсь, что вы вернётесь, и надеюсь, что вам понравилось у нас сегодня. Я хочу выразить огромную благодарность нашим звукорежиссёрам, команде, которая обеспечивает стрим для тех, кто не смог присутствовать здесь сегодня, а также всем тем, кто выступал сегодня. Пожалуйста, поаплодируйте им немного. Благодарю всех за проделанную работу, увидимся завтрашним ярким и ранним утром.

    ---

    Источник: Critical Decentralisation Cluster 36c3 - Building an (Actual) Alternative (Deanna MacDonald)

    Перевод:
    Mr. Pickles (@v1docq47)
    Редактирование:
    Agent LvM (@LvMi4)
    Коррекция:
    Kukima (@Kukima)
     
    #1 Mr. Pickles, 25 ноя 2020
    Последнее редактирование: 9 дек 2020
  • О нас

    Наш сайт является одним из уникальных мест, где русскоязычное сообщество Monero может свободно общаться на темы, связанные с этой криптовалютой. Мы стараемся публиковать полезные мануалы и статьи (как собственные, так и переводы с английского) о криптовалюте Monero. Если вы хорошо владеете английским (или можете писать собственные статьи/мануалы) и хотите помочь в переводах и общем развитии Monero для русскоязычной аудитории - свяжитесь с одним из администраторов.