Перевод Кластер критической децентрализации 36c3 - cyber~Congress (Сергей Симановский)

Тема в разделе "Журналы о Monero", создана пользователем Mr. Pickles, 22 авг 2020.

  1. Mr. Pickles

    Команда форума Модератор Редактор

    Регистрация:
    11 сен 2017
    Сообщения:
    783
    Симпатии:
    229

    Диего: Кажется, все мы готовы к продолжению. Сейчас я нарушу протокол, а я пытаюсь делать это, по крайней мере, раз в день — такой вот небольшой бунт, и мы начнём на пару минут раньше. Так что у тебя будет пара дополнительных минут на вопросы, или же ты можешь говорить очень-очень медленно. Вот мы и узнаем, насколько он хороший докладчик. Итак, это Сергей, он расскажет нам о цифровом рабстве и цифровой свободе. Давайте поприветствуем его аплодисментами.

    Сергей: Спасибо. Позвольте… секундочку… да, итак, я собираюсь говорить, как уже упомянул Диего, о цифровом рабстве и свободе с точки зрения Web 2.0 и Web 3.0. И, как мне кажется, это тема, немного набившая оскомину, но я думаю, что многие просто недооценивают её значение, не понимают, как это работает и что с этим делать. А в конце я кратко расскажу о том, чем занимается cyber⁓Congress и как мы пытаемся решить эти проблемы.

    Итак, все называют это Web 3.0, а мы называем The Great Web (Великая Сеть). Почему? Да потому что мы считаем, что это круче, чем Web 3.0, The Great Web звучит гораздо лучше. В интернете можно найти массу информации о том, что такое Web 3.0, но лично я описываю её так, как это написано вон там. Но основная идея состоит в прямом обмене данными между различными сторонами: между узлами, роботами или людьми, на самом деле это не важно, без каких-либо посреднических «чёрных ящиков», без координации с их стороны. Просто кооперация между сторонами и мотивация пользователей к этому. Очевидно, что мы говорим о каких-то цифровых токенах или криптовалюте, или о чём-то подобном. Это могут быть токены FT или не токены FT, это неважно, поскольку обмен информацией мотивирован. И здесь возникает необходимость в защите от «атаки Сивиллы», потому что нам придётся бороться со спамом, если у нас не будет такой защиты. Так что всё это действительно важно, и именно так мне представляется Web 3.0.

    И здесь показано развитие семантики. Картинка немного… ну, это моя вина, она не очень хорошего качества, но тут показано развитие начиная с эры PC, эры Usernet, через Web 1.0, Web 2.0, Web 3.0 и вплоть до Web 4.0. И на самом деле лично меня эта концепция очень пугает, поскольку если сеть в своём развитии дойдёт до Web 4.0, то она станет подобна автоматической коробке передач. А что я подразумеваю под автоматической коробкой передач — всё будет решено за вас, то есть человек более не будет принимать решений, что делать, как делать, и даже не сможет сказать, что следовало бы сделать. Поэтому наша миссия, а сейчас я говорю о нас в целом, то есть о человеческом виде, живущем на планете Земля, о каждом способном мыслить существе, наша миссия состоит в том, чтобы понять это и не дойти до Web 4.0, как хотят этого корпорации. Нам нужно делать что-то с существующей сетью и развитием Web 3.0.

    Вот некоторые цифры. 23 процента интернета являются свободными, и это мало. Это означает, что 77 процентов, если я правильно посчитал, несвободны. Это цифры Freedom House. У 47 процентов населения заблокированы социальные сети, и это нехорошо — это чуть менее половины. 42 процента населения планеты отрезаны от интернета по политическим причинам. Это уже данные Internet Trends. В таких странах, как Казахстан, США, Россия, Китай, Новая Зеландия, Австралия и Великобритания, введены ограничительные законы, и это совсем не нормально, ребята. Предыдущий выступающий говорил о правах человека, связанных с цифровой осведомлённостью и цифровой личностью. Мне кажется, всё это уже было реализовано — есть криптография, есть публичный и приватный ключи, и это решение вопроса, то есть это как отпечаток пальца, у вас есть свой цифровой отпечаток, который является отражением вашей личности. И в течение последних двадцати лет каждый из нас бывал в интернете и оставил свой отпечаток. И, конечно же, правительства не должны ограничивать все эти вещи.

    На этом рисунке показано, кто владеет, ну, по идее, надо бы сказать «интернетом», но я считаю, владеет вами, поскольку каждый пользуется интернетом, и, к сожалению, тех, кто является бенефициаром в интернете, не так уж и много. И на этой картинке показано, кто это, и вы видите, что, по сути, все эти компании владеют друг другом. И это тоже не нормально.

    Но почему всё обстоит именно так? Это просто — существовало три протокола, которые действительно способствовали развитию интернета, но они в равной степени и испоганили интернет. Это DNS, HTTP и URL. Я их называю «худшим кошмаром Данте», и если вы читали книгу, то понимаете, о чём я. Проблема заключается в централизованности доменов верхнего уровня, в отсутствии интереса к решению проблем, связанных с безопасностью у бенефициаров, владеющих интернетом сегодня. Мы по-прежнему сталкиваемся с неконтролируемой потерей данных и так далее и тому подобное. Поэтому я не стану говорить о маршрутизации пакетов, ведь я думаю, все вы знаете, как это работает, но если вам известно, как работает адресация, использующая данные местоположения, то вы понимаете, что это не нормально, это просто полный капец.

    А вот та информация, которую о вас собирает Google. И это ещё далеко не всё — это лишь некоторые вещи, и, понятное дело, я не буду перечислять весь список. И если у вас в кармане лежит телефон, то даже при включённой… выключенной, прошу прощения, синхронизации аккаунта Google, они всё равно собирают какую-то информацию. И предыдущий докладчик упоминал Cambridge Analytica — это мой любимый пример, у этих ребят, в среднем было по 5000 точек манипулирования на каждого гражданина США, но на пике количество таких точек составило 70 000 для определённых граждан. Кто-нибудь из вас знает хотя бы 1000 подобных вещей о самом себе? То есть я, например, не знаю. И если кто-то знает обо мне 70 000 таких вещей, которые бы могли повлиять на принятие мною решения, на основе политической или социальной семантики, то это неправильно.

    Итак, The Great Web, возвращаемся назад к главной теме. Существуют некоторые преимущества, которые, как я думаю, могла бы обеспечивать Web 3.0. Это офлайн просмотр сети и ресурсов, создание локальной выделенной сети, и это возможно в случае с 80 процентами данных — их можно без труда кэшировать локально. Далее, это репутация и эффективность сервисов. Это CR, IPFS, поскольку, как я считаю и даже настаиваю, это очень важный протокол. Кибер-регистрация — под этим я подразумеваю возможность доказательства чего-то без раскрытия своей фактической личности. Майнеры и поставщики услуг — в будущем майнеры и станут поставщиками услуг. Да, тут я использовал слово «майнер» в более широком смысле. Это не тот майнер, который «добывает» что-то. Это может быть доказательство ставки, доказательство работы, доказательство полномочий — в зависимости от протокола консенсуса. Я называю это «майнером». Необходим какой-то механизм упорядочивания, механизм индексации, потому что без этого не будет никакого движения вперёд. Механизм должен быть децентрализованным, и это должен быть консенсусный механизм или разновидность консенсусного механизма, чтобы люди могли согласовывать то, что делается, в противном случае ничего работать не будет.

    Теперь о том, что мы делаем в этой области. Я не мог не упомянуть о нас, ведь я люблю себя. Так вот, что мы делаем, по сути, мы уже сделали это, это уже работает — проект существует уже в течение трёх лет, его можно найти на GitHub, ведь всё, что мы делаем — это опенсорс, и, по сути, это протокол поиска. Мы используем IPFS и некоторые другиен инструменты. Мы даём пользователю возможность создать киберссылку, не путать с гиперссылкой — это совершенно другое, и, по сути, пользователь через семантику связывается с различными хешами IPFS, которые затем вычисляются в графе опыта, и эта информация динамически упорядочивается. Это механизм упорядочивания, но тут всё несколько сложнее. Как бы то ни было, протокол регулируется сообществом, так что в теории, ну, мы надеемся на это, поскольку механизм упорядочивания — это такой вопрос, уводящий в сторону от главной темы, мы надеемся, что регулирование посредством проведения тестов изменит это по мере развития протокола. Затем всё вычисляется посредством GPU, которыми владеют валидаторы, в графе опыта, и таким образом накаливается опыт. Звучит это, скажем так, не очень фантастично, и поначалу это действительно так, но по мере того, как мы работали над этим, мы осознали, что путём изменения семантического поля пользователи могут начать пользоваться целым рядом вещей, которые ранее были им недоступны, начиная с автономных роботов и заканчивая личными базами данных. Например, кто-то, скажем, занимался трейдингом в блокчейне, проводил транзакции, читал соответствующую документацию, литературу по трейдингу, и все эти шаги связывались, они передавались в граф опыта всё это время, в течение трёх лет. И в результате можно, поскольку информация сохранялась локально в вашем браузере, ну, это не браузер, но мы можем его так называть — просто нет другого слова, итак, можно зайти в этот браузер и задать вопрос: «Что я делал не так?» И браузер даст вам ответ, он скажет, что следил за тем, что вы делаете, что следил за вашим личным графом опыта. Таким образом, у вас появляется возможность поговорить с Богом, и в этом случае вы, и никто другой, и есть Бог. И это довольно простые вещи. Я могу рассказать о том, что такое унифицированная семантика, фактически позволяющая разработчикам взять всё в свои руки, позволяющая им самостоятельно решать, как их приложения или что-либо другое, созданное ими, будет индексироваться. Ведь сейчас если я являюсь разработчиком и если я разработал приложение, то у меня нет никаких полномочий, которые бы позволили указывать Google, как это приложение должно быть проиндексировано — Google решает это, а не я. И, опять же, это тоже нехорошо. И если честно, это всё сделано на основе PageRank Google, но мы добавили защиту от атак Сивиллы, мы добавили пропускной способности, расширили некоторые динамические свойства, и всё работает. То есть Google и сами могли бы сделать это, и я даже надеюсь, что когда-нибудь они это сделают. А это… ясно, вы не сможете увидеть этого, так что и переходить не будем. Там обозначены различия между тем, что делаем мы, и тем, что делает Google. Всё это можно найти на GitHub. На этом, пожалуй, всё, я был краток, спасибо. Если у вас есть вопросы, буду рад ответить на них. Спасибо.

    [Аплодисменты]

    Да уж, прости, Диего, моё выступление было кратким, мне потребовалось даже меньше 10 минут, всё это из-за тебя. Хорошо, вот вы, задавайте вопрос.

    Вопрос из зала: Спасибо. По-моему, мы беседовали с вами вчера. Хочу отметить, что это одно из самых интересных выступлений из слышанных мною, и мне близки идеи, с которыми вы работаете. И мне интересно, как вы планируете в будущем защищать этот граф опыта, ведь ваша личная информация может быть похищена. Как это будет работать?

    Сергей: Очень хороший вопрос. Меня часто спрашивали о возможности злоупотребления. Буквально несколько дней назад, когда мы делали тестовый запуск, мы делали это в живом режиме, и три или четыре человека спросили нас о том, как мы собираемся обеспечить защиту от злоупотребления. И тут есть два ответа. Во-первых, это распределённый децентрализованный механизм, и чем больше людей будут пользоваться им, тем выше будет уровень защиты. Второй ответ — вся ваша информация сохраняется локально. Сейчас все много говорят о приватности, а граф опыта не является приватным, и у нас есть идеи, как седлать его таким, но мы не знаем на 100%, как точно достичь этого, поскольку в противном случае мы бы не делали его масштабируемым. А с другой стороны, сейчас информация представляет собой только хеши информации, и никто не сможет сказать, чем точно она является. Это не тот случай, когда можно сказать: «Вот это я, смотрите, какой я есть, берите эту информацию». И если вернуться назад к вопросу неправильного использования, то мы поняли одну забавную вещь: если кто-то попытается неправильно воспользоваться механизмом, то не причинит вреда никому, кроме себя самого. Это просто фантастика, это очень простая идея изменения взгляда на семантику, которая позволит изменить многое, всю сеть. Не уверен, ответил ли я на ваш вопрос, но… да, прошу прощения… Может, я попробую сделать это позже, один на один. Ещё вопросы? Да, пожалуйста, конечно.

    Вопрос из зала: Мой вопрос касается роли проприетарного программного обеспечения и DRM, пользовательских устройств в усилении давления. Как бы вы прокомментировали это?

    Сергей: Смотря, что вы подразумеваете под проприетарным программным обеспечением.

    Вопрос из зала: Всё, что не является опенсорсом, что не попадает под определение Free Software Foundation и не пересекается с идеями Free Software Foundation и Open Source Consortium. Проприетарное программное обеспечение — это DRM, контроль над цифровыми правами, введение цифровых ограничений, цифровая блокировка, защита от копирования.

    Сергей: Это хороший вопрос, и я даже не знаю, хватит ли у меня времени, чтобы ответить на него. Oкей, спасибо, прошу прощения. Я пересёк линию, и меня попросили вернуться на место. Нарушил правила, извините. Итак, мы пользуемся исключительно опенсорсом, включая оригинальную версию PageRank — это тоже опенсорс. Нам ничего не нужно: нам не нужна компания, которая бы стояла за нами, нам не нужны юрисдикции, мы не верим в CAPTCHA, мы не верим в KYC, мы не верим в AML, мы не верим в законы, мы не верим в то, что законы помогут нам решить проблемы, и не важно, швейцарские ли это законы или взятые с огорода моей мамы, какими бы они ни были. Я не верю в это. Я достаточно взрослый, мне 34 года, и я достаточно взрослый, чтобы уже понять, что законы не работают. И единственный работающий закон — это распределённый консенсус. И опять же, я не утверждаю, что эта защита обеспечена чем-то, вдруг через десять лет может появиться кто-то и заявить: «Постой-ка, этот актив, который ты использовал вот здесь, был проприетарным. Да я засужу тебя!» Ну, будем надеяться, что через десять лет всё это будет работать совершенно иначе. Но я не думаю, что кто-то может быть защищён от подобного. Прямо сейчас в России, например, подобное происходит с Nginx, когда Rambler спустя 20, простите, 15 лет после разработки решили засудить парня, заявив: «Это наше программное обеспечение». До этого оно было открытым в течение 15 лет, но оказалось, что вовсе и нет. Так что, опять же, это проблема законодательства, это не проблема протокола — это проблема законодательства, которое пытается ограничить людей, пытается указывать им, как думать, о чём думать, то есть делает то, против чего мы и выступаем. И вновь я не уверен, ответил ли на ваш вопрос. Да. Ещё вопросы? Не знаю, есть ли у меня ещё время. Нет. Oкей, спасибо.

    Диего: Отлично, спасибо, Серж, большое тебе спасибо…

    ---

    Источник: Critical Decentralisation Cluster 36c3 - cyber~Congress (Sergey Simanovsky)

    Перевод:
    Mr. Pickles (@v1docq47)
    Редактирование:
    Agent LvM (@LvMi4)
    Коррекция:
    Kukima (@Kukima)
     
  • О нас

    Наш сайт является одним из уникальных мест, где русскоязычное сообщество Monero может свободно общаться на темы, связанные с этой криптовалютой. Мы стараемся публиковать полезные мануалы и статьи (как собственные, так и переводы с английского) о криптовалюте Monero. Если вы хорошо владеете английским (или можете писать собственные статьи/мануалы) и хотите помочь в переводах и общем развитии Monero для русскоязычной аудитории - свяжитесь с одним из администраторов.