Перевод MoneroKon 2019: Деньги на краю - как люди остаются на плаву в Венесуэле

Тема в разделе "Журналы о Monero", создана пользователем Mr. Pickles, 12 сен 2019.

  1. Mr. Pickles

    Команда форума Модератор Редактор

    Регистрация:
    11 сен 2017
    Сообщения:
    505
    Симпатии:
    190
    1.jpg

    Джамаль является соучредителем Open Money Initiative (OMI). До OMI он несколько лет занимался разработкой новой продукции в IDEO и изучал проектирование и вопросы публичной политики в Стенфорде.

    Аннотация

    Сотрудники Open Money Initiative погрузились в естественную среду, чтобы лучше понять, как граждане Венесуэлы выживают в условиях строгого контроля над капиталом, криминализации рынков и гиперинфляции. Мы поделимся с вами разными историями из таких мест, как Кукута, где бесполезные банкноты используются как обои, и Каракаса, где люди копят Bitcoin и меняют эту криптовалюту на местные деньги, когда того требуют крайние обстоятельства. Мы обсудим концепции, связанные с продукцией и предоставлением услуг в тех странах, где властный режим держит общество в тесных рамках, а также рассмотрим, как всё это связано с криптовалютой.

    Стенограмма:

    Саранг: Последний докладчик в рамках этой сессии, Джамаль Монтассер из Open Money Initiative. Тема его выступления — «Деньги на краю». Поприветствуем!

    Джамаль: (какое-то время настраивает микрофон/компьютер, говорит за сцену: «Вы не могли бы переключить обратно на мои слайды?.. Я просто не могу кликнуть... Вот, всё на месте, отлично»).

    Замечательно, спасибо. Итак, меня зовут Джамаль, я являюсь одним из трёх соучредителей Open Money Initiative и я собираюсь рассказать вам о «деньгах на краю», о разработках для тех пограничных условий, которые существуют в Венесуэле, и перед началом я бы хотел немного рассказать о предпосылках... Венесуэла — это социалистическое нефтяное государство, испытывающее один из самых серьёзных экономических кризисов в мире. Инфляция оценивается примерно в десять миллионов процентов и это достоверный факт. Когда инфляция составляла миллион процентов... если бы в 2013 году вы вложили миллион долларов США в боливары и попытались бы вернуть их сегодня, то получили бы менее одного доллара. Мне не известно, какие математические вычисления стоят за показателями в десять миллионов процентов... но перед тем как я начну рассказывать об исследованиях, которые проводились нами за границей, я хотел бы немного рассказать о себе и о том, как я пришёл к этим проблемам, о нашем подходе к ним, который мы использовали в рамках нашего исследовательского проекта. Я являюсь разработчиком и инженером... и на ранних этапах своей карьеры инженера и обучения инженерному делу я, по сути, работал в области международного развития. Я проводил много времени за границей, всячески стремясь помочь другим людям... Но я быстро понял, что довольно часто новая технология, ограниченная, скажем, пределами исследовательской лаборатории, или... я сейчас могу сказать, как это происходит в Канаде, откуда я родом... часто сталкивается с рядом проблем при реализации в условиях реального мира. Представьте, предложение по разработке нового типа фильтра для очистки воды само по себе является отличной идеей, но для людей, которые всю жизнь прожили в небольшой деревеньке и которые всё это время пили обычную воду... они могут даже не понимать, что болеют из-за того, что пьют такую воду. И они не станут пользоваться новым фильтром, потому что для них это не имеет никакого смысла. Они могут не понимать, что в воде есть какие-то микробы или микроорганизмы, которых они не видят, и которые являются причиной их болезней. И проблема не только в этом. Возникали вопросы с доступом. Если, скажем, установить нечто подобное во дворе их вождя, то доступ будет регулироваться. И что происходит, когда процесс проектирования переходит непосредственно в реализацию? Есть вопросы, связанные с правом собственности. И если я приду и пробурю скважину, что произойдёт, когда всё выйдет из строя? Что люди, местные люди, подумают, когда всё поломается?.. И тут я могу перейти к событиям прошлого года, когда мои соучредители и я сам задались вопросом. Как сделать криптовалюты полезными для людей, живущих в условиях закрытой экономики и разрушающихся монетарных систем? И есть ещё более хороший вопрос, которым мы перестали задаваться, поскольку у вас никогда не получится решить проблемы, особенно в случае с контекстом, о котором вам ничего не известно, даже [уже] при наличии созревшего в голове решения... вопрос был в том, как мы можем помочь людям, живущим в условиях закрытой экономики и разрушающихся монетарных систем, так? Нам был неизвестен культурный контекст, общественный строй, системный контекст, поэтому мы решили подойти к решению проблемы с осторожностью. И перед тем как мы перейдём к части, касающейся исследований, мне бы хотелось кратко описать наш подход, который мы назвали человеко-ориентированным проектированием... И снова о себе: на раннем этапе моей карьеры в области международного развития я занимался проектированием, учился в аспирантуре, стал разработчиком, и точно так же мы ставим человека в центр процесса. То есть не как в случае с опросами, когда кто-то просто спрашивает: «Вы предпочитаете пользоваться Monero или Bitcoin? Да или нет?» Нет, нас интересует, чем занимаются люди и почему они этим занимаются? Их отношение, их поведение... чем они склонны или не склонны заниматься. Что подобные им люди думают о том, чем они занимаются? И наш процесс представлял собой скорее опытное, а не академическое исследование, в том смысле, что, допустим, вы можете спросить меня, сколько людей пользуется криптовалютами на практике... понятия не имею. Наше исследование было сфокусировано на пограничных условиях. Часто исследования проводятся где-то посредине графика нормального распределения... вы ищете средние значения... нас же интересовали предельные значения. Нас интересовали резко отклоняющиеся значения, люди, которые... мы нашли способ взломать систему... речь о процветании или выживании... когда вокруг происходит крушение системы. Итак, на что это похоже на деле? Сюда входят этнографические опросы... мы провели какое-то время в... Колумбии, на их границе с Кукутой... было немного опасно отправляться в Венесуэлу, поэтому мы проводили опросы на некотором отдалении. Эти этнографические опросы занимали около двух часов, и часто мы проводили их по месту жительства или работы людей, чтобы глубже понять образ их жизни. Нами был проведен ряд дневниковых исследований. Это были долгие исследования, занимавшие более 7 дней. Люди просто сообщали нам, как они тратят деньги, что они покупают и с какими финансовыми проблемами они сталкиваются. Просто для понимания, помимо опросов, которые занимали два часа, нам хотелось понять, что происходит в жизни людей с течением времени. И в последней части наших исследований произошла пара переносов. А это означает, что мы имеем дело с интересным экспериментом, когда вы пытаетесь перенести поведение должностных лиц на своих участников. Мы провели два таких эксперимента: в одном в качестве валюты мы использовали Bitcoin и попытались заплатить за товары, которые кто-то хотел купить на той неделе, что, как нам известно, нереализуемо, так? И это был первый перенос. А затем, при втором переносе, мы работали с менялой. Мы попытались преобразовать внутренний механизм их бизнеса, ликвидный пул, предназначенный для перевода денег между США, Колумбией и Венесуэлой. Мы попытались преобразовать ликвидный пул, который работал с долларами США, в пул для работы с Bitcoin, чтобы узнать, станет ли бизнес выгоднее.

    После проведения исследования, мы объединили все данные, часы и недели ушли на то, чтобы записать всю полученную информацию, все наблюдения и попытаться понять, что мы имеем на практике. Итак, давайте перенесёмся в Венесуэлу. Это видео было снято в марте 2019. Это очередь. И это видео крайне типично для Венесуэлы — дефицит различной продукции, начиная едой и заканчивая женскими гигиеническими принадлежностями и туалетной бумагой. Но конкретно это — очередь в банк. За наличными. За боливарами. И очередь всё движется, всё движется, и это очень типично. И когда я вернулся из своей заграничной исследовательской поездки, меня часто спрашивали, и у вас, возможно, возник такой вопрос: почему они не пользуются Monero? Ведь на практике никто не хочет пользоваться боливарами. Все понимают, что это тающий лёд. Деньги обесцениваются изо дня в день. Инфляция в миллион процентов — это очень быстрое обесценивание. Боливар представляется крайне нежелательной валютой, но это официальные деньги, за которые ведётся торговля. Правительство обязало использовать их, так ведь? Предприниматели... предприниматели могут вести свою внутреннюю бухгалтерию в другой валюте, такой как доллары США, но цены они обязаны указывать в боливарах. Просто, чтобы не нарушать закон. Кроме того, страна крайне закрыта для других финансовых юрисдикций или других валют. Я хочу сказать. Что это буквально. У вас нет возможности отправить деньги в эту страну или вывести их из неё. В Венесуэле не работает даже Western Union. Боливар... он тает с каждым часом, и это создаёт крайне высокое временное предпочтение, если у вас есть боливары. Если вы меняла, это означает, что как только к вам в руки попадают боливары, вам тут же необходимо от них избавиться. А если у вас имеется другая валюта или другой актив, и вы хотите, чтобы ваш производственный подход работал точно и вовремя, чтобы вы могли преобразовать актив в то, что вам необходимо, вы не станете связываться с боливарами. Но далеко не многие могут себе это позволить, совсем немного есть людей, которые там имеют доступ к другим активам...

    Например, мы встретили девушку по имени Анна Мария. Мы изменили имена всех тех, с кем встречались... Мы не показываем их фотографий. Но эта девушка учится по инженерной специальности в столице Венесуэлы, и она является одним из немногих пользователей Bitcoin или пользователей криптовалют, встреченных нами в процессе... исследовательском процессе. По-моему, она узнала о Bitcoin от своего бойфренда, по-моему, тоже инженера-заучки. И они воспользовались сервисом LocalBitcoin, чтобы перевести криптовалюту в боливары, когда им понадобились наличные деньги. Таким образом, если она соберётся в кино, она переведёт исключительно ту сумму, которая ей будет необходима для этого. А майнеров, которыми они сейчас пользуются, вполне достаточно для того, чтобы поддерживать всю семью на плаву. Итак, экономика в Венесуэле сильно обрушилась. Что касается работы... даже если у вас есть работа, мы встречались со многими, начиная с профессоров и заканчивая транспортниками, их зарплата никак не меняется в зависимости от инфляции. Поэтому часто им приходится заниматься подработкой, чтобы получить достаточное количество денег. Понимая весь этот контекст, хочется спросить, почему же они не пользуются криптовалютами? Почему они просто не пользуются другой валютой? Да потому что за всё они должны платить боливарами. И это подводит нас к вопросу, как мы могли бы повысить локальную ликвидность, а также повысить уровень безопасности и простоту перехода к ней? Часто, будучи разработчиком продукта, я задумываюсь о возможных решениях и услугах. Но при проектировании криптовалютного кошелька для старых телефонов, работающих под Android, совсем не обязательно тем самым помогать кому-то, верно? Вам необходимо разработать различные механизмы для резких включений и выключений или для приёма или вывода валюты, и с учётом всего этого рождается дизайнерское решение, продукт... Он будет отличаться от простого изолированного кошелька для телефона... Вы будете вести разработку с учётом контекста. А ещё мы узнали, что на практике множество носителей и валют рождают систему подобную бартерной. Людям становятся не нужны деньги как таковые из-за того, что доступ к ним ограничен, людям нужен доступ к банковским счетам за границей, кому-то нужен счёт в евро, кому-то — в долларах США... В Венесуэле люди могут иметь наличные доллары США. И из-за крайнего дефицита продукции... если вы являетесь продавцом, вам повезло, и вы торгуете медикаментами, вам придётся выбирать, как вы будете принимать оплату. Это означает, что даже если у вас есть, скажем, доллары США или долларовый счёт, но продавец хочет, чтобы ему заплатили в евро, или же, чтобы ему перевели доллары через Zelle, но у вас есть только наличные доллары, то вы не получите товар. И тут примером может служить Хулио, который, нашёл лекарство от болезни Паркинсона для своей матери, нашёл его через Whatsapp или через историю Instagram, но продавец принимал только переводы через Zelle, а у него не было такой возможности... не было банковского долларового счёта, чтобы совершить такой перевод, так что Хулио пришлось воспользоваться счётом его дяди. Вот тут и возникает система подобная бартерной, потому что речь идёт не о валюте как таковой, а о носителе. Также у нас был участник, который встретился нам при исследовании тех людей, которые тратили исключительно Bitcoin, им было интересно, примет ли продавец те Bitcoin, которые есть на LocalBitcoins, поскольку они уже привыкли, что у боливара может быть сразу три цены: одна в случае с кредитной картой, другая — для наличных и третья — для банковских переводов. И все цены отличаются. И всё походит на эту «паучью» диаграмму, люди так оценивают различные валюты и различные способы передачи. Слева вы видите двадцатидолларовую банкноту, которая на самом деле гораздо ценнее стодолларовой банкноты. Но если вы решите потратить банкноту достоинством 100 долларов, то возникнут большие проблемы со сдачей. Так каким образом мы можем повысить уровень взаимодействия или возможность получения продавцами платежей, которые являются для них наименее предпочтительными? Как нам создать систему, которая не будет бартерной. Кто-то может сказать: «Пользуйтесь Monero», но при этом они не задумываются над тем, какой продавец примет эту валюту. Ещё мы отметили одну вещь: безусловно, люди борются, людям не хватает еды и другой продукции, но рестораны заполнены. Существует две Венесуэлы. В одной Венесуэле люди чувствуют себя комфортно и процветают, а в другой люди выживают и борются с дефицитом, и элита общества, богатые люди, живут в таких коконах, где они строятся, где открывают свои клубы, в которых платят свои членские взносы, и они окружены другими состоятельными людьми, у которых так же есть счета в заграничных банках, они смогли сохранить своё состояние и своих клиентов, а также свою социальную сферу обитания. Нам повстречался парень по имени Гиллермо, который, по сути, зарабатывал на гиперинфляции. Он брал займ в боливарах, покупал недвижимость в Нью-Йорке, а когда приходило время выплаты по займу, он уже стоил что-то порядка двух процентов от начальной суммы займа. Но в случае с банками, которые гасили сделку, их бухгалтерия ведётся в боливарах. Так что займ был погашен, и всё нормально. И это такой правительственный фасад, на котором как бы написано, что всё прекрасно.

    Ещё мы обнаружили, что к большинству транзакций отношение такое же, как если бы они были связаны с продажей наркотиков. Со всеми их социалистическими законами, такими как закон о фиксированных ценах, например, многие производители... мы познакомились с одним парнем по имени Антон, фермером, он занимается кофе, и правительство установило цены на кофе, которые ниже затрат на его производство. И, конечно же, он хочет продавать свой продукт по цене, которая бы была выше затрат, которые он несёт, чтобы остаться в бизнесе, а также чтобы прокормить свою семью. Кроме того, существует контроль над капиталом и обменом валют, поэтому если вы захотите обменять боливары на другую валюту, то это будет незаконно, так что если вы решите сделать это, вам придётся обратиться на чёрный рынок или делать это как-то подпольно. Кроме того, существуют квоты на продукцию. Квоты на продукцию... В условиях дефицита, если вы находите продукт, который имеет ценность для вас и для вашей семьи, безусловно, вы купите его и принесёте домой семье, но это также может быть незаконно, поэтому всё приходится делать подпольно, через чёрный рынок. Даже когда речь заходит о переводе денег — в Венесуэле нет официально разрешённых способов вывода денег из страны или их перевода в страну. Если вы посмотрите на этот график... я поместил США и Канаду слева, так как я сам из Канады. Если бы я захотел перевести деньги из своего банка Джерри, большими кругами представлена финансовая система стран, а малыми — банки... допустим, я захотел перевести деньги со своего банковского счёта на счёт Джерри. Я бы сделал банковский перевод. Всё просто. Но если бы я находился в Венесуэле и попытался бы получить деньги с банковского счёта из США... Мне бы пришлось искать кого-то, эта система называется hoella, может, вы слышали о ней... мне бы пришлось найти кого-то с банковским счётом в Венесуэле... и США... и мне пришлось бы доверить им свои венесуэльские деньги, мяч оказался бы на их стороне, и мне бы оставалось надеяться, что они выполнят свои обязательства по сделке и переведут средства с их долларового счёта на другой долларовый счёт, который будет мной указан. И это является незаконным практически в любой стране, поскольку всё выглядит так, как будто деньги не покидали страны. Но люди делают это, чтобы выжить... Мы даже встретили женщину по имени Лориана, которая является одной из пяти миллионов, покинувших Венесуэлу в поисках работы, чтобы финансово поддержать свою семью, которая осталась в Венесуэле, и она показала нам, как прячет деньги в волосах. Иначе пограничники просто конфисковали бы эти деньги. Она прятала деньги в обуви, она даже меняла деньги на золото и перевозила его через границу на себе, при этом она надеялась, что пограничники посчитают, что она слишком бедна, чтобы позволить себе носить настоящее золото. Нам также стало известно о сети доверенных людей, исполняющих роль компаний и некоторых институтов. По мере того как экономика рушилась, а правительство как бы самоустранилось от дел, доступность основных ресурсов и услуг по традиционным коммерческим каналам сошла практически на нет. И чтобы заполнить этот пробел, появились эти динамические сети, часто это цифровые сети, посредством которых люди занимаются поиском товаров, покупают или продают товар, у меня тут есть пара картинок со статусами Whatsapp... Я даже не знал, что в Whatsapp есть такая функция. Это как истории в Instagram, люди вступают в группы выпускников школы или выпускников колледжа, или какие-нибудь другие группы, и таким образом появляется группа доверенных лиц, где пишут посты вроде: «Хей, у меня есть порошковое молоко на продажу» или «Продам $20», или «Продам эту сумму в боливарах за $100...» Вот как там сейчас ведётся коммерция — всё по таким доверенным каналам. Часто в нашем криптовалютном мире мы говорим, что криптовалюты снимают необходимость в доверии... Но в Венесуэле дела обстоят так, что доверие необходимо как никогда. Все, кто пользуется Bitcoin, узнали о нём от друзей, которым они доверяют, или же пользовались LocalBitcoins, сервисом, позволяющим одним людям доверять другим людям, которых они совершенно не знают, и использующим систему эскроу-счетов и рейтинговую систему. Таким образом, вопрос состоит в том, как можно добиться доверия и уверенности в новых финансовых продуктах и инструментах? Я часто слышу словосочетание «не требующий доверия», и как технический специалист я понимаю, с чем оно связано, почему это важно... Но нам всё равно необходимо добиться доверия и нам пора начать говорить о необходимости пробуждения веры у остальных людей.

    Я бы хотел закончить тем, с чего начал. К сожалению, зачастую нам очень хочется верить в то, что несколько строк кода способны решить ряд действительно сложных человеческих проблем, но также зачастую от этого меняется всего лишь часть системы. Это всё, что я хотел сказать. Спасибо. Ваши вопросы, пожалуйста.

    Конец презентации

    Вопрос из зала: Недавно LocalBitcoins избавились от всех денежных операций в личных транзакциях на своём веб-сайте... Как, по-вашему, это скажется на Венесуэле, и не кажется ли вам, что большую часть теперь перехватят доверенные сети, или же вам известно что-то ещё, о чём не знаем мы?

    Ответ: Да, хороший вопрос... LocalBitcoins в Венесуэле редко используется для проведения личных транзакций. Я вообще никогда не слышал, чтобы их услугами пользовались лично. В Венесуэле большинство транзакций производится путём банковского перевода. Поскольку наличные просто невероятно обесценились... они также крайне редко встречаются. Их не так просто достать. Вероятно, вам понадобится целая тачка денег, чтобы купить что-то незначительное. Поэтому всё делается путём банковских переводов. И в Венесуэле тот, кто пользуется LocalBitcoins, вероятнее всего, зайдёт онлайн и найдёт кого-то с высоким рейтингом, близким к 100% положительных отзывов, и со множеством уже проведённых транзакций, и транзакция будет проводиться полностью в цифровом формате.

    Вопрос из зала: Какой из способов поддержки стал бы лучшим для вашей работы?

    Ответ: Если честно, на данный момент наилучшим способом поддержки будет простое отслеживание нашей деятельности через Twitter. Мы — очень молодая организация, то есть наша организация была основана осенью 2018... а проект был запущен в январе. Мы реализуем что-то вроде конференцсвязи, пишем о результатах наших исследований и делимся ими с нашими клиентами... но мы не уверены в том, что получится, поэтому сейчас лучше всего следить за нами через Twitter. Да.

    Вопрос из зала: Какова миссия Open Money Initiative [неразборчиво]?

    Ответ: Мы в основном занимаемся прикладными исследованиями разрушающихся экономик с закрытыми... или разрушающимися монетарными системами в условиях закрытой экономики. Таким образом, это наш первоочередной подход к определению нашей миссии. Фактически данный проект появился ещё до создания Open Money Initiative... я встретил двух своих соучредителей, Джил Карлсон и Алехандро Мучато, некоторые могут знать их, а некоторые могли слышать о них... Все мы познакомились через Twitter и пришли к идее, с которой и началась моя работа, к идее глобальной дизайнерской фирмы... И мною был предложен этот проект, а OMI стала обёрткой, на которой было написано «как мы сделаем то, что считаем важным, и к чему серьёзно относятся другие люди...» Так что мы — молодой и растущий проект... надеюсь, что это именно так... Я ответил на ваш вопрос?

    Вопрос из зала: Хорошо, приятно, наконец, услышать третьего члена команды, я слушал Алеханро и Джо во многих подкастах, так что спасибо, что пришли и пообщались с нами... двумя примерами, которые я привожу людям, когда речь заходит о криптовалютах, являются рынки с их гиперинфляцией, а также ведение бизнеса на таких континентах, как Африка, когда вы переводите деньги посредством SMS сообщений. Учитывая, как глубоко вы изучили Венесуэлу и проблемы, связанные с гиперинфляцией в этой стране... Планируются ли какие-либо исследования или проекты в Африканских странах? В частности, планируется ли исследовать, как Bitcoin и криптовалюты, в целом ориентированные на обеспечение анонимности, могут помочь ведению бизнеса, а также проведению соответствующих транзакций? Или же вы собираетесь продвигать эту венесуэльскую линию?

    Ответ: В настоящее время мы сфокусированы на этом проекте. Безусловно, нам бы хотелось изучить другие страны, побывать в других местах, провести исследования в области человеко-ориентированного проектирования, но в данный момент мы сфокусированы конкретно на этом.

    Вопрос из зала: Вы много говорили о вашем проекте, что было довольно интересно и произвело глубокое впечатление... Не могли бы вы всё как-то подытожить... Есть ли какие-то улучшения, которые люди... или, знаете, может, есть какое-то доступное решение, которое помогло бы распространению идеи или улучшило бы жизнь людей в Венесуэле?

    Ответ: Есть пара вещей, которые приходят на ум. Я пытаюсь думать в контексте криптовалюты Monero... и... если честно, локальная ликвидность, пожалуй, является наиболее важным фактором. Поэтому когда я думаю о тех людях, с которыми мне довелось встретиться... Bitcoin или Monero, или любая другая криптовалюта, и я говорю Bitcoin, потому что она наиболее известна, так ведь? Но фактически никто не знал ничего о других криптовалютах, кроме Petro, которая является правительственной скам-монетой, не обладающей локальной ликвидностью... получается. Мы имеем дело ещё с одной финансовой силосной ямой, правильно? И многие пытаются бороться с этим. В Венесуэле они уже находятся в финансовой яме с наличностью или со своим банковским счётом или же они хранят деньги в США, несмотря на трудности, связанные с переводом денег за границу... И вот что действительно выделяет LocalBitcoins — они локализовали ликвидность. И это, на мой взгляд, очень важно, поскольку если вы пытаетесь привлечь людей к новому цифровому финансовому продукту или облачному банкингу, если это можно так назвать... люди очень быстро должны почувствовать реальность такого продукта. У них должна быть возможность использовать его и понять, что он реален. Или же получается, что они имеют дело с какой-то эфемерной цифровой валютой, в то время как они привыкли к наличным, которые они могут потратить где угодно. Нам необходимо найти способ привлечь людей к использованию криптовалют, чтобы они могли очень быстро воспользоваться ими. И я считаю, что тут всё дело в локальной ликвидности. То есть, помимо базовых вещей, о которых я говорил, наиболее полезным фактором является локальная ликвидность. Если бы я мог одеваться, как Стив Балмер, был бы так же слащав, то я бы вместо рефрена «разработчики, разработчики, разработчики» всё время бы повторял «ликвидность, ликвидность, ликвидность».

    Саранг: Хорошо. Думаю, на этом всё...

    Джамаль: Спасибо.

    Источник: Money at the Edge: How People Stay Afloat in Venezuela

    Перевод:
    Mr. Pickles (@v1docq47)
    Редактирование:
    Agent LvM (@LvMi4)
    Коррекция:
    Kukima (@Kukima)
     
    #1 Mr. Pickles, 12 сен 2019
    Последнее редактирование: 14 сен 2019
    TheFuzzStone нравится это.
  • О нас

    Наш сайт является одним из уникальных мест, где русскоязычное сообщество Monero может свободно общаться на темы, связанные с этой криптовалютой. Мы стараемся публиковать полезные мануалы и статьи (как собственные, так и переводы с английского) о криптовалюте Monero. Если вы хорошо владеете английским (или можете писать собственные статьи/мануалы) и хотите помочь в переводах и общем развитии Monero для русскоязычной аудитории - свяжитесь с одним из администраторов.