Перевод Старая гвардия интернета

Тема в разделе "Статьи", создана пользователем Mr. Pickles, 17 авг 2019.

  1. Mr. Pickles

    Команда форума Модератор Редактор

    Регистрация:
    11 сен 2017
    Сообщения:
    534
    Симпатии:
    199
    «Я принял самое непосредственное участие в событиях, которые значительно сократили полномочия среднего административного звена, и в результате которых в руки совершенно других людей попали мощные информационные инструменты».

    Ли Фельзенштейн
    1.jpg
    Вчера вечером после ужина я прогуливался по «Лагерю децентрализованной сети» (Decentralized Web Camp), когда заметил пожилого седого человека, который шёл чуть позади и кричал: «Скоро начало кружка старожилов! Приглашаются все те, кто занимается компьютерами уже 30 лет и более!» Я остановил его и спросил, можно ли туда прийти и молодым людям, чтобы послушать. «Конечно же! Ведь нет никакого смысла всё это рассказывать самим себе».

    Итак, мы собрались вокруг старожилов и стали слушать, как они предаются воспоминаниям. Человек, собравший всех, вёл беседу. До меня не сразу дошло, что это был Ли Фельзенштейн, который установил первый компьютер с публичным доступом в Беркли и который помог в создании Компьютерного клуба Хоумбрю, HCC, послужившего инкубатором для Apple и, собственно, персонального компьютера. Он вёл разговор, пользуясь своими навыками, полученными за годы модерации встреч HCC. Я читал о нём в книге Стивена Леви «Хакеры». Иногда приходит понимание того, что эта история — это не что-то, произошедшее где-то в другом месте, это история, которую мы проживаем по сей день.

    У меня нет полной записи того разговора, но я поделюсь отрывками, которые были мною записаны, попытаюсь уместить квинтэссенцию многих лет опыта в несколько строк. Некоторых говоривших я назову по имени, других же называть не буду просто потому, что не уловил их имён. Я читал некоторые из этих историй в книгах, но совсем иное услышать их от непосредственных участников событий, сидя в стареньком складском помещении и попивая вино из термоса.

    Марк Грехем: «Мы обнаружили аккаунты Nazi в сети fido, и нам показалось, что мирное движение могло бы воспользоваться этим, и мы создали Peace Net на таймшаре».

    Мэри Лу Джепсен: «Тогда единственная работа для женщины в качестве инженера была связана с подводными лодками. Я работала на предприятии, где даже не было женского туалета... можно по-разному смотреть на то, как меняется мир. Биологически мы те же, что были 10 000 лет тому назад. Возможно, единственное, что мы в силах изменить, мы изменим через технологию. Культура меняется, и это изменение может быть вызвано технологией».

    Ли: «Если политика является искусством возможностей, то кто определит возможное?»

    Брюс Бомгарт: «Мы можем сделать это. Поэтому на нас лежит ответственность».

    ... : «Когда мне было 8 или 9, я убедил нашего учителя взять нас на экскурсию на компьютерное предприятие. Когда я вернулся домой, я рассказал об этом своей маме, и она ответила, что самыми важными изобретениями, сделанными людьми за всё время, были колесо и компьютер. Этот комментарий направил меня на мой жизненный путь». ... : «И с тех пор ты занимался колёсами, ха!»

    Брюстер Кейл: «Кто-то спросил меня, скажи, как мир станет лучше за счёт твоей технологии? И я задумался. У меня было две идеи, одна состояла в том, чтобы попытаться сохранить конфиденциальность, от которой собирались отказаться. Диффи и Ривест работали наверху над своей криптографией, поэтому я решил применить её к телефонным звонкам. Я захотел сделать шифровальный чип, но я понял, что придётся конкурировать с другими возможностями и обеспечить конфиденциальность просто так. Создание «библиотеки всего» стало другой идеей. Я отправился к Джерри Сассману, чтобы поговорить о чипе, и он сказал: «Прояви себя, начни работать, и мы увидим, годишься ли ты на что-нибудь». Это сформировало меня. От меня зависело, будет ли это реализовано. На создание чипа для шифрования, по моим оценкам, было бы потрачено 2000 долларов. Это в 1980. И его купили бы только военные, большие корпорации и мафия. Поэтому я решил сосредоточиться на второй идее. Когда я объяснял идею кому-то ещё, спрашивал, должен ли я заняться какой-то работой в качестве промежуточного шага, мне отвечали, что понимают моё видение, но необходимо идти прямо к цели. К большой цели. Взяться за большую проблему, которую я никогда не смогу решить в течение всей жизни. Каждый сможет работать с тобой над ней, но не на тебя. Иди за Полярной звездой. Это то, чего ты никогда не достигнешь. Я бы сказал, что Dweb попадает именно в эту категорию. Это будет очень сложно, над этим будет работать много людей, и вы не сможете просто нанять людей и найти венчурный капитал для финансирования».

    ... : «Всегда есть элегантный хак, позволяющий изменить мир».

    Дэни О'Брайен: «Напротив компьютерной лаборатории была китайская лавка предметов искусства. На ней я увидел табличку: «Мы не работаем из-за событий на площади Тяньаньмень». Я был занят тем, что скачивал игры, поэтому я вышел, купил газету и прочитал новости. И это был тот момент, когда я подумал: хорошо, вот ты попадаешь в ситуацию, когда вся связь отрезана, всё становится только хуже, и тебе остаётся либо только построить систему, которая бы позволила узнать новости и общаться с другими людьми, либо не делать этого. В этот момент я забросил скачивание игр и решил, что теперь у меня есть более глобальная цель, над которой я буду работать, используя технологию».

    ... : «Мужчины жили в одном здании, женщины — в другом».

    ... : «Эта «колода» перфокарт работала где угодно в мире, кроме Австралии, а всё дело было в проверяющих на таможне. Когда они проверяли вещи, вроде обычных лампочек, то брали на проверку одну случайную. То же самое они делали с перфокартами, а потом клали их обратно, но уже не в том порядке».

    Ли: «Нашей задачей было привнести компьютеры в контркультуру, и как мы сделали это... Это было рядом с доской для афиш музыкантов. Мы обращались к подходившим к ней людям и предлагали воспользоваться нашей электронной доской для афиш. Мы говорили, что используем компьютер. И люди спрашивали, правда ли они могут воспользоваться этим? И пользовались. Большая часть трафика с музыкантских афишных досок перекочевала на наш компьютер, и это стало началом «Сообщества памяти» (Community Memory). Я бы сказал, что мы открыли дверь в киберпространство и нашли его гостеприимным».

    Брюстер Кейл: «Я бы хотел поговорить о начале опенсорса. В лаборатории ИИ Массачусетского технологического института (MIT) вы никогда не подписывали свой код, это считалось наглостью. Вы могли начать файл, но другие потом редактировали и дополняли его. Можно сказать, что мы строили нечто большее, чем мы сами. Всё сводилось к созданию машины, и все мы были этой машиной. В то же самое время был принят закон, закон 1976 года об авторском праве. Это стало трагедией. Он поменял местами желание получить авторское право на необходимость в отказе от него. Теперь всё написанное автоматически защищалось авторским правом. Если всё теперь защищено законом об авторском праве, сказали в MIT, тогда у нас есть авторское право на Лисп-машину. И если у нас есть это право, то мы можем продать её. И они сделали форк рабочей Лисп-машины и продали его Symbolic, и тут начались расхождения. Гренблат и Столман остались в MIT, чтобы продолжить работу над кодовой базой MIT. Ричард понимал, что произойдёт. Если наш форк не будет поддерживаться у Symbolics, он просто умрёт. Создание форка было насильственным деянием. Есть всего лишь несколько известных мне хакеров, подобных Ричарду Столману, он писал безупречный код со скоростью набора текста. Он работал совершенно самостоятельно, стараясь не отставать от своих реально умных бывших коллег, которых похитили из MIT. Травма канала запястья, сон под рабочим столом, он делал всё возможное в течение нескольких лет, и это убивало его. В конечном счёте он сказал, что сдаётся, что мы теряем Лисп-машину. Она уходила компании, которая летала высоко, которая могла покорить мир, и она, по его словам, умирала, и Лисп-машина вместе с ней. Он говорил, что вся работа будет потеряна, и нам нужно найти способ бороться с насильственным характером форков. И тогда им была предложена публичная лицензия GNU (GPL). Эта лицензия является реально элегантным хаком в классическом смысле этого слова. Его идея GPL позволяла людям не только использовать код, но и вкладываться в него. Участвовать на равных правах. С такими договорами, которые необходимо заключить с кем-то ещё. Столман предложил публичную лицензию. Все могут пользоваться чем-то, но должны возвращать что-то взамен. Делиться результатами. Прекрасный, интересный, причудливый юридический хак, который мог быть предложен только компьютерным гиком, необычайно отчаянным. Вот что такое GPL, лицензия, подписываемая вами и обществом. Причудливый хак».

    Ли: «В 1975 и 76 мы пытались опрокинуть трон технологического духовенства... но никто с тех пор не жил счастливо».

    Брюс: «Просто вы получили другое духовенство. Но всё OK».

    Митра Эрдон: «В 89 у людей не было электронной почты. У военных была, но они общались только с военными, и у учёных была, но они говорили только с учёными, а у компаний была своя электронная почта между компаниями. Единственным исключением, людьми, у которых была электронная почта, были активисты. Мы могли отправить сообщение любому другому активисту на планете за несколько часов. В 89 Всемирный банк проводил конференцию в Бразилии. Слетелись представители правительства и пресса, правительство выдавало всякую ложь, а пресса эту ложь публиковала, поскольку не могла проверить факты. Затем активисты прибыли в город и встали против Всемирного банка. Нам утверждали, что дамба была великолепна, а активисты связались с нами, чтобы рассказать реальную историю. Мы написали бразильским активистам электронное письмо, и они в ответ прислали сообщение, в котором говорилось, что реально случилось с дамбой Всемирного банка. Деньги и не приходили в Бразилию, они были направлены подрядчикам из США и на счета в швейцарском банке. Затем дамба должна была развалиться, случилось бы наводнение, и они бы отмыли деньги. Потом был телекс, который делал возможным распространение пресс-релизов, как если бы мы были богаты. Нами был написан код, который позволял нам добраться к шлюзу их телекса через электронную почту. Таким образом, мы смогли отправлять информацию, получаемую от организаций по нашему запросу, как пресс-релизы через телекс. Каждый пресс-релиз шёл от другой организации. Новостные средства массовой информации думали, что все эти телексы о том, что происходит на конференции Всемирного банка, приходят из различных организаций, и понятия не имели, что им пишут одни и те же люди. Мы не знали, будет ли это иметь какой-то эффект. Но на следующий день мы открыли International Herald Tribune, где две страницы были посвящены именно конференции Всемирного банка. Левая страница была вся «пробанковская», она была написана журналистами, которым Всемирный банк скормил свою информацию. Но всё, что было с правой стороны, было написано нами, это были новости от активистов из Бразилии, со всего мира, написанные нами, пятью активистами из Берлина. Это было начала конца подобной отвратительной деятельности Всемирного банка. Им пришлось считаться с социальной устойчивостью — они не стали хорошей организацией, но они уже не могли заниматься тем, чем занимались ранее».

    Разговор постепенно сходил на нет, и в конце концов осталось всего несколько человек, которые просили Ли рассказать больше.

    Мэри: «Здесь не требуется какого-либо приглашения, любой может прийти сюда, и мы будем рады всем, поэтому мы здесь. Первая Dweb была создана Винтом Сёрфом и Тимом Бёрнерсом-Ли, и другими, и они здесь, но также сюда может прийти любой желающий. Так что мы обычные люди, мы родились на этот свет, мы учимся, мы хотим изменить мир, и ты это сделал, Ли. Расскажи им, каково это».

    Ли: «Да, я сделал это».

    Мэри: «Но твои амбиции...»

    Ли: «Вам не платят за это. Стив Джобс хотел вывести меня за дверь. Я просто пытаюсь объяснить, что мы делали с системой открытого доступа в «Сообществе памяти». Джобс только кивал, как болванчик, пытаясь вывести меня из игры. И вот мы дошли до двери, и я просто вышел. Джобс в то время был совершенно запуган концепцией социальных сетей... Люди думают, что мы со Стивом Джобсом были приятелями, что он был членом компьютерного клуба, но постоянно там находился Возняк. Возняк приводил его дважды. На сессии по планированию Джобс просто бегал и пытался слушать все разговоры. Вот как всё было. Меня никто никогда не нанимал».

    Я попросил Ли рассказать нам о первых днях «Компьютерного клуба Хоумбрю».

    Его создали Фред Мур и Гордон Френч, а Ли прекратил проводить встречи, после того как Гордон Френч ушёл. Фред был активистом, который составил список людей, разбирающихся в компьютерном аппаратном обеспечении, и собрал их на встрече. Ли проверил, чтобы все они оставили контактную информацию, а затем отправил её каждому члену группы. Меня потрясло, какое внимание он уделял развитию оптимальных схем информационного обмена между людьми.

    Встречи «Компьютерного клуба Хоумбрю» проходили в форме лекций, но Ли заметил, что люди активно общаются в холле. Он подумал: «Это необходимо перенести вовнутрь. В этом главное». И когда он начал проводить встречи, он задал такой формат, что в начале каждый вставал и говорил, о чём он хотел бы поговорить, и все говорили о том, с кем бы им хотелось пообщаться. А затем комната разделялась на дискуссионные группы по общему интересу. Такая структура, возможно, значительно ускорила разработку ПК, так как предполагала быстрый обмен информацией между первыми любителями компьютерной техники.

    Ли Фельзенштейн сыграл ключевую роль в событиях, изменивших мир, но он не был так хорош в том, чтобы ухватить часть того, что помог создать. Сейчас у него есть страница на Patreon, где он пишет. Многие его посты являются публичными, на случай если вы хотите получить больше информации об истории компьютерной техники из первых рук. Мне нравится, насколько умеренно он описывает своё наследие:
    Источник: The Internet's Old Guard

    Перевод:
    Mr. Pickles (@v1docq47)
    Редактирование:
    Agent LvM (@LvMi4)
    Коррекция:
    Kukima (@Kukima)
     
    Am1n нравится это.
  • О нас

    Наш сайт является одним из уникальных мест, где русскоязычное сообщество Monero может свободно общаться на темы, связанные с этой криптовалютой. Мы стараемся публиковать полезные мануалы и статьи (как собственные, так и переводы с английского) о криптовалюте Monero. Если вы хорошо владеете английским (или можете писать собственные статьи/мануалы) и хотите помочь в переводах и общем развитии Monero для русскоязычной аудитории - свяжитесь с одним из администраторов.